Спасти коалицию: возможен ли развал эстонского правительства?

Флаг Эстонии
© CC BY-SA 2.0/ Ville Säävuori

Майя Бобенко

Эстонскому правительству, сформированному по итогам мартовских выборов в Рийгикогу, исполняется сто дней. Что они изменили в жизни государства?

В то время как правительственная коалиция трещит по швам, и премьер-министр Юри Ратас вынужден извиняться за каждое высказывание своего партнера, правопопулиста Марта Хельме, поддержка оппозиционной Партии реформ достигла рекордного уровня со дня парламентских выборов. Как сложившаяся ситуация может отразиться на балансе политических сил в Эстонии и повлечет ли это за собой развал союза правых и центристов?

Рейтинги

По данным самых свежих опросов, рейтинг Партии реформ, оставшейся за бортом эстонского правительства в результате неудачных коалиционных переговоров, составил 39,1% – рекордная отметка, которую реформисты достигли с момента мартовских выборов в Рийгикогу.

На втором месте по-прежнему удерживается Центристская партия Эстонии, но их рейтинг отражает негативную динамику и снизился до 18,7%, что стало самым низким показателем для центристов в этом году.

Наиболее верный электорат у их партнеров по коалиции – EKRE, чей рейтинг в течение полугода практически не изменился и сохранялся на уровне 16%.

© Eesti Konservatiivne rahvaerakond
Флаги с символикой Консервативной партии Эстонии

Если же говорить о совокупности поддержки правящей коалиции, то наметившаяся тенденция к росту популярности оппозиционных сил ставит под сомнение легитимность действующего правительства.

О каком народном доверии может идти речь, если общий рейтинг правящей коалиции оказывается ниже, чем у партий, оставшихся без министерских постов? Все это лишь подкрепляется противоречиями в правительственном союзе.

Тройственный союз

Далеко не все в Эстонии верили в вероятность существования политического союза центристов, EKRE и "Отечества". Однако полярность мировоззрений не стала препятствием для коалиции "русской" и ультраправой партий, когда в их руках оказались реальные рычаги власти.

С одной стороны, в результате подобной коллаборации все стороны сумели достигнуть желаемого – центристы сохранили лидерство в правительстве, отечественники традиционно получили ключевые министерские посты, а консерваторы, наконец, ушли из оппозиции и приобрели решающий голос в эстонском политическом процессе.

С другой стороны, явное отсутствие общих точек соприкосновения в программных тезисах, за исключением "за все хорошее, против всего плохого", не позволило трем политических силам выстроить крепкий фундамент союза, столь необходимого для того, чтобы уверенно держаться до конца парламентского срока. И теперь эта довольно шаткая конструкция сотрясается от каждого неосторожного высказывания политиков, не имеющих единого представления о будущем своей страны.

Так, в интервью Baltnews мэр Таллина Михаил Кылварт рассказал, что действующая коалиция центристов с EKRE и "Отечеством" является единственной возможностью сохранить в Эстонии образование на русском языке. Слова столичного градоначальника вызвали широкий резонанс в СМИ, а "патриотично" настроенная общественность успела обвинить Кылварта в предательстве национальных интересов государства. Кроме того, свое несогласие с видением будущего русского языка в Эстонии выразил и лидер "Отечества" Хелир-Вальдор Сеэдер, заявив, что Эстония в конечном счете все равно придет к единой системе эстоноязычного образования.

Примечательно, что коалиционный договор не предусматривает изменения Закона об основной школе и гимназии, а без изменения закона невозможно закрыть русские школы. Таким образом, тезис мэра Таллина оказывается ближе к истине, нежели отечественника, который вынужден сохранять правую риторику перед своим ядерным электоратом.

Той же логикой руководствуется и третья сторона коалиции – EKRE. Чтобы не потерять своего национал-консервативного избирателя Хельме, сотоварищи периодически выходят за рамки правительственной повестки и озвучивают идеи, в корне противоречащие ее главному курсу.

Одно из наиболее резонансных высказываний лидера EKRE, предрекшего Евросоюзу судьбу СССР, спровоцировало новую волну негатива уже не только со стороны оппозиции, но и в самом правительстве. Стоит отметить, что вне зависимости от того, какие партии находятся у руля, преданность европейскому ориентиру за всю историю постсоветской Эстонии никогда не подвергалась сомнению. Такое посягательство EKRE на "священную корову" государства уже не находит оправданий и в глазах союзника премьера Юри Ратаса, что порождает новые разговоры о распаде коалиции.

Распад возможен?

Тем не менее говорить о бесславном развале "тройственного союза" центристов с праворадикалами преждевременно. Очевидно, что в сложившейся коалиции стороны чувствуют себя неуютно. Даже если премьер не согласен с риторикой одного из министров, молчание Ратаса воспринимается как согласие и автоматически трансформируется в правительственную позицию. Именно поэтому оправдания и извинения станут ежедневной нормой, которой Ратас будет расплачиваться за свое премьерское кресло.

Что касается единого взгляда на развитие своей страны, то в текущей коалиции об этом говорить совсем не приходится. Это ярко доказывает и 36-страничный документ, на котором базируется правительственный союз. По большей части коалиционное соглашение содержит ни к чему не обвязывающие фразы типа "будем способствовать" и "изучим возможности". Реальный же курс правительства в текущем союзе трех партий будет определяться политической конъюнктурой и возможностями госбюджета, а вовсе не теми обещаниями, которыми политики кормили своего избирателя до марта текущего года.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме