tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Про реформистскую молодежь и её анекдотичный образ мысли

Реформисты не просто скучают по власти. Складывается впечатление, что в оппозиции они находиться просто-напросто не умеют. Причина очевидна даже тем, кто не особо-то разбирается в политике.

Партия реформ «рулила» Эстонией с 1999 года, пусть не единолично, но «при власти» она была всегда. При этом, с 2003 года реформисты «задавали тон» в политике правительства. 

За это время состав партии существенно обновился. Ну еще бы он не обновился, 15 лет прошло. Иных уж нет, а те в Брюсселе. А когда партия находится у власти, то «молодой поросли» умными быть вовсе не обязательно. Достаточно делать громкие заявления и разделять идеологию, не очень-то в нее и вникая. Все это наложилось на какое-то совершенно мне непонятное стремление эстонцев копировать исключительно внешнюю атрибутику любого явления, эдакое позёрство  как национальная черта характера. 

Пока «достойная смена» осваивала «Краткий курс эстонского праволиберала», делая громкие заявления о том, что «свобода лучше чем несвободы наличием свободы» в глаза это не очень бросалось. Ситуация изменилась после 2007 года, когда эстонские политики увидели, что «общенародную поддержку» можно получить банально «дав русским по мордасам» под дурно пахнущие лозунги. После этого экономическая компонента стала все больше отходить на второй план. Знаменитое «нам транзит не нужен» реформистская молодежь сочла едва ли не руководством к действию. Приблизительно тогда же окончательно сформировалось «две Эстонии» — Эстония богатых и успешных и Эстония всех остальных. 

И тут была пройдена «точка невозврата». Так как в клуб «успешных» проще всего было попасть через красивые популистские лозунги про успешную Эстонию, некоторые начали искренне верить в то, что эта самая успешность — она навсегда. С телеэкранов под «лейблом» Партии Реформ стали вещать и вовсе уже анекдотичные персонажи. Все закончилось премьер-министром Рыйвасом, а потом реформисты и вовсе оказались не у дел. 

В итоге отсутствие позитивной повестки стало бросаться в глаза всем. На данный момент реформисты в основном занимаются тем, что пытаются обвинить своих политических оппонентов в пророссийскости все более и более странными способами. На большее у них банально не хватает фантазии. В партии остался только один старый популист Юрген Лиги, который хотя бы пытается разговаривать на другие темы, но и он делает это довольно-таки неубедительно, разве что слабость некоторых оппонентов его и спасает. Любой более-менее умеющий дискутировать оппонент Лиги «размажет тонким слоем». 

Одна надежда на «папину дочку» Каю Каллас и «семейный подряд». Ведь «семейный подряд» это так «логично» для партии, члены которой называют себя реформистами, а не консерваторами. Выборы 2019, помимо прочего, могут показать количество «прекраснодушных оптимистов», готовых в 2019 году голосовать за обещания, которые и в 1999 году звучали как-то не очень убедительно. Ну а некоторые тезисы, такое ощущение, что и вовсе из 1989 года заимствованы. 

Выглядит все это откровенно жалко, но придумать что-то оригинальное лидеры Партии Реформ на данный момент уже не в состоянии. Разучились думать. А некоторые, поговаривают, и изначально не умели.

Загрузка...