tallinn
Литва
Эстония
Латвия

НАТО в Прибалтике

Латвийский солдат во время учений НАТО
© NATO North Atlantic Treaty Organization

15 лет в НАТО: почему Прибалтика выбрала США

29 марта 2004 года Эстония, Латвия и Литва стали частью Североатлантического альянса. Научный сотрудник Центра европейских исследований МГИМО Владислав Воротников рассказал в интервью Baltnews, почему страны Прибалтики 15 лет назад отказались от нейтралитета и решили войти в НАТО.

– Г-н Воротников, 15 лет назад Эстония, Латвия и Литва вступили в НАТО. По каким причинам они это сделали?

– Страны Балтии себя считают частью западной цивилизации и сегодня рассматривают свое нахождение в составе Советского Союза до 1991 года как период "оккупации". И после распада СССР и обретения независимости своей основной внешнеполитической целью они провозгласили интеграцию в евроатлантические структуры, а именно Европейский Союз и НАТО. 

НАТО рассматривался странами Балтии как противовес "российскому влиянию", и вступление в НАТО дополняло этот цивилизационный геополитический выбор – "назад на Запад!".

Научный сотрудник Центра европейских исследований МГИМО Владислав Воротников
© facebook / МГИМО - 70+
Научный сотрудник Центра европейских исследований МГИМО Владислав Воротников

– Неужели политические элиты прибалтийских республик не видели альтернатив НАТО?

– Как таковых альтернатив на момент середины 1990-х – начала 2000-х годов было немного: создание "восточно-европейского НАТО" или некой нейтральной зоны. Но от первого отказались сразу же, как только стало понятно, что страны Вышеградской группы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия – прим. Baltnews) пойдут в НАТО, и никакого специфического блока не получится.

Эмблема организации в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.
© РИА Новости
Главная угроза НАТО: чем успехи России в Сирии грозят Альянсу

А от идеи нейтралитета отказались во многом в результате внутриполитической дискуссии, суть которой состояла в том, что в конце межвоенного периода (1919–1939 года – прим. Baltnews) был провозглашен нейтралитет, который якобы не был соблюден, и все это закончилось "утратой" независимости, когда страны Балтии оказались частью СССР. В целом суть этой дискуссии сводилась к опасениям в утрате независимости вследствие "российского реваншизма". 

– То есть роль сыграла историческая память?

– Да, и это стало основной мотивацией для движения в сторону НАТО. В целом же альянс и его лидер – США – являются для стран Балтии "краеугольным камнем безопасности".

– А какой был интерес у НАТО как организации включать Прибалтику в свой альянс?

Логотип НАТО
© North Atlantic Treaty Organization
"Добро пожаловать": чем чревато для мира членство Грузии в НАТО

– Думаю, на этот вопрос нужно глядеть через геополитические линзы. США стремились укрепить свое влияние в Восточной Европе. Здесь все просто.

Кстати, позиция международного сообщества, что страны Балтии когда-нибудь могут стать членами НАТО, пришла после президентских выборов в России 1996 года. После победы [Бориса] Ельцина стало очевидно, что отката назад не будет, и восстановление Советского Союза в том или ином виде невозможно. Именно после этого началась активная фаза по подготовке стран Балтии к вступлению в НАТО и Евросоюз. Это хорошо прослеживается по публикациям, заявлениям, а также конкретным политическим шагам.

– А почему Эстония, Латвия и Литва, будучи членами Евросоюза, настроены настолько проамерикански?

– На мой взгляд, здесь работают несколько факторов.

Во-первых, для прибалтийских обществ очень значимо, что США были, по сути, единственной страной, которая в годы "холодной войны" официально придерживалась позиции непризнания [присоединения Эстонии, Латвии и Литвы к СССР].

Эмблема Организации Североатлантического договора (НАТО) в Брюсселе
© РИА Новости
Армен Гаспарян: развал СССР стал настоящим испытанием для НАТО

Эта позиция была сформулирована еще в 1940 году в Декларации Уэллеса о том, что США не признают вхождение стран Балтии в состав Советского Союза. В годы "холодной войны" было достаточно много заявлений по прибалтийской проблематике на уровне Конгресса и в ходе предвыборных кампаний, хотя они и были в большей степени ориентированы на внутреннюю аудиторию. В условиях жесткой предвыборной борьбы в США значим каждый голос, а, к примеру, литовская диаспора в Америке сегодня насчитывает около 700 тысяч человек. Так что прибалтийский фактор в этом смысле часто мог играть определенную роль, и поэтому в предвыборных тезисах кандидаты нередко озвучивали приверженность политике непризнания и сочувствия судьбе прибалтийских народов.

Была подтверждена эта позиция и в 1975 году, когда подписывался Заключительный Хельсинский акт. Президент [Джеральд] Форд в своем специальном заявлении отметил, что США подписали акт, но тем не менее они будут придерживаться политики непризнания вхождения Прибалтики в СССР. Этот неформальный фактор очень значим для стран Балтии.

Во-вторых, в последние три десятилетия прибалтийские республики в военно-политическом плане опираются на США, став для них важным форпостом влияния на постсоциалистическом пространстве. В то же время финансовой "подушкой безопасности" для них выступает, в первую очередь, Брюссель.

– В странах Балтии постоянно говорят о "российской угрозе". Действительно ли там ждут нападения России?

Парусник "Херсонес" в акватории Севастопольской бухты в Крыму
© РИА Новости
"Угроза №1": как в Эстонии испугались парусников из России

– Если посмотреть социологические опросы, то, действительно, после 2014 года количество тех, кто считает Россию "угрозой безопасности", выросло. Но эта цифра в некотором смысле лукавая, потому что в то же время за последние пять лет выросло число тех, кто считает, что с Россией надо поддерживать хорошие отношения.

Насколько в странах Балтии Россию реально считают военной угрозой, вопрос действительно непростой. Если смотреть документы и слушать заявления известных политических лидеров, "российская угроза" выглядит как нечто реальное. Если читать документы службы безопасности, мы видим, что России посвящена большая часть текстов. Таким образом, действительно складывается ощущение, что в странах Балтии верят в это.

– А какова сейчас стратегия России в Прибалтике?

Глобус
© CC0. unsplash
Спорные рубежи. Что России и Эстонии мешает принять пограничный договор

– Здесь есть две составляющих. Первая – традиционная. Это сохранение "Русского мира", отстаивание прав русских и русскоязычных, попытка через международные институты ликвидировать проблему "неграждан".

А вторая – сохранение имеющегося уровня отношений и политика "малых дел" там, где это возможно, – речь идет прежде всего о приграничном сотрудничестве. Яркий пример – "Программа приграничного сотрудничества "Эстония-Россия 2014–2020", которая была ратифицирована осенью 2018 года. На политическом уровне контакты практически заморожены, но по части практического взаимодействия у нас все относительно неплохо, и есть достаточно серьезное финансирование.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты