"Свержение власти готовилось еще при Чавесе". Как планировали революцию в Венесуэле

Спикер парламента Венесуэлы и лидер оппозиции Хуан Гуаидо, провозгласивший себя временным президентом страны во время выступления на митинге в Каракасе.
© РИА Новости

Анастасия Нечаева

Cамопровозглашенного президента Венесуэлы Хуана Гуайдо признали в течение нескольких часов. Такая мгновенная реакция США и других стран заставляет задуматься о заранее продуманном сценарии, характерном для так называемых цветных революций. Кто кукловод, а кто – марионетка, Baltnews.ee рассказала политолог и профессор МГИМО Елена Пономарева.

– Г-жа Пономарева, как Вы считаете, можно ли назвать события в Венесуэле цветной революцией? 

– Венесуэла не укладывается в классические шаблоны цветных революций (далее – ЦР). В данном случае используются усовершенствованные, доработанные и осмысленные технологии смены власти.

– Если это "цветная революция" нового формата, то каковы ее основные особенности и технологии?

– ЦР возможна только при сочетании внутренних и внешних факторов. Ее можно сравнить с вирусом, которым заражают ослабленный организм.

– Расскажите о внутренних факторах, которые привели к жажде смены режима в стране и нарастанию общественного недовольства?

– В случае с Венесуэлой сработал целый ряд факторов – это и высокий уровень безработицы, и гиперинфляция, и бедность, и массовая миграция. Также повлияли и возможности повсеместной коммуникации, в том числе интернет и социальные сети, которые помогли организовывать массы, выводя их на площади.

© МГИМО Университет МИД России
Профессор МГИМО Елена Пономарева

– А что касается консолидации элит?

– Ее нет, поэтому влияет и наличие проблем внутри самого истеблишмента. Мы хорошо это видим на примере самопровозглашенного президента Хуана Гуайдо, у которого отсутствует поддержки действующих правящих кругов и прежде всего силовых структур. Именно поэтому революция успешно реализуется, учитывая внутренние факторы, потому что армия и силовые структуры пока находятся на распутье и придерживаются стороны президента.

– Получается, Николас Мадуро – слабый лидер?

– Да. При всем уважении к нему должна сказать, что президентское место не для него. Он слабый руководитель, и это было видно с момента его вступления в должность, после смерти его предшественника, "народного президента" Уго Чавеса.

К тому же в данной ситуации очень сложно делать какие-либо прогнозы, потому что выйти из "штопора" цветной революции можно только при наличии мощного политика, за которым стоит сильная армия и у которого есть внешняя поддержка.

Самое слабое звено – это уязвимый лидер. Ведь на примере переворота на Украине, мы видим, что возникший кризис мог пойти совсем по другому сценарию, если бы не личность [тогдашнего президента] Виктора Януковича. Если в Венесуэле вместо Мадуро был бы Чавес, то ситуация развилась бы по-другому.

– Тогда какие внешние факторы влияния в цветной революции в Венесуэле мы можем выделить?

– Что касается дестабилизации со стороны внешних игроков, то венесуэльские события готовили в течение долгого времени. Именно этот внешний фактор заставляет нас говорить о новом формате цветной революции, потому что в данном случае интересы США видны невооруженным глазом. Мы должны отметить, что свержение власти готовилось еще при Чавесе.

– Если мы допускаем, что США используют латиноамериканскую стану как марионетку, то какие обстоятельства говорят нам о прямом американском вмешательстве и продуманной кампании?

– Еще в 2006 году WikiLeaks опубликовали секретную переписку американского посла, в которой говорилось о серьезной подготовке к смене режима и выполнении ряда обязательных условий для того, чтобы изменить ситуацию в Венесуэле в пользу США.

– Если все это готовилось заранее, тогда кто такой самопровозглашенный президент страны Хуан Гуйадо? Ведь его политическая фигура возникла внезапно и, как мы видим, достаточно успешно. Является ли его успех следствием влияния иностранного государства?

– Если мы посмотрим на личность Гуайдо, то станем наблюдателями удивительной вещи – его политическая карьера началась сразу после того, как он окончил обучение в университете Джорджа Вашингтона, в кузнице "цветных кадров". Один год обучения в этом вузе стоит 38 тысяч долларов. Откуда у бедного человека такие деньги? Понятно, что его купили.

– Какие основные инструменты влияния использовали Штаты, чтобы "раскачать лодку" в Венесуэле?

– Тот факт, что Гуайдо сознательно вели к этим действиям, очевиден, поскольку через несколько часов после митинга, он самопровозгласил себя президентом Венесуэлы. Мгновенного после этого заявления администрация Дональда Трампа выразила поддержку Гуайдо и одобрила его действия. Это произошло настолько быстро, что ясно – все было согласовано.

США провели колоссальную работу, ведь та поддержка, которая высказана западным блоком и рядом стран Латинской Америки новоявленного президента говорит о том, что все это было подготовлено. Это применение стратегии принуждающей силы для решения своих задач.

– Выходит, что при столкновении внутренних и внешних факторов родилась Венесуэльская ЦР?

– Да, именно так. Мы видим, что соединились внутренние и внешние факторы. Причем США выделяли по миллиону долларов на неправительственные организации Венесуэлы. Для такой страны это огромные деньги. Также подготовлены люди, которые могут быть не только пушечным мясом, но и организаторами протеста. Таким образом, ослабленная Венесуэла оказалась под сильным влиянием внешнего игрока.

– Эксперты утверждают, что пока еще рано говорить о смене политической власти, а Гуайдо не пользуется институциональной поддержкой внутри государства. Так ли это? Есть ли у самопровозглашенного президента силы сменить власть?

– Он является марионеткой. В чьих руках – это мы еще посмотрим. Гуайдо – временная фигура. Где бы ни произошли политические перевороты, начиная от Украины и заканчивая Сирией, мы видим, какой хаос они несут с собой. В Венесуэле сценаристы заинтересованы в анархии, для этого им нужна такая марионетка, как Гуайдо. В итоге в Венесуэле будет что-то типа латиноамериканской Ливии. Американцам нужно провести хаотизацию Латинской Америки.

– Чтобы окончательно укрепить свои позиции внешнего игрока, могут ли Штаты совершить военное вторжение на территорию Венесуэлы?

– Не исключено. На военное вторжение в Венесуэлу рассчитывает определенная часть американских военных. Им это нужно. В качестве прикрытия вооруженного вторжения в иностранные государства США часто используют защиту прав человека. Поэтому России важно включиться в переговорный процесс по событиям в Венесуэле, чтобы не допустить того хаоса, о котором мы говорили.

– В чьих руках судьба Венесуэлы? Из нашего разговора выходит, что латиноамериканская страна – просто пешка в большой игре мировых держав.

– Да, судьба Венесуэлы сейчас зависит не столько от ситуации внутри страны, сколько от переговорного процесса ведущих держав мира. Вероятны два сценария: либо мирное решение конфликт, либо, если страны не договорятся, – вполне возможна военная интервенция.

Ссылки по теме