tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Евро
© Baltnews

Эксперт: зависимость от политики Брюсселя погрузила Эстонию в "брежневский" застой

Эксперты констатируют: эстонская экономика переживает застой. Страна не самостоятельна в своей экономической политике, и это больно ударяет по ее развитию.

Потеря собственного производства, планируемое снижение объемов дотаций и отсутствие стратегического мышления у руководства страны – эти и многие другие проблемы Baltnews.ee обсудил с эстонским экономистом Леонидом Цингиссером.

– Г-н Цингиссер, как бы Вы в целом оценили социально-экономическую обстановку в стране?

бокал
© CC0. pixabay
Жизнь "в завязке": как эстонская экономика страдает от акцизной политики

– У нас ничего не происходит. Если во времена Сийма Калласа (бывший председатель Партии реформ, ее основатель – прим. Baltnews) или Эдгара Сависаара (бывший председатель Центристской партии и мэр Таллина – прим. Baltnews) можно было бы говорить о каких-то революционных моментах и преобразованиях, то сейчас мы наблюдаем застой и стагнацию. Это классические брежневские времена, когда ничего не происходит, а не происходит потому, что мы, к сожалению, не берем на себя никаких решений или храбрости эти решения принимать. Все решает Брюссель, и мы даже не можем определиться, как нам перевести часы: вперед, назад или вообще не переводить. Мы постоянно находимся в ситуации "Чего изволите?". И это безволие расстраивает. Нам нужно брать на себя смелость и принимать какие-то решения.

– А как Вы считаете, как бы можно было преодолеть застой?

– В свое время было принято решение освободить предприятия от налога на прибыль, в случае если не выплачиваются дивиденды. Это было прорывом и революционным решением, которое мы настойчиво отстаивали во время вступления в ЕС. Евросоюз же нам говорил, что не может быть никаких налоговых отличий и отступлений, но это отстоять все равно удалось. Однако это были тогдашние политики. Сегодня же Эстония, например, сказала, что она хочет ввести какую-нибудь криптовалюту "э-коин". Брюссель спросил: "Что вы введете?". На что мы говорим, что ничего мы не вводим и никуда не двигаемся. А та же Мальта взяла и приняла решение, что она будет делать такой финансовый и инновационный хаб. Эстония в этом смысле тоже имеет грандиозную возможность, но она ее не использует.

Офис Danske Bank
© Sputnik / Вадим Анцупов
Как банковские скандалы в Прибалтике подпортили жизнь финансовому сектору ЕС

Я не говорю уже о геополитическом положении. Находясь под боком у большого российского рынка, мы абсолютно не используем возможность торговать с Россией, и всегда первыми декларируем о согласии или несогласии с ее внешней политикой, даже когда его не следует высказывать, как, например, в ситуации с Керченским инцидентом. А ведь нужно было бы извлекать экономическую выгоду от положения между Западом и Востоком, как это делает Финляндия. Я полагаю, что наша политическая близорукость на руку нашим соседям, которые получают свой профит. Они тихо улыбаются, и через них проходят те же самые Северные потоки, и ничего страшного не происходит с их безопасностью.

– Так что же нужно Эстонии для стимулирования экономического роста?

– Эстонии нужны, прежде всего, государственные мужи, которые начнут думать "государственно" и о своем народе, а не о других странах, будь то США или Германия, или историях, которые нас не касаются. Нужно не посылать наших солдат в "ираки" и "афганистаны", а заниматься самими собою: экономикой, транзитом, портами. И, к сожалению, в марте 2019 года после парламентских выборов мало что изменится.

– Да, ведь раньше Эстония была морским хабом и государством-транзитом.

– Была и морским хабом, и финансовым, пока весь финансовый рынок Эстонии не попал под контроль шведам и прочим скандинавам. 80% финансового рынка принадлежит не Эстонии. О какой государственной безопасности может идти речь, если финансовая структура всей страны находится в руках иностранных банков? В любой момент эти ребята могут перекрыть каналы.

Вместо этого мы боимся какой-то угрозы, которой не существует. У нас есть внутри проблемы, которые надо решать, но мы их, к сожалению, не решаем.

– Недавно стало известно, что на вооружение эстонских Сил обороны и Кайтселийта поступят американские автоматы Lewis Machine and Tool Company. Нужно ли Эстонии перевооружаться, закупая оружие из США?

Министр обороны Эстонии Юри Луйк
© CC BY 2.0. EU2017EE / Raul Mee
Покупай эстонское: сможет ли Луйк "поднять с колен" отечественное производство оружия?

– Очень жаль, что у нас находятся средства на перевооружение армии и закупку очередных автоматов (если раньше были израильские и шведские, то теперь американские), и на это мы собираемся потратить порядка 75 млн евро. А 17 млн евро для того, чтобы поддержать железнодорожное сообщение с Пярну, которое не прекращалось со времен Первой Республики, не нашлось. Теперь это направление закрыто. Там, по-моему, требуется замена колеи, и ее надо было как-то менять. Вот на это у нас денег не находится. Вопрос даже не в том, много у нас денег или нет. Вопрос в приоритетах.

– Давайте вернемся к торговым отношениям с Россией. В каком они сейчас состоянии, и как это отражается на Эстонии?

– У нас тихо загибаются транзиты. Раньше говорили, что транзит нам не нужен, теперь это реализовано окончательно.

Мы могли бы ездить на экономические форумы и поддерживать отношения с российским бизнесом. Те же самые Латвия и Финляндия как-то умудряются сохранять какой-то "маленький ручеек". Эстония же умудрилась обрезать почти все. Сук, на котором она сидела, сама себе отпилила. Очень жаль, что так вышло. Это даже не критика, а сожаление.

– Переключимся на европейские дела. Правда ли то, что с выходом Великобритании из ЕС у Эстонии могут упасть доходы?

– Нет, это произойдет не в связи с Брекситом. Они сократятся сами по себе, потому что программа дотирования была рассчитана до 2020 года. И после этого она так или иначе из страны-акцептора (страны получателя – прим. Baltnews.ee) должна будет стать донором. То есть мы не только перестанем получать субсидии, но еще будем должны отдавать деньги в "общий котел".

– Известно, что Брюссель скептически относится к таким проектам, как Rail Baltica и Balticconnector, однако страны Балтии все равно стремятся их реализовать. Что будет с ними в связи с сокращением доходов?

– Это все утопические и потемкинские проекты. Я их называю проектами осваивания бюджетных средств. Например, в ходе их реализации кто-то покуражится с недвижимостью, через которые пройдут эти пути. То есть, как мне кажется, экономического обоснования эти проекты не имеют, поскольку нет ни грузопотока, ни туристического потока. И все эти истории о том, что можно будет с ветерком добраться до Варшавы, – несусветная глупость. А расходы на содержание лягут на плечи эстонских налогоплательщиков.

Железная дорога
© CC0. pixabay
Битва за Rail Baltica: как Эстония свяжет Хельсинки с Европой

– Как Вы считаете, что ждет эстонскую экономику в 2019 году?

– В 2019 году ее ждет сбалансированный бюджет. Видимо, это последний бюджет перед выборами, который будет сбалансированный. После этого в 2020 году нас ждет лишение дотаций, в связи с Брекситом также непонятно, как это аукнется на тех дотациях, которые мы будем получать в 2020 году, поэтому хотелось бы, чтобы бюджет был больше дефицитный, нежели он есть сейчас, и чтобы государство начало как-то откладывать деньги, поскольку если дотации прекратятся (а они составляют порядка 10% эстонского бюджета), это может существенно отразиться  на экономике Эстонии.

Ссылки по теме

Загрузка...