tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Андрей Яхимович — рулевой Цемента: «Я не чувствую себя оторванным от мировой рок-музыки»

Уже не за горами мощный калиниградский фестиваль «K!nRock-2016», на который в числе прочих, самых разных и хороших рок-групп, едут и «зубры» рижского рок-н-ролла — легендарная группа Цемент.

Чем не повод рассказать (а кому-то и просто напомнить) об этом, отнюдь не вчера образовавшемся бэнде? Лучше всего это, конечно же, получится у его бессменного рулевого Андрея Яхимовича. 

Поехали!

— Первая запись группы Цемент состоялась в 1984 году в подвале рижского Дома Культуры «Октобрис». Что вы помните об этом событии? Что это были за песни в плане стилистики, как шёл процесс и какие музыканты принимали участие в записи?

Андрей Яхимович: Что я помню о том событии… Помню очень хорошо, событие было очень простое на самом деле. Был подвал в Доме Культуры. Я попросил пульт у нас в филармонии и, как сейчас помню, десять микрофонов АКГ. Ну, а магнитофоны были, конечно, «самопальные»: улучшенный «Олимп», что-то такое… И записывали так: сначала основную музыкальную часть, а голос и соло-гитары поверху. 

Что были за песни в плане стилистики? Ну, я всегда говорил, что советские композиторы пишут офигенные психоделические тексты. Ну, предположим: «Я рано в море выхожу, за стаей рыб с утра слежу, умело сети завожу, живу на свете — не тужу». Нормально, да? Далее: «Выходят сети из воды, глаза у сельди из слюды». Оззи Осборн отдыхает! И вот я взял тексты советских композиторов, а музыку свою, стилизованную под рок-н-ролл. Настоящий рок-н-ролл, не путать с тем, что сейчас называется «русский рок» — имею ввиду не национальность, а именно стилистику. И вот получился такой альбом, который назвали «С песней пожизненно». Была там, конечно, и парочка своих песен. А музыканты играли следующие: на соло-гитаре Янис Ванадзиньш, бас-гитара — Геннадий Кривченков, ударные — Карл Хламкин (он же Игорь Фоменков, у него сейчас в Москве своя группа), ну и, как говорится, ваш покорный слуга.

— Вы организовали Рижский рок-клуб, были его президентом. Расскажите о создании клуба и его жизни. Существует ли он и в наши дни? Если да, то насколько заметна его роль в музыкальной «движухе» Риги?

— Он стал вторым в Советском Союзе после Ленинградского. Об этом много всего можно найти в интернете, а рассказывать… это долго и нудно. Ну, никаких там особых давлений не было, никто нас в милицию не забирал. Скажу просто: и не запрещали, и не разрешали. Мы существовали сами по себе, что и было нужно: «вы нас не трогаете и мы вас не беспокоим». Тогда было просто с помещениями в ДК. Приходишь: «Мы хотим у вас сыграть». Те начинают кочевряжиться. Тогда пишем «телегу» в комсомол, что молодёжи не дают играть. Комсомол: «Ладно, играйте, только ответственность на вас». Ну вот, в принципе, и все.

Сейчас Рижский Рок-Клуб не существует, он канул в Лету где-то году в девяносто третьем. Это и нормально. Он своё отжил. А потом уже появился кафе-клуб «Саксофон», насколько я знаю, первый в Союзе в плане именно музыкального кафе — и тоже целое поколение выросло на нём. Теперь клубы несколько иные: тогда это был скорее клуб по интересам, а теперь это конкретные помещения. Сейчас в Риге такого как раньше тусовочного клуба, к сожалению, нет. Что ж делать — всему своё время.

— Первым большим фестивалем, на котором выступили Цемент, был «Подольск-87». Какие воспоминания сохранились об этом событии? Тогдашние и нынешние рок-фестивали… Теперь заметно лучше стало с аппаратом, но вот, по вашим ощущениям, не кажется ли, что что-то хорошее ушло, чего-то стало не хватать?

— Насчёт того, что это первый большой, не скажу: мы ведь и до Подольска проводили в Риге фестивали — и Чайф приглашались и Аквариум и Кино и так далее. Каждое выступление Рижского Рок-Клуба было своего рода мини-фестивалем. Ну, а какие воспоминания сохранились о «Подольске-87»… Самые интересные! Потому, что со всего Советского Союза в одном месте собралась вся «шобла». Для нас, рижан, кое-что оказалось несколько непривычным: милиционеры на входе, какие-то «любера» грозились прийти… Но в целом фестиваль был очень замечательный, сама атмосфера какая-то очень… наполитизированная что-ли. Интересные там ребята выступали — и Калинов Мост и Бригада С и Наутилус и Зоопарк, ДДТ — в двух словах обо всём и не расскажешь. 

Если сравнивать тогдашние фестивали с теперешними временами, по той же аппаратуре… Конечно же, сейчас совершенно другой уровень. Но вот отличие огромное тогдашнего от сегодняшнего (это я не ворчу по-стариковски, а действительно замечаю) — тогда знали, ЧТО играют, представляли, ЧТО мы делаем и для ЧЕГО и ЗАЧЕМ мы это делаем. Да, по большей части играли плохо, будем говорить откровенно, отвратительно играли — чисто технически по сравнению с нынешними молодыми ребятами. Это и закономерно: сейчас-то возможностей… Но! Современные, как мне кажется, рок-группы знают КАК играть, то бишь, играть надо хорошо, но совершенно не представляют, ЧТО нужно играть, и это меня, конечно, очень удивляет. Я не могу слушать все эти ремейки Алисы — я имею ввиду, в плане стилистическом. А ведь столько в мире музыки великолепной, на которую можно равняться. 

Могу сказать лично про себя: я не чувствую себя оторванным от мировой рок-музыки. Может, я в чём-то хуже, в чём-то лучше, но я играю рок-музыку. На русском языке — и это не какой-то там «русский рок», как нет, например, никакого «эстонского рока» и так далее. Просто рок-музыка. Если совсем уж коротко сформулировать насчёт того, что ушло хорошее из того, что было — мысль из головы ушла! Тогда само время заставляло мыслить. Хотя… Сейчас переслушиваешь многое: то, что на душу легло, то и мочили. Видимо, душа была такая.

— У большинства слово «Цемент» ассоциируется с монолитностью, надёжностью, крепостью. При этом в составе группы Цемент сменилось около полусотни музыкантов. Не видите ли вы в этом определённой иронии?

— Раньше было в ходу такое жаргонное выражение: «цемент» — это а-ля «Всё окей!», «Чувак, всё замётано!» Так что смысл тут был не в плане какой-то железобетонности, а в том, что слово держишь. Да, сменилось около полусотни музыкантов, но я ведь своё слово держу! Ну, конечно, я вижу во всём этом определённую иронию. Сама рок-музыка иронична, а наш репертуар — тем более. Кстати, это сильно утерянное качество у современных рок-музыкантов. Больше иронии!

— Какой Ваш любимый альбом группы Цемент?

— Не прошло и двадцати пяти лет и фирма (лейбл, как сейчас говорят) «Геометрия» выдала полное собрание сочинений группы Цемент на тот момент. «На тот момент», потому что недавно мы выпустили новую запись — называется она «Альбом 33». Он есть на просторах интернета и можно его скачать. Вот он на данный момент мой любимый. Но Цемент группа концертная и её лучше видеть, чем просто слышать. У нас нет возможности записываться так, как нам хотелось бы: эдак месяц посидеть в студии, сделать двадцать дублей и выбрать лучший…

Ну, а возвращаясь к теме любимых альбомов… «Миграция», альбом, записанный в 1994 году буквально дома. На «Геометрии» сделали ремастеринг и я был дико удивлён, когда прослушал. Спрашиваю: «Ребята, а кто это играет?» Они говорят: «Так это ты!» Вот вам чудеса современной техники! А вообще, насчёт самого любимого трудно судить. Конечно я их все люблю, хоть они, на мой взгляд, и не доведены до конца. Честно скажу, мне больше нравятся концертные записи. Видеоальбом «По чесноку» — вот всё же наверное мой любимый!

— Расскажите о фильме «Дух Риги», в котором вы участвовали. Кто работал над ним, как проходили съёмки…

— Это не фильм, это зарисовка — дипломная или курсовая работа Владлены Янцевич. Молодая девушка, учащаяся на кинематографиста, решила сделать про меня такой документальный фильмец. В общем-то и всё. Дай Бог её таланту и дальше развиваться.

— Не так давно, а именно 22 апреля сего года группа Цемент выступала в Питере на Первом фестивале памяти рок-музыкантов. Это был трибьют-концерт?

— Не совсем трибьют, хотя, конечно кто-то по одной-две песни ушедших ребят сыграл. Хороший такой фестиваль, можно сказать, узкого круга. Было интересно посмотреть, чем «дышат», так сказать, сейчас ветераны. Мне очень понравилось выступление группы Мифы — совсем легенда, я их ещё в детстве слушал. Великолепно выступили, очень стильно. Не молодятся ребята, а именно передают дух того времени, что очень ценно. Также очень понравилось выступление группы Странные Игры. Они наши старые музыкальные друзья, потому, что в Ригу постоянно к нам приезжали, такие ребята очень некоммерческие. 

Дай Бог организатору Игорю. Семёнову, чтоб всё это получилось и на следующий год. На мой взгляд, ошибка этого фестиваля была в том, что мало молодёжи приглашали. Воспоминания не должны превращаться в эксгумацию. 

— Этим летом вы едете играть на «К!nRock». Доводилось ли вам бывать на этом фестивале прежде?

— Нет, не доводилось. Едем туда в первый раз, надеемся, что всё будет хорошо, интересно. Хорошо, что есть ещё энтузиасты этого дела! Я прочитал интервью Андрея Феоктистова и мне понравилась концепция фестиваля тем, что «пивного» хэдлайнера там нет. И правильно, потому что в последнее время фестивали превратились в нечто вроде «Роберт Плант и остальные». Понятно, что конкурировать с раскрученными «звёздами» нелегко да и практически невозможно. В общем — все в Кёнигсберг! Прибалтика должна поддерживать своих.

— Ваша группа много где выступала. А у нас в Таллине бывали с концертами?

— Были мы с выступлением в Таллине. Ох, это было совсем давно, наверное в девяносто втором или девяносто третьем году, воспоминания сохранились самые хорошие, и очень бы хотелось опять выступить. Вот в Тарту, например, мы выступали часто на блюзовом фестивале.

— Что ж, увидимся в августе в Калининграде!

Загрузка...

Сюжеты