"Северный поток-2" будет построен, но украинскую "трубу" еще рано пилить на металлолом

© Nord Stream 2

Борис Марцинкевич

Строительство магистральных газопроводов "Северный поток-2" и "Турецкий поток" продолжается, несмотря на бурю политических страстей вокруг них. Время от времени мы слышим от американских политиков о том, что США вот-вот применят к обоим проектам санкционные меры, однако президент этой страны предпочитает не участвовать в этих словопрениях.

Стоит обратить внимание на две даты – хронология событий порой имеет важное значение.

Компания Nord Stream 2 AG, оператор проекта "Северный поток–2" (СП-2), подписала соглашение с пятеркой крупнейших нефтегазовых компаний Европы, в соответствии с которым OMV, Wintershall, Engie, Uniper и Royal Dutch Shell взяли на себя обязательство на долгосрочной основе профинансировать проект на общую сумму 4,5 млрд евро (5 млрд долларов). Вот по этому соглашению деньги аккуратно, в соответствии с графиком, и перечисляются на счета Nord Stream 2 AG, и сам факт этого финансирования и является наиболее уязвимым местом проекта. В США принят закон о санкциях, который позволяет использовать их по отношению к компаниям, который финансируют российские энергетические проекты на суммы, превышающие 5 млн долларов в год. Казалось бы – в любой подходящий момент Дональд Трамп имеет возможность подписать соответствующий документ, и все, дело в шляпе. 

Но это только на первый взгляд все легко и просто, поскольку газовое соглашение подписано в апреле 2017 года, а закон в США был одобрен Конгрессом и сенатом только в июне. Использовать закон задним числом? Так ведь очевидно, что юристы компаний, чьи экономические интересы будут нарушены в случае применения дискриминационных мер, тут же получат распоряжение заняться составлением судебных исков по отношению к кабинету министров Дональда Трама. И шансы на то, что иски будут европейскими компаниями выиграны, практически стопроцентны – в истории западного права случаев применения обратной силы законов никогда не было. Поэтому слова, призывы, декларации политиков, за которые никто не несет ответственности – это одно, а вот практические действия, которые могут стоить очень серьезных денег, – совсем другое.  

А суммы будут существенными – ведь отказ европейских компаний выполнять взятые обязательства приведут к неизбежным штрафным санкциям, по которым суммы могут достигать 100% от предусмотренных выплат. То есть мало того, что посреди Балтийского моря будет красоваться недостроенный трубопровод, который к настоящему времени европейскими компаниями профинансирован на 70%, европейцы вынуждены будут перечислить Nord Stream 2 AG еще пять миллиардов долларов. А единственный акционер этой швейцарской компании – это российская государственная компания "Газпром", который как бы и является главной целью гипотетических санкционных действий со стороны США. 

Так что иски европейских компаний будут неизбежны, к требованиям наверняка будет добавлена и упущенная выгода – подписывая апрельское соглашение, руководители европейских компаний рассчитывали не только вернуть инвестиции, но и заработать приличные прибыли. 

Вот с учетом всего этого и нужно оценивать слова политиков и действия участников проекта СП-2: пока политики с разных трибун произносят гневные слова, газопровод уже прошел треть морского маршрута, и останавливать прокладку труб никто не собирается. Ни один из участников проекта комментариев по поводу воззваний Сената США и недавнего решения Европарламента не давал и не дает – в отличие от политиков и многочисленных политологов, анализирующих их заявления, руководители газовых компаний знают цену словам, причем в самом буквальном смысле этого слова. 

Политики говорили, говорят и будут говорить – это их работа, а у профессионалов газовой отрасли работа совсем другая, им попросту не до разговоров.

Но не менее странными кажутся и многочисленные комментарии тех, кто уверен, что окончание строительства СП-2 и "Турецкого потока" станут смертельным приговором газотранспортной системы (ГТС) Украины. Через ГТС Украины сейчас идет едва ли не половина всего европейского экспорта "Газпрома" – в прошлом году через нее прошло 95 млрд кубометров, в этом году показатели будут хоть и ниже, но вполне сопоставимые. В соответствии с календарными графиками строительства, оба новых российских магистральных газопровода будут завершены до конца 2019 года, и к этому же сроку подойдет к концу действие десятилетнего транзитного договора с Украиной. 

Казалось бы – все в порядке, "украинскую трубу можно тащить в металлолом", как зачастую об этом пишет немалое число комментаторов. Но, как часто бывает, – оказалось, что казалось. Маршрут СП-2 заканчивается буквально в нескольких десятках метрах от балтийского берега Германии в районе городка Грайфсвальд. Закончат прокладку и – что дальше-то? Дальше должен появиться стык, посредством которого российский газ пойдет вглубь территории Германии. Разумеется, при создании проекта СП-2 было предусмотрено и его сухопутное продолжение – газопровод EUGAL, который пройдет через всю Германию до границы с Чехией. 

Проект СП-2 разрабатывался в 2012–2013 годах, когда о бурных событиях на Украине никто не думал, поэтому никакой спешки никто не предусматривал. К настоящему времени проект EUGAL согласован со всеми федеральными землями, по которым он пройдет, со всеми государственными органами Германии и с Еврокомиссией, с нового года консорциум немецких компаний (в котором, правда, контрольный пакет принадлежит германской дочерней структуре "Газпрома", но это отдельная история) приступит к работе, которая закончится в самом конце 2020 года. После этого начнется работа на территории Чехии, по территории которой газовая магистраль доберется до конечного пункта – подземного газового хранилища "Баумгартен" на территории Австрии. Следовательно, газ по СП-2 в обход Украины начнет прокачиваться не ранее 2021 года, и для того, чтобы не сорвать поставки своим европейским клиентам, "Газпром" в течение этого времени будет вынужден пользоваться услугами украинской ГТС.

Аналогичным образом выглядит ситуация и с "Турецким потоком" – в начале декабря Турция сообщила, что готова приступить к работам по прокладке его сухопутного продолжения, которое выйдет к границам ЕС тоже в конце 2019 года. Выйдет – и остановится, потому что придется ждать, когда будет проложен дальнейший маршрут. Балканский маршрут через Болгарию, Сербию, Венгрию, Словакию до "Баумгартена" все эти страны только-только начали согласовывать, потому конец 2020 года будет еще и очень оптимистичным сроком. 

Итальянский маршрут через Грецию, Албанию, Адриатическое море потребует строительства второй нитки газопровода ТАР, а это вообще конец 2022 года. Поэтому вне зависимости от эмоций, которые мы испытываем, тот факт, что украинский транзит должен продолжаться и после 2019 года, остается незыблемым. Поэтому нетрудно предсказать, что все нынешние противники СП-2 по окончании реализации этого проекта попытаются перенести все скандалы уже на EUGAL. Но именно попытаются, все-таки прямое противостояние какой-нибудь Литвы, Латвии, Эстонии или Польши с Германией – это не очень научная фантастика. А вот то, как будет развиваться ситуация вокруг украинского транзита, – вопрос действительно интересный.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме