Первый успех эстонских солдат: как танки Манштейна не дошли до Ленинграда

Подготовка орудия к бою солдатами Северо-Западного фронта Красной Армии, 1941 год
© РИА Новости

Владимир Виталь

К 75-летию освобождения Прибалтики от нацистов Baltnews вспоминает путь эстонских солдат во Второй мировой войне. Первый успешный контрудар – под городом Сольцы, состоявшийся с 14 по 18 июля 1941 года. В ходе сражения были разгромлены танки генерала Манштейна. Чем советские войска обеспечили наступление, и в чем состояли главные ошибки вермахта?

Боевое крещение эстонских солдат: как дальние подступы к Ленинграду обороняли >>>

Мало кому известна одна из самых успешных операций советских войск, которая состоялась 14-18 июля тяжелом летом 1941 года. И уж тем более редкий читатель знает, что в этой битве с танками Манштейна приняли участие 22-й территориальный (эстонский) стрелковый корпус (22 ТСК) и латышская 183-я стрелковая дивизия (183 СД).

Положение на Северо-Западном фронте

Опьяненные удачей первых недель войны, не сбавляя темпа наступления немецкие части группы армий "Север" в составе 3-й моторизованной и 8-й танковой дивизий 56 механизированного корпуса (56МК) генерала Манштейна были брошены вдоль левого берега реки Шелонь в направлении городов Сольц–Шимск–Новгород. 

В случае овладения городом Сольцы противнику открывалась прямая дорога на Новгород, а оттуда – 200 км до Ленинграда.

Таким образом, между 16-ой немецкой армией (16 А), наступавшей южнее в направлении города Холм, и основными силами 56 МК образовалась брешь примерно в 100 км. Потеснив ослабевшие эстонские дивизии от шоссе в городе Порхов, уже 13 июля войскам противника удалось захватить город Сольцы. 

Потеряв всякую осторожность, передовые части 8-й танковой дивизии (8 ТД) генерала Эриха Бранденбергера, слишком далеко оторвались от основной группировки 56 механизированного корпуса, и ее части растянулись на 50 км вдоль дороги. 8 танковая  дивизия генерала Эриха Бранденбергера, уйдя вслед за частями 3-й моторизованной дивизии далеко вперед, не позаботилась о безопасности своих тылов и флангов.

© CC BY-SA 3.0/ wikipedia / Bundesarchiv
Эрих Бранденбергер (слева) и Эрих фон Манштейн, июль 1941 года

Этим и воспользовалось командование советского Северо-Западного фронта, которое в лице генерала Петра Петровича Собенникова и нового начальника штаба генерал-лейтенанта Николая Федоровича Ватутина, оценив сложившуюся ситуацию, разработали смелый план окружения немецких частей фактически их же методами. 

Командующий фронтом приказал директивой № 012 от 13 июля 1941 года войскам 11 А генерала Морозова, силами своей армии, усиленной 21 ТД 10-ого мехкорпуса, 70 СД Лужской опергруппы и 237 СД осуществить контрудар в районе города Сольцы. Для проведения контрудара командующий 11 А создал две группировки: северная – 70 СД, 237 СД, 21 ТД – и южная, которая состояла из 202 СД, 183 СД (выделенной из 24 территориального (латышского) стрелкового корпуса, усиленной и включенной в состав 22 ТСК), 180-й и 182-й СД корпуса. 

Они должны были сходящимися ударами отрезать группировку противника, прорвавшуюся к городу Сольцы. А 182 и 180 СД должны были отрезать противнику пути отхода, сомкнув "котел" и одновременно отражая деблокирующие атаки противника. Для обеспечения ударных группировок с запада 237-я СД одним полком должна была организовать надежное прикрытие, а 182 СД 22-ого ТСК – перейти в наступление и овладеть городом Порхов. Овладев Порховом, 182 СД нарушала бы тем самым тыловые коммуникации 8 ТД противника. 

Для 22 ТСК удар должен был не только решить тактическую задачу, но и поднять боевой дух самих эстонских частей, ослабленных неудачами первых боев.

Как проходил советский удар

Готовность войск для удара была назначено на 14 июля, и вечером войска фронта пошли в масштабное наступление. 

В этот день неожиданно для противника фланги немецких частей прорвали силы 11 Армии, огнеметные танки атаковали тылы, сжигая грузовики с бензином и боеприпасами, силы вермахта встретились с советским бронированным кулаком, включая новые мощные танки КВ. 

Перейдя в общее наступление, 182 СД быстро овладела восточной частью города Порхов. При подходе к реке Шелони части дивизии встретили упорное сопротивление противника с западного берега, и 182 СД не удалось с ходу полностью овладеть городом Порхов, но она смогла отвлечь на себя крупные силы немцев.

180 стрелковая дивизия сумела овладеть той самой линией обороны, которую она занимала с момента прибытия на фронт и постоянно отражала атаки небольших групп противника. 15 июля советские силы сломили сопротивление врага и окончательно отрезали ему пути отхода на запад – кольцо окружения уже непрерывной петлей сжалось вокруг 8 танковой дивизии вермахта.  

15 июля 180-я стрелковая дивизия нанесла удар в северном направлении из района Дно на Ситню. В течение двух последующих дней она продвинулась на 20-25 км, захватила пленных и трофеи и вышла на южный берег реки Шелонь. 

В это же время 183-я и 182-я СД 22-ой ТСК отражали мощные атаки деблокирующих сил противника, шедших на помощь окруженной 8-й танковой дивизии. Эстонские артиллеристы снова сдерживали немецкую бронетехнику своими в большинстве устаревшими пушками. 

Удар в тыл немецкой 8 ТД был настолько неожиданным и ошеломляющим, что части дивизии противника не смогли не то чтобы удержать Сольцы в своих руках, даже самостоятельно предпринять какие-либо меры для отхода через заградительные силы 11 А на западе.

Вот что писал об этом Эрих фон Манштейн в своих мемуарах: "Нельзя было сказать, чтобы положение корпуса в этот момент было весьма завидным".

Манштейн признавал, что окружение 8-й танковой дивизии было следствием недооценки противника, головокружением от предыдущих относительно легких побед и общего успеха. 

Путем снабжения по воздуху и последующего отвода 8 ТД через Сольцы удалось избежать полного разгрома окруженной дивизии. В результате контрудара советских войск под Сольцами противник понес ощутимый урон в технике: около 50 уничтоженных танков, вспомогательная грузовая техника и топливо. Благодаря этому контрудару, немецкие войска были остановлены на достаточно длительное время, что не позволило им с ходу окружить Ленинград и дало советскому командованию месяц времени.

17 июля советские части полностью овладели городом Сольцы и захватили большие трофеи: десятки грузовых автомобилей, 5 танков, 4 бронемашины и автобусы с документацией. Очевидно, именно здесь была захвачена документация, которая носила важный, особо секретный характер. Это вызвало озабоченность Главного командования вермахта, так как среди документов были инструкции по применению химических снарядов, а это шло вразрез с 23 статьей Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, принятой в 1907 году. В результате Манштейн получил выговор от вышестоящего начальства.

© РИА Новости
Горят разбитые советской авиацией немецкие военные объекты (съемка с воздуха), 1941 год

Из журнала боевых действий Северо-Западного фронта следует, что войска фронта на порхов-сольцском направлении проводили операции по уничтожению остатков окруженного противника, которым удалось выйти из окружения и уйти благодаря настойчивым и яростным атакам на запад от Сольцы и активным действиям авиации противника советским частям.

Уже 17 июля противник, усилив свои части резервами, а также введя в бой моторизованную дивизию СС "Мертвая голова", организовал деблокирующие удары, а навстречу ему из "ватутинского котла" пытались пробиться окруженные.

Советские же части, будучи значительно ослабленными и измотанными, не смогли продолжать наступление. Затем, перейдя на всех участках к обороне, начали постепенно отходить в восточном направлении. 182 СД вела бои севернее и южнее Порхова и к концу дня под давлением противника начала постепенно отходить. А 180 СД, отражая атаки немногочисленных групп противника, продолжила обороняться. 

В течение дня корпус вел упорные бои на всем фронте. Наиболее сильные атаки шли при поддержке бронетехники, в результате чего правый фланг 183 СД был оттеснен. 182 СД, ведя боевые действия севернее и южнее города Порхова, к вечеру 17-го июля была вынуждена отойти на восток, пока 180 СД продолжая вести бои, оставалась на прежних позициях. 

Тем временем уже к 18 июля массу частей, находившихся в районе города Сольцы, немцы смогли вывести из окружения, благодаря подтянутым резервам и активным действиям по вызволению группировки, но ценой больших потерь. 

Манштейн писал в своих мемуарах: "18 июля кризис можно было считать преодоленным. Фронт корпуса, направленный на восток и северо-восток и проходивший примерно на рубеже города Дно, вновь восстановлен".

А позднее Манштейн записал следующее: "Утешением дня нас было захваченное нами в самолете связи донесение советского маршала Ворошилова, который командовал противостоящим нам фронтом. Из донесения следовало, что были разбиты значительные силы советских войск, причем особо упоминались бои за Сольцы". Несомненно, то, что силы Северо-Западного фронта, в частности 11 А, в составе которой воевал 22 эстонский стрелковый корпус, были измотаны боями за уничтожение сил вермахта под Сольцами, однако в словах Манштейна есть огромная доля преувеличения.

Итоги битвы за Сольцы

Итог был следующим: битва за Сольцы была одной из первых успешных для советских войск операций тяжелого лета 1941 года, подготовленная во многом благодаря силам молодого и талантливого штабиста генерала Николая Федоровича Ватутина, в результате которой понес значительные потери в живой силе и технике 56 механизированный корпус Манштейна, опытнейшего генерала вермахта. Операция обеспечила срыв сроков наступления группы армий "Север" и, как следствие, невозможности взять с ходу город штурмом. 

© РИА Новости
Командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Николай Федорович Ватутин. Великая Отечественная война 1941-1945 годов.

Роль 22 ТСК в этой операции сложно переоценить, ведь на корпус была возложена одна из важнейших задач, был доверен фактически как весь южный фас ватутинского контрудара, так и сдерживание мощных деблокирующих ударов противника, и огромную роль в этом сыграли артиллеристы корпуса. И части корпуса отступили только под мощными ударами 3-й моторизованной дивизии противника – СС "Мертвая голова".

Причины, по которым советские войска не смогли развить успех от контрудара, – отсутствие значительных резервов, слабое действие противотанковой артиллерии, отсутствие стабильной связи, подавляющее присутствие в воздухе немецкой авиации на завершающем этапе операции и урон от вражеской артиллерии. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме