Яак Аллик: "Проблему украинских гастарбайтеров должна решать сама Украина"

Яак Аллик
Sputnik / Владимир Барсегян

Майя Бобенко

Тема: Выборы в Рийгикогу. Что обещают кандидаты?

Экс-министр культуры Эстонии и председатель совета Русского театра Яак Аллик впервые баллотируется от Социал-демократической партии в своей родном городе Таллине. В рамках спецпроекта "Парламентские выборы в Эстонии 2019" Baltnews.ee поговорил с политиком о самом важном: украинских мигрантах в Эстонии, русской школе и алкогольной политике.

О внешней политике

– Г-н Аллик, хотелось бы начать с темы культурного обмена между Россией и Эстонией. С начала января в Большом театре Москвы впервые за 30 лет гастролирует Национальная опера "Эстония". Все билеты распроданы, представления проходят при полном аншлаге. Как Вы думаете, подобного рода контакты могут способствовать налаживанию отношений между двумя странами?

– Культурная дипломатия всегда хорошо воздействует на двухсторонние отношения. В программе нашей партии есть предвыборный пункт – продолжать развивать деловые, культурные и приграничные отношения с Россией. Это для Эстонии важно. И я очень рад за успех нашей оперы в Москве. Напомню, что театральный фестиваль "Золотая маска" в Эстонии собирает очень много публики. Поэтому я уверен, что такие форматы должны развиваться.

– А если говорить не только о культурной сфере, то как Вы в целом оцениваете отношения Эстонии и России?

– Политические отношения, конечно, холодные. Эстония как член Евросоюза отражает общее отношение Брюсселя к Москве. Причины ясны. Культурные связи в течение всех 27 лет после обретения Эстонией независимости были хорошие. Я в свое время, как министр культуры, подписал договор о культурном обмене между Эстонией и Россией, трижды принимал российского министра культуры. Как мне известно, эти контакты сохраняются, и сейчас в плане министерства стоит намерение подписать подобный договор с Москвой.

– Как Вы считаете, возможно ли Эстонии выстраивать двухсторонние политические отношения с Россией?

– На каком-то уровне это всегда можно делать. Если мы посмотрим на соседнюю Финляндию, то лидеры государств имеют постоянные контакты и встречи. Я в этом ничего плохого не вижу.

– Вы привели в пример Финляндию, которая не состоит в НАТО. А может ли Эстония идти по ее пути в части военной политики или все-таки должна ориентироваться на Североатлантический альянс?

– Эстония уже член НАТО. Нам остается только надеяться на улучшение отношений НАТО и России.

– Президент США Дональд Трамп неоднократно критиковал Европу за недостаток финансирования альянса. На Ваш взгляд, должна ли Эстония как член НАТО и дальше повышать свою долю расходов на оборону?

– Наша страна одна из немногих, которая выполняет критерий в 2% от ВВП на оборонные расходы. При этом многие другие государства Европы пока не достигли этого показателя. Поэтому в программе нашей партии нет намерения повышать этот процент.

О негражданах

– Подводя итоги правления действующей коалиции, в числе которых находится и Ваша партия, какие бы Вы могли назвать успехи, достигнутые социал-демократами за эти годы?

– Когда в 2016 году образовалась новая коалиция с центристами и партией "Отечество", очень многие предвыборные обещания удалось реализовать. Например, удалось увеличить детское пособие с 19 до 60 евро. Также стоит отметить налоговую реформу, которая позволила повысить доход населения. Несколько лет назад Эстония находилась в числе лидирующих стран по разрыву доходов населения, со временем этот разрыв стал сокращаться; число детей, живущих за чертой бедности, уменьшилось в три раза. Кроме того, нами были сделаны шаги по ликвидации института неграждан.

– Что касается вопроса неграждан. Действующий министр внутренних дел Катри Райк предложила давать гражданство всем жителям Эстонской Республики, проживающим на ее территории с 1991 года и не имевшим проблем с законом. В Социал-демократической партии заявили, что это личная инициатива министра, и к позиции партии она не имеет отношения, это так?

– Позиция социал-демократов очень четко выражена в предвыборной программе, где сказано, что партия будет предпринимать шаги для уменьшения числа неграждан. Но для этих шагов необходимо большинство в парламенте. Вот когда оно будет, тогда и можно будет что-то предпринимать. Катри Райк предложила один из путей, но их может быть много – главное ведь – цель, к которой мы идем.

– То есть Вы говорите скорее об упрощении процедуры выдачи гражданства?

– Да, речь идет об упрощении. Можно придумать разные варианты, но в скором времени этот вопрос, конечно, надо решать. Мы считаем хорошим текущий Закон о гражданстве, предполагающий знание эстонского языка и проживание в течение восьми лет в республике.

Но на "серопаспортников" мы должны смотреть особо. Я помню, что Марью Лауристин предлагала давать гражданство тем, чьи дети получили эстонское гражданство. Катри Райк предлагает открыть временное окно на какой-то период, в течение которого неграждане смогут получать гражданство. Чтобы решить эту проблему, не стоит менять Закон о гражданстве, достаточно принять дополнительное решение парламенту. Социал-демократическая партия пока не договорилась о каком-то конкретном пути, она договорилась лишь о том, что решение проблемы неграждан – это наша цель.

О русских Эстонии

– Вокруг вопроса эффективности управления партией Евгением Осиновским в последнее время ходит много споров. Его личный рейтинг значительно ниже, чем партийный, а летом 2018 года действующий министр культуры Индрек Саар говорил, что не против занять его место. Что Вы думаете по поводу председательства Осиновского?

– Когда летом поднималась эта тема, то руководство партии не поддерживало идею отставки Осиновского. Он первый русский политик, который находится во главе большой эстонской партии. Евгений смог стать своим среди эстонцев, не потеряв при этом марку среди русскоязычных избирателей. И вообще, Социал-демократическая партия – это партия, которая имеет более-менее равномерную поддержку у русскоязычного и эстонского электората.

– Почему все-таки партией русскоязычного меньшинства Эстонии считаются центристы? В чем им уступают социал-демократы?

– Это давняя традиция, которая напрямую связана с биографией господина Сависаара. В начале 90-х, во время "поющей революции", он был одним из самых ненавистных политиков среди русскоязычного населения. Однако после это изменилось. И Сависаар, и Центристская партия очень смело выдвигали русскоязычных политиков в органы исполнительной власти, особенно в Таллине.

Если смотреть избирательные списки, то множество русскоязычных кандидатов можно найти не только в рядах центристов, но и социал-демократов. В остальных партиях число русских кандидатов практически равно нулю.

– Считают ли социал-демократы необходимым проводить "эстонизацию" русскоязычной системы образования?

– Проблема русских школ должна иметь долгосрочное решение. И, в первую очередь, это касается качества преподавания предметов, а не того, на каком языке они преподаются. Я лично не поддерживаю вариант полной "эстонизации" русской школы, потому как в долгосрочной перспективе это не даст положительного результата.

Предложение партии "Эстония 200" об объединении русских и эстонских школ можно решать только на уровне пилотных проектов и добровольного согласия родителей, причем не только русских, но и эстонских. В таких школах должны работать и эстоноязычные, и русскоязычные педагоги. Поэтому реформа образования не должна привести к тому, что русскоязычные учителя потеряют свою работу.

Стоит также отметить, что эта проблема стоит далеко не во всех муниципальных образованиях, она касается только двенадцати из них. Но если мы возьмем Нарву, где 95% русскоязычного населения, то там тоже сложно говорить о совместном обучении. Такие пилотные проекты могут быть в Таллине и только на добровольной основе.

– И все же, какую перспективу русской школы в Эстонии видит Ваша партия?

– Если цитировать нашу предвыборную программу, то у нас на первом месте стоит улучшение качества обучения эстонскому языку в русских школах и детских садах, и, конечно, ненасильственное закрытие русских школ.

О миграционном кризисе

– В декабре прошлого года Ваша партия стала непосредственным виновником правительственного кризиса, когда заняла принципиальную позицию по миграционному пакту ООН. Действительно ли, на Ваш взгляд, это настолько острая проблема в Эстонии, что может даже пошатнуть правящую коалицию?

– Социал-демократическая партия стоит на том, что глобальную проблему миграции можно решать только совместно с другими странами Европы и мира. Впервые на уровне ООН был предложен документ, который стал первым шагом к решению миграционного кризиса.

Что касается Эстонии, то сюда не будут приезжать многочисленные мигранты из Африки или Ближнего Востока. Даже те беженцы, которые прибыли сюда по европейскому соглашению, долго у нас не задержались. Сейчас же главная миграция в Эстонию идет с Украины.

– А что делать с украинскими мигрантами?

– Эстонии действительно требуется рабочая сила. Но, с другой стороны, это рабочая сила, которой наши предприниматели платят меньше, что раздражает местное население. Проблему украинских беженцев должна решать сама Украина. Если там будет соответствующий уровень жизни, то никто уезжать не станет.

– Но все же, должны ли эстонские власти как-то регулировать поток мигрантов?

– Для беженцев можно оставить текущую квоту порядка 300 человек. Что касается украинских мигрантов, то с ними можно регулировать рабочие отношения, например, продлить разрешение на работу до двух лет, при этом рассматривать это только как временное пребывание в стране.

О внутренней политике

– Возвращаясь к вопросу об итогах правления коалиции, очень многие называют провальной политику повышения алкогольных акцизов, инициируемой социал-демократами. Как отмечается, в результате повышения налогов на спиртные напитки, выросла доля теневой экономики, а Эстония потеряла большие поступления в бюджет из-за приграничной торговли алкоголем в Латвии. Как бы Вы оценили ситуацию?

– С одной стороны, я хочу напомнить, что недавно лидер социал-демократов Евгений Осиновский получил европейский приз за смелую алкогольную политику. С другой стороны, эта политика может дать результаты только через годы. Если мы посмотрим на итог 2017 года, то уровень потребляемых алкогольных напитков остался прежним, но при этом доходы населения повысились. Ошибка заключалась в том, что Министерство финансов неправильно спрогнозировало долю приграничной торговли. 

– На какие результаты выборов рассчитывает Социал-демократическая партия и с кем хотела бы выстраивать коалицию?

– Социал-демократы и дальше рассчитывают работать в правительстве. Если говорить о программе, то у нас больше точек соприкосновения с центристами, но мы рассматриваем любых партнеров. Единственное – мы себя не видим вместе с EKRE (Консервативная народная партия Эстонии – прим. Baltnews.ee).

Ссылки по теме