Европейское газовое кольцо смыкается в интересах России

Установка распорок между трубами и армокаркасами для газопровода "Северный поток ‑ 2"
© Nord Stream 2 / Aксель Шмидт

Борис Марцинкевич

Пожалуй, все это лето новостные агентства были сосредоточены на новостях только вокруг одного строящегося магистрального газопровода – "Северный поток–2", события вокруг остальных новых проектов отошли в тень. Основная интрига известна – уговорят ли проамериканские страны Европы Вашингтон ввести дискриминационные меры против него или нет?

На пресс-конференции, состоявшейся сразу по окончании двусторонней встречи с Владимиром Путиным в Хельсинки президент США, пусть и с явной антипатией, но признал вслух право Германии реализовать проект "Северный поток–2" (СП-2). Разговоры о возможности санкций против него не заканчиваются и поныне, но сами участники проекта уже не обращают на это внимания – все необходимые разрешения получены, специализированные суда уже уложили на дно Балтийского моря первые 300 км труб. Темп работ сейчас добрался до 5 км в неделю, но в начале 2019 года будет увеличен за счет того, что сюда переведут из акватории Черного моря крупнейшее судно в мире Pioneering Spirit. В Черном море это судно-трубоукладчик свою работу завершило – 19 ноября была уложена на свое место последняя труба морского участка магистрального газопровода "Турецкий поток".

Компания Nord Stream 2 AG, оператор строительства СП-2, не проявляет никаких признаков волнения – работы идут в строгом соответствии с календарным графиком, никаких комментариев по поводу всевозможных заявлений политиков не дает. Почему? Дело в том, что они отлично помнят, что в совсем недавнем прошлом Дональд Трамп был крупным бизнесменом, потому мышление его достаточно прагматично. Санкции против СП-2 – они ведь не могут быть направлены против труб и компрессорных станций, это были бы дискриминационные меры против совершенно конкретных европейских газовых компаний, участвующих в финансировании проекта СП-2. Вот пять этих компаний: Engie, Wintershall, Uniper, Royal Dutch Shell, OMV. Ведущие не только европейские, но и мировые компании, контролирующие огромные объемы нефтегазовых ресурсов. Причинить вред их экономическим интересам – это получить пятерых конкурентов любым американским компаниям, реализующим СПГ-проекты. Государство США этим бизнесом не занимается, для Штатов производство и экспорт сжиженного природного газа – самые новые отрасли их экономики. Рынок конкурентный сам по себе, новичков с распростертыми объятиями никто не ждет, а пятерка "грандов" в качестве особо пристрастных соперников только многократно усилит все проблемы.

Премиальный рынок СПГ Азиатско-Тихоокеанского региона таковым будет оставаться еще долго, места на нем значительно больше, потому схватка на европейском газовом рынке совершенно не выгодна. Так что все спокойно, все заняты своими делами – политики произносят слова, газовые компании "работу работают", никто друг другу не мешает.

В Анкаре 19 октября состоялась торжественная церемония укладки последней трубы морской части "Турецкого потока", участие в которой приняли президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган. Событие знаковое – по двум ниткам этого магистрального трубопровода будет идти 15,75 млрд кубометров природного газа в год для Турции и еще столько же для транзита в страны Евросоюза. Но, прежде чем рассуждать о том, каким может оказаться европейский маршрут, стоит припомнить еще об одном событии, которое произошло буквально через пару суток, 21 ноября. В этот день на границе Турции и Греции были состыкованы еще два магистральных газопровода (МГП), ТАР и TANAP, и теперь эту систему МГП можно по праву называть "Южный газовый коридор", ЮГК. 

TANAP, Trans-Anatolian Naturl Gas Pipe, приводит на черноморский берег Турции газ азербайджанского месторождения "Шах-Дениз-2", проходя для этого через кавказские горы, территорию Грузии и дно Черного моря. 16 млрд кубометров его мощности предназначены для того, чтобы 6 млрд кубометров газа остались потребителям Турции, а на границе Греции оставшиеся 10 млрд кубометров будет принимать TAP, Trans Adriatic Pipeline. Маршрут ТАР проходит через Грецию до Албании, по Албании до берега Адриатического моря, после морского участка он выходит на берег Италии. Степень его готовности на сегодняшний день составляет уже 82%.

ТАР завершат к тому же времени, когда будет закончена прокладка сухопутной части "Турецкого потока". Так подробно о ЮГК я вспоминаю вот по какой причине – дело в том, что проект ТАР позволяет удвоить его мощность, доведя до 20 млрд кубометров газа в год. В соответствии с положениями Третьего энергопакета ЕС, любая компания имеет право подать заявку на бронирование его мощности,  чтобы направить по газопроводу имеющиеся у нее ресурсы.

"Газпром" корректно поинтересовался, имеет ли такое право и он, и 5 марта 2015 года получили официальный утвердительный ответ. Если за оставшееся время "Газпром" договорится с турецкими газовыми компаниями о том, что они будут покупать 5,75 млрд кубометров газа дополнительно, то у российского газового гиганта появляется возможность отправить 10 млрд кубометров в Италию. Не вкладывая ни копейки инвестиций, ничего дополнительно ни с кем не согласовывая – просто заявка в адрес Еврокомиссии, и можно проводить стык газопроводов. Официального решения о том, куда пойдет вторая нитка "Турецкого потока", пока никто не принимал, потому описанный вариант забывать не стоит.

Но более вероятен, по оценкам экспертов, так называемый балканский маршрут: Турция – Болгария – Сербия – Словакия – Австрия. Это выгодно всем странам, по которым пройдет МГП.

Это выгодно Австрии, поскольку конечный пункт маршрута – крупнейший европейский газовый хаб "Баумгартен". Это выгодно всей Европе, поскольку в Баумгартен придет и сухопутное продолжение "Северного потока–2", МГП EUGAL. Он начнется на балтийском берегу Германии возле Грайфсвальда, пройдет всю Германию и через Чехию придет в Австрию. Проектная мощность EUGAL – 51 млрд кубометров в год, мощность СП-2 составит 55 млрд кубометров, то есть 4 млрд кубометров будут распределены в самой Германии, а основная часть будет распределяться дальше через Баумгартен.

Поскольку все новые газопроводы в Европе строятся как интерконнекторы, позволяющие организовать встречное движение газа, ЕС получит "газовое кольцо", которое позволит свободно перекачивать газ по территории всей центральной части материка.

Зависимость от поставок российского газа? Ровно такая же, как и зависимость России от поставок европейских денег – совершенно нормальная ситуация в любом бизнесе. Покупатель и продавец зависят друг от друга. "Газовое кольцо" обеспечит ЕС возможность маневрировать потоками газа, ликвидируя любые климатические проблемы, и именно по этой причине Брюссель так стойко сопротивляется любому давлению со стороны США. И именно по этой причине проекту СП-2 так упорно, порой откровенно истерично сопротивляется Польша.

После того, как был построен регазификационный терминал "Свиноуйсьце", Польша могла рассчитывать на то, что сможет отправлять в европейские газовые сети СПГ, как только где-то возникал бы дефицит. Из такого же "бизнес-плана" исходила и Литва с ее плавучим регазификационным судном Indenpendence.

С формированием европейского газового кольца такая возможность исчезнет полностью, поскольку дефицит не возникнет ни при каких обстоятельствах. По оценкам экспертов, к 2030 году потребление природного газа в Европе увеличится на 70 млрд кубометров, одновременно на 30 млрд кубометров уменьшится добыча газа на его территории. Дальше анализ можно выполнить при помощи калькулятора. 55 млрд кубометров будут идти через СП-2, 15,75 млрд кубометров – по второй нитке "Турецкого потока", 10 млрд кубометров будут поступать в Южную Европу по ЮГК из Азербайджана. Итого – 80 млрд кубометров.

Как бы не хватает?

Так ведь это только "как бы" – Евросоюз принял решение по Брекзиту. Англия выходит из его состава, и свои газовые проблемы будет решать самостоятельно.

Создавая "газовое кольцо", ЕС аккуратно соблюдает собственное законодательство, выполняя все требования Третьего энергопакета. То, что при этом не будут работать два небольших СПГ-проекта, польский и литовский – мелочь, на которую никто не будет обращать внимания. Разве что Польша с Литвой, но это станет только их проблемами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме