tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Про тернистый путь к знаниям, или Язык санкций для русских школ в Эстонии

Подходит к концу 2016 год. Этот год принёс Эстонии новое правительство во главе с Юрием Ратасом. (Хотя, нет. Год тут не при чём. Юрий Ратас приложил усилия, чтобы стать премьер-министром).

Благодаря новому эстонскому правительству, громче зазвучала тема русских школ Эстонии. Впервые в стенах парламента премьер-министр вынужден отбиваться от вопросов в стиле — «как же так, вы собираетесь чего-то позволить русским?» За прошедший месяц о русских в парламенте говорили 3 раза. Началось ещё с премьер-министра Таави Рыйваса 9 ноября. Тогда реформист Антс Лаанеотс опечалился увеличением доли русскоязычного образования, сведя вопрос к повторению событий 1939-1940 гг. и «предательству независимости государства». Рыйвас ответил, что он неисправимый оптимист и надеется, что в Эстонии всё будет хорошо.

21 ноября Кейт Пентус-Розиманнус начала свой вопрос Юрию Ратасу следующим образом: «Дорогие коллеги, уважаемый кандидат на пост премьер-министра! Минуту назад был поднят вопрос о возведении мемориала жертвам коммунизма и это действительно необходимо довести до конца. Партия реформ безусловно поддерживает вас в этом. Но мой вопрос касается русскоязычных гимназий…» Дальше депутат поинтересовалась планами «повернуть вспять перевод на эстоноязычное обучение в трёх гимназиях». На что кандидат Ратас сказал следующее: «Мы даже договорились провести пилотный проект в четырёх гимназиях. Одна из них находится на Северо-востоке, три в столице. Постановка вопроса идеологически неправильная. Извините, что я так говорю, но это совершенно неверно, что мы желаем повернуть вспять изучение эстонского языка. Мы не хотим этого и об этом не договаривались. Наоборот, этот путь продолжается, и я бы сказал, что мы хотим изучению эстонского языка в хорошем смысле дать больше газу…» (Интересный выбор образа со стороны кандидата. Интересно, как больше газу дать, скажем, в нехорошем смысле?)

Наконец, на прошедшей неделе 7 декабря очередной депутат от Партии реформ Хейди Пурга вспомнила во время своего вопроса, что она гражданин Эстонской Республики и спросила о позиции премьер-министра в отношении заявлений Михаила Кылварта по поводу того, что «в наших местных русских школах будет вновь осуществлён переход к полностью русскоязычной программе обучения». Премьер-министр Ратас сказал, что впервые слышит о русскоязычной программе обучения, однако напомнил, что согласно Закону об основной школе и гимназии (Статья 21) у попечительского совета есть возможность выбирать язык обучения. К сожалению, премьер-министр продолжил традицию предыдущих правительств, использовав слово «исключение». Если заглянуть в Закон, то там нет таких слов как исключение. Подобные слова появляются при попытках власти «держать и не пускать» русских, погружая все дискуссии о положении и правах русской общины Эстонии в язык лицемерия. Применяя слово «исключение» к праву обучения на родном (русском) языке, политики пытаются подчеркнуть, что данное право нечто «из ряда вон», «необычное», а поэтому как бы можно мириться с продолжающимся бесправием в Эстонии.

Вот г-жа Пурга во время наскока на русские школы не забывает, что она гражданин Эстонской Республики. В то же время президент Эстонской Республики Керсти Кальюлайд про позицию гражданина предпочитает забыть. В начале декабря пришёл ответ из канцелярии президента на обращение НКО «Русская Школа Эстонии». Ответ канцелярии (?) / президента (?) был крайне лаконичным. Вслед за благодарностью за сделанное обращение было сказано, что «Глава государства находится в курсе вопросов, касающихся жизни в стране, и высказывает свое мнение в выступлениях, речах и посланиях. Эстония — парламентарное государство и формированием политики в области образования занимаются парламент и правительство республики.»

Да, у нас действительно парламентское государство или, как это ещё называют, представительская демократия, но суть в том, что «представители» теперь откровенно за этим прячутся от представляемых. Президент перестала быть гражданином? Где и что ты говоришь и выступаешь, президент-гражданин? Можно даже переводить стрелки на парламент и министерство, но где твоя позиция?

Правительство сменилось в ноябре. Возможно, что нижеследующий документ министерства образования и науки — плод творчества уже ушедшего правительства. «Годовой анализ министерства образования и науки 2016» содержит 7 ключевых проблем образования Эстонии. Среди них:

1. Молодёжь с низким уровнем образования.

2. Привлекательность профессии учителя.

3. Возможности продолжения образования после основной школы.

4. Участие взрослых в обучении через всю жизнь.

5. Знание эстонского языка «выпускниками основных школ с родным языком отличным от эстонского» (опять нарочное подчёркивание выпадения из «эстонской» нормы).

6. Гендерные различия в образовании.

7. Равный доступ к качественному образованию и эффективное управление образованием. Школьная сеть и финансирование частных школ.

Чем примечателен этот документ. На мой взгляд тем, что в п. 5 помимо прочего заложены карательные методы проведения в жизнь «знания эстонского языка». В частности сказано, что при необходимости могут быть применены «методы контроля и санкций (например, оценивание руководителя школы)». То есть школьных руководителей уже совершенно открыто делают козлами отпущения, в чьи задачи входит указать путь к Знаниям тем, у кого родной язык отличается от эстонского. Для других пунктов-проблем используется менее воинственный язык. Санкции припасены для тех, у кого отличается.

Ещё предстоит выяснить на деле, отношение нового правительства к русским школам. Простым тестированием в этом послужили бы новые решения попечительских советов гимназий о выборе русского языка обучения.

В заключение можно напомнить выводы, сделанные 85 сессией Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации в отношении Эстонии — «продолжать устранение карательных элементов из своего подхода к поощрению официального языка».

Как-то у нашей страны всё никак не получается расстаться с карательными элементами и подходами. Надо помочь.

Загрузка...

Сюжеты