Из отличника в двоечники: может ли Эстония потерять веру в Евросоюз?

Европейский парламент
© Sputnik / Sergey Melkonov

Майя Бобенко

Значительно усилившие свои позиции на прошедших парламентских выборах евроскептики EKRE с большой вероятностью в этот раз смогут попасть в эстонское правительство. Компанию им там составят центристы, известные своей умеренной позицией в отношении Брюсселя. Поставят ли новые власти под вопрос членство Эстонии в Евросоюзе, рассуждает Baltnews.

Вступление стран Балтии в Евросоюз носило, прежде всего, политический характер. В широком смысле небольшим государствам на западной границе России было нечего предложить ЕС, кроме преданного послушания европейскому ориентиру, залогом которого стал полный отказ от какой-либо реинтеграции с постсоветским пространством. Именно поэтому антироссийская риторика так востребована в Прибалтике, и, в конечном счете, стала своеобразным региональным брендом, выгодно отличающим эти страны от прочих своих европейских соседей.

Начало

С цивилизационной точки зрения, членство Эстонии в ЕС рассматривается как логическое завершение долгого "возвращения домой", однако на практике вхождение в большую европейскую семью принесло прибалтийской стране множество негативных экономических последствий. В частности, преимуществом свободного рынка поспешили воспользоваться многие жители стран Балтии, подтвердив тем самым утрату веры в свое национальное государство и его будущее экономическое благополучие.

Кроме этого, политика Брюсселя в отношении мигрантов, сомнительные инфраструктурные проекты, лоббирование либеральных ценностей, которые разделяют далеко не все европейцы, стало благодатной почвой для роста евроскептических настроений.

Усиление эстонских евроскептиков

Об этом ярко свидетельствуют прошедшие парламентские выборы в Эстонии, результатом которых стало значительное усиление правоконсервативного политического фланга. Так, Консервативная народная партия Эстонии (EKRE), известная своими радикальными высказываниями в отношении ЕС, за прошедший электоральный цикл увеличила свое представительство в Рийгикогу с 7 до 19 мест и из статуса маргиналов перешла в роль ключевого игрока, способного вести переговоры с другими партиями о формировании нового эстонского правительства.

Сыскать популярность Консервативная народная партия смогла на волне европейского миграционного кризиса и популистской позиции "if you’re black, go back" (англ. "если ты черный, возвращайся домой"). А в разгар предвыборной кампании и вовсе воспользовалась правительственным кризисом из-за глобального договора ООН по мигрантам, позволившим консолидировать вокруг политической силы максимальное число сторонников.

Реакция в Европе

Стоит отметить, что успех EKRE на прошедших парламентских выборах напугал Брюссель. Лидер фракции Альянс либералов и демократов за Европу (АЛДЕ) Ги Верхофстад направил письмо Юри Ратасу, в котором призвал отказаться центристов от коалиции с Консервативной народной партией Эстонии.

Верхофстад назвал партию EKRE "праворадикальной и напоминающей фашистские режимы в Европе". Подобную позицию разделили и ведущие европейские СМИ, в частности, по версии BBC, члены Консервативной народной партии Эстонии – "ксенофобы, националисты и радикалы, угрожающие демократии и либерализму в Эстонии".

Такая реакция европейского сообщества оправдана, прежде всего, попыткой EKRE поставить под сомнение стремление эстонского государства к общим интеграционным процессам ЕС. Так, еще свежи в памяти призывы национал-консерваторов к проведению широкой дискуссии по вопросу членства страны в Евросоюзе сразу же после референдума в Британии 2015 года. "Европейские народы могут либо смириться со статусом провинций в недемократическом и крайне бюрократическом монстре с централизованной скверной экономикой, страдающем от постоянных кризисов, либо выйти из него", – констатировал лидер партии Март Хельме.

Перспективы

Более того, наличие центристов в правительстве также не дает существенных гарантий Брюсселю в преданности общеевропейскому ориентиру. Эта партия уже не раз демонстрировала свойственную ей особенность встраиваться в политический ландшафт, что позволяет ей занимать наиболее гибкую позицию по тем или иным вопросам.

Даже несмотря на уход из руководства Эдгара Сависаара, выступавшего за выстраивание сбалансированных отношений с Россией, и приход "неоцентристов" во главе с Ратасом не повлияли значительным образом на внешние ориентиры партии. Центристы по-прежнему не спешат "сжигать мосты" с востоком, о чем свидетельствует их позиция по вопросам пограничного договора и региональных связей с Россией, а также нежелание аннулировать договор о сотрудничестве с партией власти "Единая Россия" по примеру латвийского "Согласия".

Но уместно ли говорить о какой-либо самостоятельности политической элиты Эстонии в части определения своей внешней политики, пока экономика полностью встроена в систему ЕС, а страна вынуждена служить "санитарным кордоном" вокруг "агрессивной" России?

Риторика о цивилизационном выборе Эстонии всех без исключения партий предназначена только на внутреннего пользователя. Каждая политическая сила стремится отвечать настроениям своих избирателей, будь то скандальные националистические лозунги или же заигрывание с "русским миром". Однако получив свои мандаты доверия, первым же делом политики обозначают свою преданность ориентирам ЕС и НАТО, рассчитывая тем самым обрести у своих покровителей заветный "ярлык на княжение".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме