Цена сделки с нацизмом: как Мюнхенский сговор европейских держав запустил самую большую войну в истории

Подписание Мюнхенского соглашения. Слева направо: Невилл Чемберлен, Эдуард Даладье, Адольф Гитлер, Бенито Муссолини и Галеаццо Чиано, 30 сентября 1938 года
© CC BY-SA 3.0/ wikipedia / Bundesarchiv

Владимир Виталь

Сторонники идеи о пакте Молотова-Риббентропа как "сговоре двух диктаторов" намеренно забывают упомянуть роль Мюнхенского соглашения 1938 года – кульминации беспомощности европейской дипломатии перед лицом нацистской угрозы.

В 2019 году отмечается восьмидесятилетие подписания советско-германского пакта о ненападении, пакта Молотова-Риббентропа.

© AFP 2019
Фридрих Гаус, Иоахим фон Риббентроп, Иосиф Сталин и Вячеслав Молотов после подписания советско-германского пакта, 23 августа 1939 года

С приближением памятной даты подписания соглашения – 23 августа – вновь звучат ангажированные утверждения, что якобы этот документ был "спусковым механизмом Второй мировой войны". При этом сторонники идеи о "сговоре двух диктаторов" намеренно забывают упомянуть роль Мюнхенского соглашения 1938 года – кульминации недальновидности и беспомощности европейской дипломатии перед лицом нацистской угрозы.

Предпосылки

После окончания Первой мировой войны рухнули две империи – Германская и Австро-Венгерская. На осколках Австро-Венгрии возникли новые государственные образования, в которых немцы были представлены наиболее высоким процентом от числа населения – Австрия и Чехословакия.

Пришедший к власти в Германии Адольф Гитлер декларировал в своей политике объединение всех "германских земель", включавших в себя Данциг (ныне польский Гданьск), Австрию и часть земель населенных немцами в Чехословакии. В 1937 году в личной беседе с Гитлером лорд-председатель Тайного совета Великобритании Галифакс, обсуждая членство Германии в Лиге Наций, в числе прочего заявил: "Все остальные вопросы можно характеризовать постольку, поскольку они касаются изменений европейского порядка которые, возможно, рано или поздно произойдут. К этим вопросам относятся Данциг, Австрия и Чехословакия. Англия заинтересована лишь в том, чтобы эти изменения были произведены путем мирной эволюции, и чтобы можно было избежать методов, которые могут причинить дальнейшее беспокойство, которых не желал бы ни фюрер, ни другие страны".

Решающим стал 1938 год. Произошел аншлюс Австрии Германией. Это событие не вызвало особого протеста среди держав Антанты – Англии и Франции. Далее нацисты устремили свои взоры на Судетский край в Чехословакии, где компактно проживало немецкое меньшинство.

© CC BY-SA 3.0/ wikipedia / Bundesarchiv
Жители Австрии встречают германские войска, 13 марта 1938 года

К слову, на  чехословацкие земли имели виды и Польша (которая имела виды и на литовские территории и нуждалась в поддержке Германии в этом вопросе) и Венгрия. Но без германской поддержки эти страны опасались что-либо предпринять. Да и Германия на тот момент еще была слаба и действовала с оглядкой на Англию и Францию.

Сразу после аншлюса Австрии на стол Сталина легла докладная записка от народного комиссара иностранных дел СССР Литвинова в которой последний предложил сделать официальное заявление с целью консолидировать пацифистки настроенные силы в Европе и приободрить чехословацкое руководство, которое было всерьез обеспокоено действиями Германии, а также приготовлениями Польши вдоль границ ЧСР.

Предложение СССР о созыве конференции для противодействия нацистской экспансии, натолкнулось на полное равнодушие антисоветски настроенного британского правительства премьер-министра Невилла Чемберлена. Отказались от сотрудничества Польша и Румыния.

Аншлюс Австрии стал сигналом для постепенно осмелевшего нацистского руководства, которое прощупывало почву для дальнейших экспансионистских  действий, а также для Партии судетских немцев под руководством Конрада Генлейна. Англия и Франция выбирают "политику умиротворения" и фактически не оказывают на германское руководство никакого давления.

Все последующие шаги Германии были четко ориентированы на отторжение от Чехословакии Судетской области, населенной преимущественно этническими немцами (три миллиона человек). Для этой цели были активно задействованы члены Судетско-немецкой партии (СНП), которые должны были изнутри способствовать развалу Чехословацкой республики. Эта организация поддерживалась и финансировалась Главным управлением безопасности СД, которую возглавлял Рейнхард Гейдрих.

В апреле 1938 года прошел  съезд СНП, на котором ее лидер, национал-социалист Конрад Генлейн выдвинул требования чехословацкому правительству, которые по сути означали выход Судет из состава республики. Во время муниципальных выборов 22 мая был подготовлен путч, чтобы превратить их в плебисцит. Тогда же представители нацистского руководства начали осуществлять военно-политическое давление на руководство республики, сконцентрировав части вермахта вдоль границ с ЧСР и спровоцировав первый Судетский кризис.

© Public domain/ wikipedia
Добровольческий корпус судетских немцев в 1938 году

По данным советской  разведки, Польша и Румыния активно наращивали военную силу вдоль чехословацкой границы. Войска ЧСР занимали долговременные  приграничные укрепления и штурмовать их у вермахта не было реальной возможности. В этой ситуации Советский Союз предлагает созвать конференцию чтобы решить проблему сообща. В ответ снова молчание.

Уже 7 сентября 1938 года одновременно с требованиями Судетско-немецкой партии об автономии для Судетского края начинаются беспорядки, спровоцированные немцами. Происходят столкновения с полицией и регулярной армией.

Гитлер и Генлейн договариваются о том, чтобы требования СНП были невыполнимыми. Это используется как повод для усугубления положения в Судетах, для раскачивания обстановки изнутри.

Чехословакия на тот период обладала современной и хорошо оснащенной армией, имела тяжелую промышленность, благодаря которой экспортировала вооружение в другие страны. Перспективы потери Судет беспокоили Прагу всерьез. С их утратой Чехословакия теряла почти половину промышленных объектов и линию долговременных оборонительных укреплений вдоль границы с Германией.

Англо-французские ультиматумы Праге

В этой ситуации Гитлер сделал прямое заявление британским и французским дипломатам, что якобы хочет мира, но если правительство ЧСР не выведет войска из Судетского края, то будет война. Германия была не настолько сильна, и ее руководство явно блефовало. Но уже 15 сентября в баварскую резиденцию фюрера прилетел глава британского правительства Невилл Чемберлен, которому Адольф Гитлер поведал о несправедливом положении судетских немцев в ЧСР, необходимости предоставить им право на самоопределение и присоединения этих территорий к рейху. Гитлер добавил, что готов пойти на риск новой мировой войны.

© CC BY-SA 3.0/ wikipedia / Bundesarchiv
Невилл Чемберлен (слева) и Адольф Гитлер на встрече в Бад-Годесберге, 23 сентября 1938 года

19 сентября чешская разведка наблюдала активное развертывание немецких войск вдоль своей границы: мобилизуются  и вооружаются самолеты   гражданской авиации, подходят новые танковые дивизии, создаются приграничные аэродромы.

21 сентября Англия и Франция подталкивают Чехословакию к принятию требований Гитлера, опасаясь новой общеевропейской  войны. Первоначально Прага отказалась от англо-французских предложений, но ей тут же начали угрожать ответственностью на случай развязывания полномасштабного конфликта. Этим фактически аннулировался франко-чехословацкий союзнический договор, который обязывал Францию и Чехословакию прийти на помощь друг другу в случае военной угрозы.

Позиция СССР и роковая роль Польши в чехословацком кризисе

В отличие от Франции, Советский Союз не отказывался от своих союзнических обязательств перед Прагой (договор от 16 мая 1935 года) и изъявлял желание выполнять их, но по требованию чехословацкой стороны, о чем Москва неоднократно сообщала в своих посланиях президенту Эдварду Бенешу.

© CC BY 3.0/ wikimedia / Ladislav Janda
Президент Чехословакии Эдвард Бенеш

21 сентября советские представители в Лиге Наций поставили вопрос об оказании военной помощи Чехословакии, но при условии, что Франция ее также поддержит, ведь Франция и СССР имели с ЧСР договоры о взаимопомощи. Проблема Советского Союза была в том, что даже при наличии заключенного договора о взаимопомощи с Прагой, но не имея с ней общих границ, Москва вынуждена была прежде всего рассчитывать на добрую волю находившихся между Чехословакией и СССР Польшей и Румынии для пропуска своих войск на помощь чехословацкой армии, а также военно-политическую поддержку Франции в совместных действиях против германской агрессии.

Поэтому 23 сентября советское руководство, обеспокоенное сложившейся ситуацией, вновь предлагает Праге военную помощь, но при условии пропуска советских войск через границу Польши и Румынии, и приводит в боевую готовность войска вдоль западной границы. Польша, имевшая договор о ненападении с Германией и антисоветски настроенное руководство, решительно отвергает такие предложения и заявляет, что любое движение через ее территорию частей Красной армии, будет считаться покушением на суверенитет  и встречено ударами польской армии. Пролет авиации будет встречен зенитным огнем.

В то же самое время польская и венгерская армии сосредотачивают свои силы вдоль чехословацкой границы, каждая в ожидании получить "свой кусок чешского пирога" – Тешинский край (Польша) и Подкарпатскую Русь (Венгрия). Потому-то польское руководство и было заинтересовано в сохранении чехословацкой напряженности, и по сути Польша стала соучастницей германской агрессии. Советское руководство, в свою очередь,  предостерегало Польшу от агрессивных намерений в отношении чехословацких земель. Нарком иностранных дел СССР Литвинов заявил, что в случае перехода польских войск чехословацкой границы Москва аннулирует существовавший советско-польский пакт о ненападении от 23 декабря 1932 года.

Во французском правительстве тем временем царили пацифистские настроения, а для защиты Чехословакии правительству Даладье необходимо было бы еще заручиться английской и польской поддержкой. Но пока что все союзнические обязательства перед Прагой  ограничивались лишь уклончивыми заявлениями прессе, что "Франция выполнит свой долг по отношению к Чехословакии". Параллельно французский премьер Эдуард Даладье оказывал давление на чехословацкого президента Эдварда Бенеша, склоняя пойти на уступки Германии. 

27 сентября Гитлер объявил французским и британским дипломатам в Берлине о непреклонности своей позиции по Чехословакии, что по сути означало ультиматум. На следующий день Чемберлен заверил фюрера, что тот "может получить все без необходимости начинать войну".

29 сентября в Мюнхене начинает работу конференция, на которой присутствуют английский премьер-министр Невилл Чемберлен, французский премьер-министр Эдуард Даладье, итальянский премьер-министр Бенито Муссолини, его зять, министр иностранных дел граф Чиано и, конечно же, Адольф Гитлер. Весь цинизм ситуации состоял в том, что в зал, где проходила конференция и где обсуждалась судьба Чехословакии, не был даже приглашен представитель этой страны и никто из присутствующих не заявил в связи с этим протест. Никого из представителей СССР на конференцию также не пригласили.

После обсуждения деталей были приглашены представители Праги и им было озвучено: до 10 октября полностью передать Германии территорию Судетского края, а также решить вопрос с венгерским и польским национальным меньшинствами. Дальнейшие вопросы оставлялись на усмотрение четырех держав.

Трагическая развязка

30 сентября после недолгих протестов чехословацкие представители, которые понимали, что остались один на один с агрессором, и никакие союзнические договоренности c европейскими державами не спасут страну от гибели, принимают условия Мюнхенского соглашения.

Невилл Чемберлен вернувшись в Лондон провозгласил прямо на летном поле перед ликующей толпой: "Господа, я привез мир для нашего поколения!". Он считал себя триумфатором и поборником мира. Эдуард Даладье был также встречен ликующей толпой на аэродроме, и вся Франция вздохнула с облегчением. Но только редкие политики и дипломаты понимали, что замаячила тень новой войны.

Польша 30 сентября одновременно с Германией вводит войска и получает Тешинский край, а 7 октября образуется новое, прогермански ориентированное государство – Словакия. Немного позднее Венгрия вводит войска в Подкарпатскую Русь.

© Public domain/ wikipedia / Polish National Digital Archive
Польская армия производит захват Тешинской Силезии, 1938 год

Москве остается лишь быть сторонним наблюдателем всей этой европейской авантюры и окончательно расстаться с иллюзиями относительно антигерманских намерений  Англии и Франции, которые умело подталкивали на восток германскую агрессию, к самым советским границам.

Таким образом, были наглядно продемонстрированы истинная стоимость англо-французских гарантий и готовность Парижа и Лондона противостоять германской экспансии в Европе.

Видя ликование в Палате общин, Уинстон Черчилль высказал следующее: "Не думайте, что это конец. Это только начало расплаты. Это первый глоток. Первое предвкушение той горькой чаши, которую нам будут подносить год за годом".

Уже в марте 1939 году вермахт входит в Прагу и Чехословакия ликвидируется окончательно, образовав немецкий протекторат – Богемию и Моравию. Управлять протекторатом был поставлен человек Гиммлера, известный нацистский палач, начальник Главного управления имперской безопасности СД – Рейнхард Гейдрих. И даже тогда протестов европейские державы не выразили. Страну поглотили на глазах всего мира, Чехословакия была отдана на заклание и погибла.

Недальновидная политика европейских держав, подыгрывание нацистам, нежелание Англии и Франции пригласить к решению политического кризиса СССР, антисоветский настрой Польши и ее роль в разделе Чехословакии – вот главные факторы, которые поставили поезд европейской политики на рельсы опасного исторического пути, по которому он со стремительной скоростью отправился к новой мировой бойне.

В Москве, проанализировав произошедшее и исчерпав все возможности призвать европейские державы к здравому смыслу, пришли к простому  выводу – настало время, когда только собственными силами можно сохранить мир на своей территории.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме