«Политкорректор» с Сергеем Середенко: новая конституция Эстонии, Балтийский Форум и попустительство СМИ

Сергей Середенко в BaltNews
© BaltNews.ee

Сергей Середенко

Сегодня — профессиональный праздник, День прав человека.

Коллег и товарищей — с праздником! Сам собираюсь отмечать с огоньком — в пикете у посольства Польши в Таллине с требованием немедленно освободить Матеуша Пискорского. Такое же требование мы прописали в резолюции Балтийского Форума, который прошел в начале недели. Резолюции, к которой участники отнеслись необыкновенно серьезно.

Балтийский Форум, который вот уже шестой год проводит Правительство Ленинградской области, для меня начался и закончился рутинно: по дороге туда — «выборочный досмотр» Алисы Блинцовой, по дороге обратно — «выборочный досмотр» Алексея Есакова. Да так, что автобус его не дождался. Сам же форум оказался насыщенным и интересным.

В первый день состоялась встреча с Уполномоченным по правам человека Ленинградской области Сергеем Шабановым. Встреча, которой я добивался три года. Впечатление — прекрасное: человек совершенно на своём месте. Разговор длился более двух часов, и отпускать омбудсмена народ долго не хотел. Наверно, надо будет написать об этом отдельно, поскольку интересного было рассказано очень много. Но, если коротко, то ленинградский омбудсмен теперь открыт и для обращений соотечественников из Прибалтики. Акцентированно.

Из научной части мне запомнились выступления Николая Межевича, Дмитрия Солонникова и Игоря Павловского. Межевич говорил про «несчастливый год», Солонников — про возможности, которые он открывает, и при этом прекрасно дополнили друг друга. Так, анализируя новую Концепцию внешней политики России, Солонников указал, что «страны Балтии» в ней если и упоминаются, то всего один раз, и то вскользь. Я не поленился и нашёл этот кусок — это п. 71: «Россия выступает за сохранение на севере Европы зоны доверия и стабильности на основе принципа равной и неделимой безопасности. В этих целях Россия развивает практическое взаимодействие с государствами Северной Европы, в том числе реализует в рамках многосторонних структур совместные проекты, учитывая при этом экологические аспекты и интересы коренных народов. Важная роль отводится участию России в кооперации в рамках Совета государств Балтийского моря. Россия выступает за дальнейшее раскрытие проектного потенциала «Северного измерения» и его партнерств как одной из платформ регионального взаимодействия в Северной Европе».

И это — всё. Согласно реплике Межевича, в самой первой концепции внешней политики новой России «страны Балтии» занимали полторы страницы. Почувствуйте разницу.

Треугольник замкнул Игорь Павловский, сказав, что защитить соотечественников в Прибалтике России не удастся. Поэтому — Welcome to Russia! Правозащитники — офигительные герои, но спецслужбы – подлее и круче. Это был финал его выступления, а в начале было про нефть, газ, электричество, войска. Всё перечисленное есть в необходимом количестве у России, и нет у Прибалтики. Остались ещё, правда, контейнерные перевозки, вот их тоже надо бы отобрать. В честной конкуренции, разумеется.

Потому как если не по-честному, то надо признать, что шкуру с русских медведей в Прибалтике уже давно содрали. В частности, российский конфетный бренд «Мишка косолапый» уже дважды проиграл в латвийском суде: «Проще говоря, если данное судебное решение вступит в силу, то конфеты под брендом «Мишка косолапый» станут в Латвии вне закона, будут изыматься из торговли и уничтожаться».

Ещё о Латвии: её покидает посол России Александр Вешняков. По этому поводу rus.delfi.lv выдал пространное и добротное интервью «про чёрные списки, русский тренд, негражданские визы и точку невозврата». Что необычно. Вообще, пресса в Прибалтике на прошедшей неделе… попустительствовала. Неполживый Postimees опубликовал статью Алексея Иванова «Русский должен быть государственным языком Эстонии», которую тот закончил так: «Нам нужна новая Конституция. Надо взять и выкинуть старую и написать новую. Естественно, закрепить в ней сохранение эстонского языка и культуры, движение к прямой демократии, колонизацию Марса — что угодно. Только давайте перестанем использовать в качестве основного закона музейный экспонат».

Не в обиду данному автору будет сказано, что тему эту я знаю несравненно лучше — взять хотя бы тот факт, что моя дипломная работа, которую я написал в 1999 году, называлась «Обоснование необходимости конституционной реформы в Эстонской республике» («республика» с маленькой буквы, потому что так в дипломе).

А ещё я написал книгу «Русская правда об эстонской конституции» и где-то с сотню публицистических и научных статей на эту тему. И мои взгляды, надо сказать, весьма изменились — я считаю, что замена конституции в Эстонии ни к чему не приведёт. Потому что эстонцы оказались наихреновейшими конституционалистами, и из всей конституции они знают только статью 6 — ту, в которой про государственный язык. Всё. Для того чтобы новая конституция оказалась действительной, сначала нужно привить эстонцам конституционализм. Что я и попытался сделать на прошедшей неделе.

Есть на ETV такая передача — Pealtnägija («Очевидец»), которую я с интересом смотрю, когда на неё попадаю. Очень качественная журналистика скандинавского типа — дотошная, объективная и неспешная. И я решил позвонить им и предложить сюжет – старую задумку, которую начал на этой неделе воплощать в жизнь. Речь идёт о том, что Рийгикогу умудрился отменить конституционные городские суды, не меняя при этом конституции. То есть в конституции городские суды — есть, а в новом законе о судах — нет. Их «забыли», объединив с уездными. Которые тоже указаны в конституции, как суды первой инстанции. Так вот: подав в понедельник пять жалоб на решение по Бессмертному полку, согласно которому полиция нас оштрафовала за то, что мы не провели запрещённый полицией же марш, четыре жалобы мы адресовали Харьюскому уездному суду, а одну — Таллинскому городскому. Которого, повторюсь, нет. Но должен быть — по конституции. «И посмотрим, что будет».

Редактор Пирет Ярвис, до которой я дозвонился и рассказал историю про пропавшие суды, оказалась в явном замешательстве. Попросила прислать документы. Я прислал. Заодно уверил её в том, что на помощь Pealtnägija в деле с Бессмертным полком не рассчитываю и не прошу её — знаю, где живу. Мой интерес — в восстановлении городских судов. Точнее, в воспитании в эстонцах конституционалистов, потому как после сюжета в Pealtnägija могла состояться общественная дискуссия по поводу того, могло ли Рийгикогу вот так вот запросто «забыть» целый конституционный институт. (И не могло бы оно «забыть» также, например, институт президента?).

Реакция госпожи Ярвис подтвердила мои наихудшие опасения. Если коротко, то в ответном письме (да-да, «пришлите имейл») она посоветовала мне обратиться к канцлеру юстиции с тем, чтобы узнать «государственное мнение». То есть собственному мнению конституционалист Ярвис не доверяет. Вот же: в конституции есть городские суды, а в законе — нет. Хреновый конституционалист из госпожи Ярвис. И редактор… осторожный.

Раз уж зашла речь про канцлера юстиции, то пару слов и о ней. Русскоязычный Facebook Эстонии тут на неделе возмущался списком «Самые влиятельные госслужащие Эстонии 2016 по версии Delfi и EPL», и прежде всего тем, что русских в нём непропорционально мало. А я бы посмотрел на эстонцев. Самой влиятельной оказалась… канцлер юстиции Юлле Мадизе. Которая, как я недавно писал в ПК, вынырнула, как и новая госпожа президент, из «никто и звать никак». И вот уже — «самая влиятельная». Эстонцы, это вы так шутите?

Короче, Pealtnägija решил не попустительствовать, однако ещё раз на этом поле отметился Postimees. И выдал аж четыре абзаца про дело Бессмертного полка в исполнении аж самого Павла Иванова. А тот решил окончательно закрепить у читателя понимание журналистики по версии Postimees. В которой главное — не факты, а то, что по этому поводу думает сам «журналист». Заканчивает свои размышления мэтр отечественной журналистики так: «За что штраф — непонятно. Для профилактики? Если я ошибся, приношу извинения как наказанным, так и полиции». Очко в пользу Pealtnägija — те хотя бы попросили прислать документы. Зато теперь Postimees может с чистой душой заявлять, что не отмалчивался по поводу общественно значимого события.

Какие страсти по поводу освещения общественно значимых событий кипят в Германии, можно прочитать в полемическом материале Игоря Мальцева. 19-летний «беженец»-афганец во Фрайбурге изнасиловал и убил немку. И — тишина.

«И тогда все заметили, что в самых популярных новостях ТВ, Tagesschau, полное молчание. Один день молчат, второй день. Вся страна обсуждает этот кошмар. Первый канал молчит третий день. К этому моменту даже самые крупные газеты посоветовали начальнику инфовещания ARD сменить работу.

Шеф-редактор ARD-Aktuell Кай Гниффке остроумно объяснял критикам, что редакция не освещает отдельные преступления, тем более районного масштаба: «Вот когда в США полицейские стреляют в афроамериканцев — это часть социальных проблем целой страны, и мы не можем обойти это стороной».

Лучше бы он этого не говорил. Шеф-редактор новостей совсем не понял или сделал вид, что не понимает, насколько преступление во Фрайбурге важней для всего немецкого общества. И уж точно болезненней, чем беспорядки в чёрных кварталах каких-то американских городов».

Так-то вот. Всё, пошёл на пикет. С праздником!

#FREEPISKORSKI