tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

«Политкорректор» с Сергеем Середенко
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: юбилей, чтоб его…

Уже лет десять, как перестал планировать свои сентябри. Начало политического сезона всегда чревато неожиданностями. Теперь к сентябрям приходится добавить «время Тельца» — окончание политического сезона. И тоже — 10 лет. С тех пор, как годовщина «бронзовой ночи» сменяется хлопотами 9 мая…

О своём отношении к явлению, которое я обозначил, как «ритуальный антифашизм», я высказался давно — говоря математическим языком, считаю его необходимым, но недостаточным. В Сети свою давнюю статью «О прибалтийском антифашизме» нашёл только в чьем-то незнакомом ЖЖ, так что не обессудьте. Процитирую:

«Для «отречения» от антифашизма я имел следующие резоны. Первый — реальный дефицит фашистов: сложно быть антифашистом притом, что фашистом себя никто не считает. Возникает творчески тяжело разрешаемая задача: сначала надо доказать имяреку, что он фашист, а потом объявить ему, что будешь с ним бороться, не щадя живота своего. А еще потом — победить.

Антифашизм в Прибалтике сегодня — это георгиевские ленточки, венки, свечи, полосатые шапочки узников концлагерей, повязки «Ночной Дозор», уход за военными захоронениями (если разрешают), пикеты. Но никак — не идеология. Реплики с ночных посиделок в антифашистском лагере: «Мы им там акцию сорвали!», «Мы в Синимяэ тоже засветились» и т.п. Явно — не идеология, а modus operandi. При этом я прекрасно помню, как те же самые памятники навевали смертную протокольную тоску в советские времена. Один пионерский «пост № 1» на Тынисмяги, у которого стояли и «позорились», чего стоил! И только с уходом со сцены коммунистов эти памятники стали нашими.

«Фашизм» для любого русского — слово оглушительного эмоционального звучания. Мобилизационный призыв. Завет предков однозначен: фашистов надо физически уничтожать, как нечто, противное самой жизни. Уничтожать, а не переругиваться с ними в ток-шоу. «Фашистские недобитки» просто вопиют о том, чтобы их добили. «Антифашист» — это воин в священной войне с фашизмом. А не пикетчик, который самим фактом пикета признает, что фашизм уже «прошел», несмотря на заклинания о том, что «Фашизм не пройдет!». Называть кого-то фашистом и не убивать его при этом – унижаться, как мужчине».

Поэтому ни в одном ритуальном мероприятии по поводу 10-летия «бронзовой ночи» я принимать участия не стал, зато пошёл на круглый стол «Дыхание бронзовых ночей: что изменилось за 10 лет?», который модерировал Андрей Заренков (с возвращением!). Стержнем круглого стола стал документальный фильм Олега Беседина «Бронзовый раскол», который настоятельно рекомендую к просмотру.

Первое, и самое яркое впечатление от круглого стола — насколько же вырос профессиональный уровень антифашистов, хотя в этой области дипломов, как известно, не выдают. При этом главное достоинство, оно же недостаток, осталось прежним: ищем правду. Обременяем себя доказательствами, хотя в наше время правда достигается не аргументами, а неустанным повторением своих тезисов. Живя рядом с эстонцами, мы категорически отказываемся этому у них учиться. Вот, наплевав на определение «оккупации», они заявили о том, что были «оккупированы». И 100 000 раз это повторили. И вот уже Ханон Барабанер сравнивает экономические достижения при оккупации и независимости. И оккупация, и независимость — без кавычек.

Выяснилось, кстати, что с Ханоном я спорю давно. Из той же давней моей статьи:

«Непонимание политического свойства своей, особой «русскости» имеет и свои последствия. Так, например, в Эстонии есть существующее с 1999 года Русское Академическое общество, объединяющее 72 членов различных национальностей. Два года назад на собрании ученых разгорелся скандал в связи с возможной причастностью общества к политической деятельности, который невольно спровоцировала министр культуры Лайне Янес. «МК-Эстония» написала об этом следующее: «Ханон Барабанер откровенно признался, что он удивился такой реакции на свое выступление на совете общества. «Ни в коей мере мы не станем политической организацией! Речь идет об активизации профессиональной деятельности. И я призвал научно анализировать актуальные вопросы нашего общества»,  с уверенностью заявил Барабанер. Он считает, что Академическое общество ни в коем случае не должно быть ангажированным. На просьбу уточнить методику ангажированности, Барабанер сказал, что проблема заключается в том, что как только речь заходит о русской организации, то это моментально связывают с политикой». 

Помилуйте, но, если дело не в политике, то зачем тогда Русское сообщество ученых, параллельное Академии наук Эстонии? Что, в Эстонии столько науки, что она в одну Академию не помещается? Или законы Кирхгофа у русских действуют иначе, чем у эстонцев? Эстонское академическое сообщество вытолкнуло из себя всех русских ученых — вот факт, который и собрал воедино в Русское Академическое общество ученых «разных национальностей». И их объединение — это, по сути, корпоративная борьба за свои права и место в науке. То есть – политика».

Характерная примета нашего времени в Эстонии — политические каминг-ауты. То один, то другой «френд» в Facebook заявляет о том, что с сегодняшнего дня он политикой не интересуется и просит его сообщениями на эту тему не беспокоить. Andrey Starikov на примере Литвы объясняет это так, что коллективная психика, уставшая от военной истерии, включила защитный механизм. Несмотря на то, что в последнее время в Литве активно публиковались памятки по сопротивлению «российской оккупации», для граждан штамповались методички по борьбе с «зелеными человечками», а Департамент госбезопасности республики даже запустил телефон доверия, чтобы бдительные граждане имели возможность донести на своих неблагонадежных соседей — агентов Кремля. И все зря. Деньги, потраченные на милитаризацию сознания населения, улетели в трубу. Рядовые литовцы настолько привыкли к разным учениям, маневрам и страшилкам, что просто игнорируют их.

Но вот нащупать за этой апатией позицию — сложно. Вот Николай Караев не по праву, а по должности журналиста тоже написал мемориальную статью, и, в частности: «В контексте бронзовых ночей мне особенно противны любые попытки ополитизировать апрель 2007-го, использовать и его в очередной грязной политической игре. Подчеркиваю: любые попытки. Что с той стороны, что с этой. Чума на оба ваши дома, товарищи. Я не намерен выбирать сторону. Просто потому, что то, что вы собой представляете, для меня – не стороны вовсе». Как я понимаю, одна сторона — это Ансип с подельниками, другая — я со товарищи. Одни, которые не фашисты, и другие, которые не антифашисты. И чума на нас всех. Хорошо. Только вот собственно караевскую позицию я никак нащупать не могу. Где она? А вот где: «Мои баррикады — между сильными и нормальными мира сего. На всякий случай скажу: я — с нормальными».

А «норма» — она какая? Ну, прекрасная — это само собой. Но — какая? Вот «оккупация» — она как, с кавычками или без? Норма для Ханона Барабанера — без. Для меня — с. Неужели так сложно понять, что в расколотом обществе никаких «норм» нет и быть не может?

И даже хрен с ней, с «оккупацией». Тут качественные оценки, а с ними тяжело. Давайте возьмём пример попроще, с количеством. Вот Алексею и Элине Есаковым на границе устроили очередной дискриминационный досмотр. С изъятием. «По словам Есаковой, они с мужем намерены обратиться за консультацией к юристу касательно произошедшей ситуации. Она хочет получить документы и объяснения от Налогово-таможенного департамента, на основании чего были изъяты вещи».

«К юристу» — это ко мне. Читаю присланный мне документ. А там:

«Описание прошедшего при досмотре контроль товара:

1. знамя, общее количество 1 Штучное количество, в качестве упаковки Не упакован или без упаковки (0,010 кг) — 1 шт. Причина задержания: Превышение количественного ограничения на ввоз».

Вот ведь задачка! И никаких указаний на «нормы ввоза». Одно знамя — это больше, чем разрешено. Значит, разрешено — ноль, то есть запрещено. Но речь не идёт о ввозе запрещённого «товара», речь идёт о «превышении количественного ограничения на ввоз», то есть ввозить можно, но не больше определённого количества. Не больше ноля. Это — «норма», и Караев — с «нормальными». И у него там баррикады…

Между тем, решение вопроса «нормальности» в наше время сродни высшему пилотажу. Вот в прошлую субботу состоялась манифестация против Rail Baltic, за которую вдруг начали агитировать правящие центристы, в частности, Кадри Симсон и Эркки Сависаар. А основной костяк выступавших на митинге — из EKRE. А я на этот митинг призывал. На неделе Facebook услужливо подсунул мне агитку этой EKRE:

«Если выберете нас во власть, то:

Ужесточим наказание за антигосударственную деятельность, а также за деятельность, наносящую вред суверенитету и интересам Эстонии,

Запретим публичные мероприятия, на которых история Эстонии отражается с позиций советского пропагандистского вранья,

Восстановим самостоятельную пограничную стражу и дадим каждому самоуправлению по полицейскому констеблю».

А?! Ух! Бери и неси прокурору… А тот скажет: а что тут такого? «Деятельность, наносящая вред суверенитету Эстонии» вообще не существует, потому что Эстонская Республика, в отличие от Эстонской ССР, «суверенной» никогда не была, а была и остаётся — «самостоятельной». Что это значит — не спрашивайте… А что касается обещания запретить права человека в виде свободы собраний, так и тут неувязочка… Открываем Закон об охране порядка и читаем:

«Статья 58. Публичное сборище

(1) Публичным сборищем является публичное собрание или публичное мероприятие.

(2) Публичное собрание (в дальнейшем собрание) — это совместное нахождение людей в публичном месте с общей целью сформировать или выразить свои настроения.

(3) Публичное мероприятие (в дальнейшем мероприятие) — это происходящее в публичном месте и открытое для общественности увеселительное мероприятие, соревнование, представление, торговое мероприятие или иное похожее совместное нахождение людей, которое не является собранием».

Видите? На свободу собраний никто не покушается, запрещены будут только мероприятия, которые не входят в каталог прав человека… Так что и волноваться не о чем… А что до «позиций советского пропагандистского вранья», то ведь их же и запрещать не надо, можно просто провести контракцию. Как, например, в Латвии, где 9 мая будет проведён пикет против празднования Дня Победы. Всё цивилизованно…

Что не вошло в выпуск? Да, почитай, ничего не вошло, потому как публикаций на тему этого печального юбилея было очень много, и большинство из них — стоящие.

А вот что не могло не войти, так это печальное известие о смерти Иона Дегена, автора одного из самых пронзительных стихотворений о войне:

Мой товарищ
в смертельной агонии,
не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею
ладони я
над дымящейся кровью
твоей.
Ты не плачь, не стони,
ты не маленький,
ты не ранен, ты просто
убит.
Дай на память сниму
с тебя валенки,
нам еще наступать
предстоит.

Этому стихотворению можно и нужно ужаснуться. А потом — принять. Как «норму» военного времени, «норму» фронтового товарищества, «норму» подвига.

#FREEPISKORSKI, Артем Скрипник, Владимир Поляков, Александр Краснопёров, Константин Никулин

P.S. По данным, которые я не смог и не успел проверить, при перевозке был избит вохрой Матеуш Пискорский.

Загрузка...

Сюжеты