Август Винниг. Немецкий "акушер" эстонской независимости

Август Винниг
© Public domain/ wikipedia

Наталия Андреева

Август Винниг сыграл более чем заметную роль в истории Прибалтики – от лица Германии он подписал признание независимости Эстонии и Латвии, став, по образному выражению одного из авторов предисловия к его воспоминаниям депутата латвийского Сейма Николая Кабанова, "немецким акушером латышской независимости".

В петербургском отделении ТАСС 19 июня представили книгу "Прибалтийский излом (1918–1919). Август Винниг у колыбели эстонской и латышской государственности".

В основу книги легли воспоминания генерального уполномоченного Германии в Прибалтике Августа Виннига, впервые опубликованные в 1921 году на немецком языке. Теперь, почти сто лет спустя, они стали доступны отечественному читателю в переводе на русский язык. Следует отметить, что воспоминания Виннига – одного из активных политических деятелей, непосредственно участвовавших в обретении государственности прибалтийскими странами в 1918–1919 году, – бесспорно, являются весьма ценным историческим источником.

У истоков государственности

После того как в ходе Первой мировой войны Германия оккупировала большую часть прибалтийских губерний Российской империи, член социал-демократической партии Август Винниг был назначен правительственным комиссаром 8-й немецкой армии, занявшей Ригу в сентябре 1917 года. Он откровенно пишет о том, что главной его задачей в этой должности был поиск контактов с ведущими эстонскими и латышскими политическими деятелями и вовлечение их в орбиту немецкой политики. И это ему вполне удалось.

С падением Германской империи в результате ноябрьской революции 1918 года Винниг становится генеральным уполномоченным Германии в Прибалтике. Заслуживает внимания, что сотрудниками Виннига в этой должности были политик Макс-Эрвин фон Шойбнер-Рихтер, активно способствовавший впоследствии политическому возвышению Адольфа Гитлера, Арно Шикеданц – друг и ближайший сотрудник идеолога Третьего Рейха Альфреда Розенберга, художник, иллюстратор нацистских памфлетов Отто фон Курсель. В этом контексте следует отметить и дружбу Виннига с "демоном революции", сотрудничавшим с немецким Министерством иностранных дел Александром Парвусом (настоящее имя Израиль Гельфанд – прим. автора).

Как генеральный уполномоченный, в условиях революционного брожения в немецких войсках в Прибалтике, Винниг свои задачи видел в том, чтобы не допустить полного разложения 8-й немецкой армии, сохранить минимальный порядок, успешно эвакуировать военное имущество, продовольствие и сырье с оставляемых Германией территорий, а также, по возможности, сохранить хотя бы те германские позиции на Востоке, которые еще возможно было спасти, а главное – не позволить большевизму прорваться на Запад. Средством для обеспечения этих задач и должна была стать независимость Эстонии и Латвии.

В этом отношении Винниг сыграл более чем заметную роль в истории Прибалтики – от лица Германии он подписал признание независимости Эстонии и Латвии, став, по образному выражению одного из авторов предисловия к его воспоминаниям депутата латвийского Сейма Николая Кабанова, "немецким акушером латышской независимости".

Ценность воспоминаний Виннига

В этой связи в контексте столетнего юбилея эстонской и латышской государственности фигура Виннига приобрела особую актуальность. В Петербурге его воспоминания представили директор фонда "Историческая память", научный сотрудник Института российской истории РАН Александр Дюков и президент Российской ассоциации прибалтийских исследований профессор СПбГУ Николай Межевич.

Дюков отметил, что воспоминания Виннига опубликованы в серии, издаваемой Российской ассоциацией прибалтийских исследований совместно с Фондом "Историческая память". Эта серия посвящена исследованиям истории Прибалтики XX века. В ней также планируется опубликовать ряд документальных изданий, охватывающих дореволюционный период истории России вплоть до Первой мировой войны, а также советский период 1930-х – 1940-х годов.

Об истории текста воспоминаний Виннига рассказал выступивший в роли переводчика этой книги ассоциированный сотрудник Европейского университета в Санкт-Петербурге Леонтий Ланник. По его словам, основу воспоминаний составил цикл статей, опубликованный Виннигом в 1921 году. Собственно, в тот момент это было "горячей публицистикой", что в полной мере определило специфику источника.

Хотя историки и относятся скептически к такому историческому источнику, как публицистика, учитывая ее предвзятость и односторонность, для публикации было взято именно первое, а не более позднее издание воспоминаний Виннига, поскольку близость описываемых событий позволила автору более ярко и подробно изложить свои впечатления о том, что он видел.

© РИА Новости
Центральная часть города Ревеля (Таллин), 1899 год

На момент написания воспоминаний Виннигу исполнилось 43 года, в политику он больше не вернулся и стал серьезным литератором. Живость изложения и склонность к литературному описанию действительности в полной мере проявилась уже в воспоминаниях. Так, например, Винниг весьма романтично пишет о своем прощании с Ревелем (ныне Таллин – прим. автора): "Остаток дня я провел в пеших прогулках в одиночестве и уже на заходе солнца поднялся к старому орденскому замку. На западе в красной дымке заходил солнечный диск. С равнин на востоке тянуло бледным туманом, который оседал на семисотлетних стенах крепости на холме, – я прощался с Ревелем".

© РИА Новости
Улица старого города Ревеля (Таллин), 1899 год

Не менее яркие воспоминания остались у него в памяти от первого посещения Дерпта (ныне Тарту – прим. Baltnews): "Когда в ходе первой моей поездки я посетил Дерпт, пребывание там показалось мне чуть ли не праздником. Сады и леса стояли во всех красках осени. Куда ни взгляни – ясные лучи солнца и пестрая листва. Город, над которым возвышалась колокольня, выглядел так, что мог бы находиться и в Саксонии, и в Тюрингии – настолько истинно немецким и уютным показался он мне".

Однако воспоминания Виннига интересны не только и не столько романтическими зарисовками, но в первую очередь тем, что являются свидетельством весьма важных исторических событий переломной эпохи, которыми были для Прибалтики и для Европы 1918–1919 года. События этих лет в Прибалтике, по верному замечанию Межевича, до сих пор остаются практически не исследованными. И это придает воспоминаниям Виннига как историческому источнику еще большую ценность.

© Public domain/ flickr / National Archives of Estonia Follow / Hugo Hoffers, Peter Sohnwald
Железнодорожный вокзал Дерпт (Тарту), 1889 год

Руководитель исследовательских программ фонда "Историческая память" Владимир Симиндей особо подчеркнул, что воспоминания Виннига освещают позицию представителей немногочисленной, но крайне влиятельной национальной группы в бывших прибалтийских губерниях Российской империи – прибалтийских немцев того времени.

Конфликтным взаимоотношениям между эстонцами и латышами с одной стороны и прибалтийскими немцами – с другой, Винниг посвятил целую главу. В ней, основываясь отчасти на личном прибалтийском опыте, он изложил свой взгляд на причины этого межнационального конфликта. Этот взгляд, как и взгляд Виннига на другие описанные в его воспоминаниях события, не всегда обоснованный и объективный, но вполне заслуживающий внимания.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме