tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Что там новенького? Прошедшая неделя в зеркале эстонских СМИ (10-17.04.2018)

Читатель, говорящий на русском языке, имеет право и должен знать, что на самом деле происходит в умах эстонцев, что и как им преподносят пресса, радио и телевидение, как на деле формируется взгляд на мир у эстонской общины нашей страны.

Когда пресса забита сообщениями о событиях далеко от Эстонии – бомбардировка Сирии, поддержка премьер-министром Ратасом и его коллегами действий союзников на Ближнем Востоке, а также прочей дребеденью, ясно: внутренние проблемы или все решены, или они настолько паршивые, что лучше глушить их международными делами.

Дело швах: для покрытия дефицита бюджета надо найти примерно 130 миллионов евро. Хотя… они же на дороге валяются, для нас это – тьфу. Цены на топливо опять скакнули вверх. И машин на дорогах меньше не стало. Значит, живем? Денег нет, но вы крепитесь, здоровья вам!

А народишко поскулит и перестанет. Привыкнет.

Но не все так плохо в нашей державе.

Ежегодник Полиции безопасности

В День космонавтики, как и обычно, выпущен в свет ежегодный отчет КаПo за прошлый год. В нем, опять же, как и обычно, все традиционно излагается на эстонском языке. Это прекрасный стимул изучать государственный язык для тех, кто хочет читать первоисточники.

Отмечу: первоисточник, а не цитаты в русских изданиях. Ведь будем честны и справедливы по отношению к себе: подавляющее большинство судит о содержании ежегодника по взятым из контекста фразам, цитаткам, которые предоставляет читателю то или иное русскоязычное издание – портал, газета, телевидение.

Порой наши оппозиционные СМИ на русском языке или сайты EKRE на эстонском привычно «машут метлой» в сторону ежегодника. Читатель глотает эти пилюли ненависти или откровенной глупости: мол, опять капошники (дураки, разумеется) всякую фигню написали, чего им зарплату зря платить. Или на государственном – «Kapokased kirjutasid jälle kõik mõttetuks, nad ei saa palka maksta» (Из высказываний горячих парней из Консервативной партии).

И это печально и грустно, когда, не зная броду суются в воду. Когда, не имея собственного мнения, «бьют барабаны, идут бараны».

Помните анекдот: «Сема, вы ходили на концерт Паваротти?» «Ну шо вы, это такая ужасная гадость!» «Так с откуда вы знаете, если не ходили?!» «Да мне Рабинович по телефону напел!».

Так что чем дальше мы живем, тем более зависим от того, что нам подсунут, подложат и напоют. А самим прочитать ну никак невозможно. Язык-то «вымирающий» и «болотный». Чего им владеть? А надо бы.

Опять же хохма, хотя и чуть про иное. «Вы слышали? Доллару крышка, он упал!» «Ой, чтоб у вас так стояло, как он двести лет падает!».

Мы не станем тут вам переводить отдельные пассажи из ежегодника. Места нет, да и задача не наша. Да и уподобляться цитатнику Мао не будем.

Но верить вот так, на слово, русскоговорящим хитрюгам, что сами-то «вражеский» язык знают, а читателю выдают собственную кулинарную выпечку, плюс свои же комментарии и тут же выводы… Взрослым умным людям как-то совестно полагаться на маститых умельцев.

Да, вполне возможно, что там написано нечто что нам не по нраву. Но убедиться надо самому. А не доверять любому толмачу с улицы. Или с дивана удобнее воевать, а уж языком молоть – одно удовольствие?

Ежегодник Полиции безопасности – штука обоюдоострая. И составителям приходится на елку влезать и не ободраться, и народу приходится разбираться: а что дальше будет… Но самим разбираться неохота или времени нет, или «этот язык знать – себя не уважать». Такая вот дилемма – to be, or not to be.

Я, господа, не за капошников заступаюсь. Им моя защита нужна, «как в бане лыжи» (с). Я вот думаю: народ, запустивший в космос первый корабль с человеком на борту, да что там зажиматься и стыдиться – давший миру рецепт водки (Менделеев), и много еще чего, вдруг пасует перед надуманной проблемой – изучением языка не для дяди, а для себя. Мы что, тупые все, что ли?

Да быть того не может.

Небывалое событие в новейшей истории Эстонии

После двух месяцев забастовки на Раквереском мясокомбинате трудящиеся вернулись на работу. Это труженики скотобойни, которым все-таки повысили зарплату.

(Заметим мимоходом, что спасателям поднимут зарплату на 20 процентов, а полицейским – на 10. Но это иная тема, ибо это государственные служащие).

Забастовщиков представляла Конфедерация профсоюзов, работодателя – представители владельца предприятия компания HKScan Estonia. Они также подтвердили, что заработная плата повышена и многим другим рабочим. Хотя и очень ненамного.

По словам представителя профсоюзов Артема Архангельского, наибольший рост зарплаты – на восемь процентов, — получили забойщики скота. После этого, утверждает Архангельский, число желающих стать членами профсоюзов выросло.

Представитель HKScan Estonia Анне Мере, говорит, что «профсоюз и работодатель были равноправными партнерами за столом переговоров. Соглашение достигнуто», и что еще можно сделать, Анне Мере не представляет.

Переговоры забастовщиков Раквереского мясокомбината с владельцами в целом шли шесть месяцев. Утверждают, что с мертвой точки дело сдвинулось, когда забастовали работники самого чувствительного участка производства – скотобойни.

И это прецедент, это вообще-то в новейшей истории Эстонии событие небывалое – затяжная забастовка, включение в переговоры профсоюзов, приход к взаимоприемлемому соглашению.

…Неужели мы научимся цивилизованно решать спорные вопросы? Остается вопрос, а на какие деньги существовать бастующим. Америка начала прошлого века пришла в Эстонию… Борьба труда и капитала. Только там потом профсоюзы возглавила мафия. У нас таковой нет. Но уроки истории учитывать надо. А вдруг?

Загрузка...