"Политкорректор": обыски в школе и дома и журналистские расследования

Политкорректор
© Baltnews

Об обыске у Мстислава Русакова, журналистских "расследованиях" и московском салюте в честь 75-летия освобождения Прибалтики от нацизма.

Начну с банальности: лето – пора отпусков. Только проходят эти отпуска у всех по-разному. Тем более, если это не отпуск, а командировка.

Председатель (один из двух) Левой партии Эстонии (называть ее "объединенной" после раскола как-то язык не поворачивается) Мстислав Русаков "получил статус подозреваемого" в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 281 Кодекса о наказаниях. Это стало известно после того, как у него дома и в офисе Русской Школы Эстонии были проведены обыски.

"Мой мобильный телефон забрали вчера во время обыска. И не только мой, но и членов моей семьи, – рассказал Мстислав Русаков корреспонденту портала rus.err.ee. – Как проходил обыск? Было около 9 утра, когда мне позвонили в дверь, сказали, что из полиции. Я открывать не стал. Сам позвонил в полицию. По телефону мне ответили, что за дверью действительно стоят полицейские. Тогда я их впустил. Вместе со следователем вошли два оперативника и два эксперта. То есть всего пять человек. Насколько корректно вели себя правоохранители? Сюда хорошо подошел бы термин JOKK. В целом претензий нет, но неприятно, что это произошло в летний день, в раннее время, когда все еще спали. (…)

© Юлия Калинина
Мстислав Русаков

Формально задержания не было. После обыска дома мы поехали в офис "Русской школы". Могу сразу сказать, что эта организация к уголовному делу отношения не имеет. Затем мы поехали в отделение полиции, где я подписал протокол. Меня хотели и допросить в качестве подозреваемого, но я отказался от допроса без присутствия адвоката. (…) Что касается самого уголовного дела, то это явно чей-то заказ. Такие вопросы не должен рассматривать уголовный суд".

Что это мог быть за заказ, я рассказал Алисе Блинцовой в ее программе "Нежная политика". А сейчас хотел бы обратиться не к конспирологии, а к фактам.

Формулировка ч. 1 ст. 281 Кодекса о наказаниях незамысловата – "Предоставление неверных данных держателю (дальше – длинный список регистров) регистра наказывается денежным наказанием или тюремным заключением сроком до двух лет". В приводимом списке регистров есть и регистр некоммерческих объединений и фондов.

Без знакомства с комментированным изданием Кодекса о наказаниях, которого у меня нет, сказать что-то определенное сложно. Внешне речь идет о формальном составе преступления, т.е. составе без общественно опасных последствий. Не ясно, какую форму вины предусматривает этот состав – только ли прямой умысел, или неумышленное предоставление этих данных тоже идет в "зачет". Слово "неверных" вместо "ложных" намекает на то, что форма вины может быть любая, вплоть до случайной опечатки. Судебной практики по этой статье я не знаю (это не значит, что ее нет, просто такая информация мне не попадалась).

Данная статья Кодекса о наказаниях и ее блиц-анализ были приведены мной не для того, чтобы решить вопрос о невиновности моего товарища, а для того, чтобы задаться другим вопросом: а на фига были проведены обыски? Ведь если изучить содержание статьи, то видно, что для следствия принципиальны только два факта: данные были предоставлены в регистр, и данные эти – неверны. Все, что нужно сделать следствию, – доказать неверность данных (еще раз сошлюсь на то, что комментариев к этой статье не читал).

Что рассчитывали найти в ходе обыска?! "Верные данные", которые Мстислав припрятал для себя, в то время как в регистр предоставил "неверные"? А изъяли – все носители информации, включая игровую приставку сына… Что оттуда извлекут, мы обязательно узнаем. Чуть позже, когда полиция сольет эту информацию неполживому "мейнстриму", как это уже не раз бывало. Или Балтийскому центру журналистских расследований Re:Baltica, который в отсутствие очередных сливов от правоохранителей начал нести уже полную пургу. В частности, обвинил Александра Гапоненко… во лжи. Так и написали: "Снос памятника Победы: Гапоненко и портал BB лгут".

В чем ложь?

"Новостной портал на русском языке BB (ранее Vesti) сообщил, что Сейм 13 июня проголосовал за снос Памятника освободителям в Риге, хотя такого голосования не было. Этой новостью в социальной сети Facebook поделился прокремлевский активист Александр Гапоненко, комментируя: "Русскую святыню Сейм решил снести, присудив победу в Великой Отечественной войне европейскому национал-социализму". Этот пост Гапоненко переопубликовали еще несколько сотен человек.

13 июня голосование было о дальнейшем продвижении идеи о демонтаже памятника. В апреле в Сейм была подана запущенная на платформе manabalss.lv инициатива Угиса Полиса, которая собрала там подписи более 10 000 граждан. Такой порог дает право подавать инициативу в Сейм, который должен решить, что с этим делать дальше.

© Sputnik / Sergey Melkonov
Памятник Освободителям Риги в Пардаугаве

Сначала инициативу, то есть коллективное заявление, рассматривала Комиссия Сейма по мандатам, этике и заявлениям и приняла решение призвать Сейм передать ее для дальнейшей оценки в Комиссию по иностранным делам и Комиссию по образованию, науке и культуре. Голосование, которое BB и Гапоненко преподнесли как решение по сносу памятника, предусматривает передать это заявление для дальнейшего рассмотрения в обеих упомянутых комиссиях Сейма".

Ничего себе разоблачение! "Нет, мама, мы не вчера, а позавчера видели тетю Галю!". Интересно, где начинается, а где заканчивается это "журналистское расследование": в сообщении говорится о том, что "инициатива Угиса Полиса собрала подписи более 10 000 граждан", а в самом конце, в разделе "факты", сообщается, что "Практически одновременно с инициативой Полиса в Сейм была подана и инициатива лидера "Русского союза Латвии" Татьяны Жданок, которая предусматривала защиту памятника Победы и других монументов, посвященных борцам против нацизма. На платформе Mana balss она собрала более 23 тысяч голосов. Комиссия Сейма по мандатам инициативу отклонила".

По моему скромному мнению, расследовать надо причины того, почему Сейм взял в производство петицию, собравшую 10 000 голосов, и не взял "конкурирующую" петицию, собравшую 23 000 голосов. Но Re:Baltica делает другой вывод:

"В Сейме не было голосования за демонтаж памятника Победы. Голосовали за передачу заявления жителей двум комиссиям Сейма. Конкурирующую идею, которая предусматривает защиту памятника, большинство Сейма отклонило, и ее комиссии рассматривать не будут. Гапоненко и BB лгут".

Разве? А какой вывод из всего этого должен сделать здравомыслящий человек, если петиции 10 000 национально озабоченных граждан дан зеленый свет, а петиция 23 000 чтящих свою историю граждан выброшена в корзину?

Ну, если таков уровень "журналистских расследований", то у меня их в день по десятку. Так, например, Мстислав Русаков – не "член правления", а председатель партии. И данные он передал не в Коммерческий регистр, а в регистр некоммерческих объединений и фондов. Вывод: портал rus.err.ee – лжет!

Если же продолжить разговор о памятниках, то нацисты из EKRE хотят восстановить памятник эсэсовцам в Лихула. Я призвал определиться с отношением к EKRE – ведь не "консерваторам" же они собираются памятник восстанавливать, а нацистам.

Сергей Цыба: "Реакция на памятник моего доброго знакомого, очень большого чиновника из Министерства культуры Германии: "Не может быть!!!! Когда поставили?! Сейчас?! Это же невозможно…". И, уже обращенное ко мне, с горькой усмешкой: "Убери, пожалуйста, у нас могут дело завести даже за то, что я это видел!". Занавес".

Премьер-министр Юри Ратас, назвав это произведение "памятником эстонским солдатам, воевавшим во Второй мировой войне на стороне Германии", предложил оставить его там, где он находится сейчас, – в музее борьбы за свободу в Лагеди. Добавив при этом, что "Памятник погибшим в войне не стоит и нельзя использовать в достижении политических или идеологических целей". Интересная позиция, если подумать…

Потому что глава МИД Эстонии Урмас Рейнсалу (были уже на этом посту дураки, но такого еще не было) идеологическую чистоту бдит и блюдет. В отличие от колеблющегося премьера.

"МИД Эстонии выразил протест посольству РФ в связи с намерением провести салют в Москве 22 сентября в честь 75-й годовщины освобождения Таллина от немецко-фашистских захватчиков. Об этом ведомство заявило в среду.

"Министерство иностранных дел сегодня пригласило представителя посольства России и выразило протест по поводу организации салюта в Москве 22 сентября", – говорится в заявлении.

Накануне министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу назвал неприемлемым проведение салюта в честь 75-й годовщины освобождения Таллина от немецко-фашистских захватчиков, которую он назвал днем "повторной оккупации" Таллина".

Тут надо сказать, что праздновать 75-летие "освобождения Таллина" (со слов очевидца Арнольда Мери, немцев в Таллине практически уже не было, поэтому стоило бы подобрать другую формулировку) в самом Таллине будет делом непростым. Варварский "перенос" Бронзового солдата на Военное кладбище фактически уничтожил долго сохранявшийся обычай приходить на Тынисмяги 22 сентября. Обычай уничтожили, и ничего на его место не пришло.

И напоследок новости милитаристского угара. После того, как эстонские вояки ознакомились с результатами проведенного по заказу Министерства обороны исследования и выяснили, что "в случае войны около 200 000 жителей Эстонии точно или вероятно намерены покинуть страну", настало время напомнить этим паникерам, кто есть кто. И, в частности, напомнить о том, что по закону государство имеет право на время военных действий закрыть границу.

"Заместитель руководителя отдела стратегической коммуникации Министерства обороны Андрес Санг сказал, что до 2015 года закрытие границ регулировалось законом о государственной обороне в военное время, а с 2016 года – законом о государственной обороне. "По сути, с новым законом у государства осталась возможность в интересах государственной обороны и общественного порядка ограничить право человека на отъезд и приезд в Эстонию", – отметил он. По его словам, ограничения необходимы, чтобы к обороне государства было привлечено все общество и все средства и запасы".

Родион Денисов: "Ничего нового в этом нет. Вопрос в том, что реально можно перекрыть лишь погранпункты. С Латвией реальной границы у нас нет. Морское побережье перекрыть теоретически можно, но при условии, что на нем не будет отвлекающих военных действий. А с третьей стороны, как я понимаю, вместо границы фронт задуман. Вообще-то, такие новости скорее ухудшают патриотизм людей".

Александр Чаплыгин: "Как-то мало это похоже на демократию. И лично я не могу понять смысла подобного запрета: чем могут пригодиться воюющей стране женщины, старики и дети? Даже в темное средневековье защитники крепостей старались вывести за стены мирное население, поскольку оно не помогало, а мешало вести военные действия".

Интересно, что никто из участников этой, с позволения сказать, дискуссии, не вспомнил о конституции. А ведь этому посвящена целая статья – "Каждый имеет право покинуть Эстонию. Это право может быть в установленных законом случаях ограничено в целях обеспечения судебного и досудебного производства и в целях исполнения решения суда".

Так что закон о государственной обороне прямо противоречит в этой части конституции, канцлер юстиции, который был обязан это установить, спит, а народ своих прав не знает и знать не хочет.

Такое вот журналистское расследование. Одиннадцатое за день.

Свободу Юрию Мелю, Альгирдасу Палецкису, Олегу Бураку, Константину Никулину!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме