tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Без басен о гигантских заводах: про диалог о будущем лесов в Эстонии

В последнее время широкое внимание привлекает борьба жителей Южной Эстонии против целлюлозного завода.

Общественность в Эстонии заняла совершенно четко отрицательную позицию в отношении гиганта, загрязняющего реку Эмайыги и Чудское озеро, а также воздух в Тарту и его окрестностях, измельчающего в год 6 миллионов кубометров лесоматериалов. И это, несмотря на обещания некоторых бизнесменов и политиков, что завод станет подлинным мотором развития промышленности в Южной Эстонии. 

Наряду с экологическими проблемами, в качестве аргумента против строительства завода выдвигается и то обстоятельство, что он окажет губительное воздействие на леса. Защитники природы утверждают, что слишком уж стали довлеть в наших пейзажах сплошные вырубки, слишком часто мчат по дорогам навстречу до отказа груженые лесовозы. Тревога за будущее отечественных лесов нарастает, и, в свете этого, возможности сторонников создания завода тают на глазах, потому что народ, когда речь идет о темах, связанных с лесом, давно уже не верит основанным на фактах доказательствам, а исходит в основном из эмоций. Гослесцентру и министерству окружающей среды некого в этом винить, кроме собственного высокомерия и нежелания вести открытый и проникнутый заботой диалог о будущем нашего леса.

Тарту – не единственный очаг напряженности, где люди выступают в защиту родного леса. Другое такое место – Нарва-Йыэсуу, где жители решили воспротивиться планируемой Гослесцентром рубке в лесном поясе курортного города. Собираются подписи под петицией с требованием взять окружающий лес под охрану.

Тревога обитателей Нарва-Йыэсуу, как две капли воды, похожа на те страхи, которые заставляют действовать тартусцев и окрестных жителей – это неизвестность и недоверие. Вместо того, чтобы обсудить с населением будущее леса и снять страхи, Гослесцентр посылает в Нарва-Йыэсуу непонятные сигналы, будто можно через несколько лет и начать вырубку, а можно и не начинать. Это несерьезно. Зачем крутить и изворачиваться? Неизвестность, недостаточная информированность о том, что на самом деле происходит в лесах Эстонии, и служат причиной, почему собираются подписи, звучат протесты и ругань в адрес правительства. Непонятным остается, почему наши чиновники так упорно не желают спускаться из своей башни слоновой кости и общаться с людьми как с равными?

Лес в Эстонии никуда не исчезает

Картину, будто лесу в Эстонии угрожает серьезная опасность, создается настырностью лесоразработчиков и легкостью, с которой выдаются разрешения на рубку. Гораздо удобнее валить лес как можно ближе к магистралям, чтобы не надо было для вывоза его трястись по рыхлым и требующим затем восстановления проселочным дорогам. Если приведение в порядок делянки затягивается на годы, складывается впечатление, что вот таким, расхристанным, выглядит в Эстонии весь лес. Эту картину видят сотни тысяч проезжающих мимо, у которых она вызывает жалость: вот какую красивую рощу спилили дочиста! Эмоции закипают, и нечего удивляться потом, когда мы видим в каком-нибудь красивом лесу приковавших себя к дереву активистов, пытающихся таким образом воспрепятствовать вступлению в дело харвестера.

А на самом деле, пока лесу в Эстонии ничего не угрожает. Да и люди, орудующие в лесу пилами, как правило, вовсе не враги природы – они просто работают, что совсем не означает, что лес в результате исчезнет. Просто это означает конец одного цикла и начало другого. Не забудем, что при правильном ведении дела лес – это восстановимое природное богатство.

На состояние леса в Эстонии жаловаться не приходится

Хотя мы по уровню облесения со своими 51% отстаем от Финляндии, где лесом покрыты прямо-таки две трети территории, но по богатству лесом входим в число ведущих стран Европы. До сих пор нам удавалось наше зеленое богатство использовать по-хозяйски. Давайте продолжать столь же сбалансированно!

В прошлом году лес рос у нас на 2 330 600 гектарах, что значительно больше, чем в 1942 году, когда лес покрывал 1 473 000 гектара угодий, или в 1958 году, когда площадь под лесом сократилась до 1 420 000 гектаров. За последние два года площадь под лесами увеличилась более чем на 20 000 гектаров. Объем рубок в минувшем году составил около 11 000 000 кубометров, а прирост древесной массы — 14 100 000. Как видите, мы – в плюсе. Леса меньше не стало, он по-прежнему захватывает все новые пахотные угодья и вымирающие деревни.

Долой гигантоманию и высокомерие!

Нашему в общем сбалансированному лесному хозяйству угрожают гигантомания и наглость. Если мы добавим к нынешним вырубкам требуемые для тартуского сверхзавода 6 миллионов кубометров древесины, то увидим, что сразу оказываемся на три миллиона в минусе. Если государство легкомысленно предполагает дать разрешение на уничтожение на корню важных лесов, таких, как в Нарва-Йыэсуу, то это приведет к утрате доверия  лояльных граждан, а это потеря, которую прибылью от продажи древесины не покрыть.

Надо начать диалог о будущем лесов без басен о гигантских заводах. Хорошо бы взвесить возможность увеличить территорию находящегося под охраной леса, которая сейчас уже достигает четверти от всех лесов Эстонии. Этим мы предотвратим сплошную рубку в важных для местных жителей лесах. Прекратить надо и сплошную вырубку у шоссейных дорог, надо повсеместно переходить на более щадящие виды рубки, которые оставляют расти наиболее красивые деревья. Нам надо стать настоящими хозяевами, каждый из которых имеет право сказать свое слово о будущем нашего общего богатства – леса.

Всеволод Юргенсон — член районного собрания Мустамяэ (г. Таллин).

Загрузка...