Дороги войны: история первого эстонского стрелкового корпуса

Стрелковая дивизия, май 1941 года
РИА Новости

Владимир Виталь

Достаточно много написано книг о 8-м Эстонском гвардейском стрелковом корпусе. Однако малоизвестной остается история первого эстонского стрелкового корпуса, просуществовавшего чуть более года.

После образования Эстонской ССР (также Латвийской и Литовской) Народным комиссариатом обороны СССР был издан приказ номер 0191 от 17 августа 1940 года о создании национальных соединений РККА из бывших армий Эстонии, Латвии и Литвы.

Согласно приказу, каждая национальная армия трех балтийских республик переформировывалась в территориальный корпус, который входил в подчинение Прибалтийского Особого военного округа Красной армии. Изначально даже предлагалось переформированные в корпуса армии использовать либо на Дальнем Востоке против японцев, либо же в качестве экспедиционных сил против афганцев, но эти идеи были отвергнуты.

Новым корпусам были присвоены номера: 22-й – эстонский, 24–латышский, 29 – литовский территориальные стрелковые корпуса. Территориальными они были потому, что личный состав набирался исключительно из представителей местного населения за исключением части командного состава, прибывшего из других воинских частей Красной армии, и располагались в своих национальных республиках.

Формирование 22-го территориального эстонского стрелкового корпуса не вызвало особых сложностей, так как попросту четыре эстонских пехотных дивизии были сведены в две – 180-ю и 182-ю стрелковые дивизии, а штаб бывшей национальной армии – в управление с частями корпусного подчинения. Командующим корпуса стал кадровый эстонский кавалерист – генерал-лейтенант Густав Йонсон, командирами дивизий стали также генералы из "старой армии": командующий 180-й стрелковой дивизии – генерал Рихард Томберг, командующий 182-й стрелковой дивизией – генерал Яан Круус.

Великая Отечественная война
РИА Новости
Великая Отечественная война

Дивизии носили названия из-за расположения частей в северной или южной Эстонии: 180-я – "северная" со штабом в Таллине и 182-я – "южная" со штабом в Тарту.

Униформу согласно приказу номер 0191 оставляли прежней, лишь сняв знаки различия эстонской армии, споров шевроны и погоны. Взамен пришивались петлицы и командирские шевроны-уголки, а на головные уборы вместо герба со львами ставились пятиконечные звездочки. Снаряжение было частично британского, частично эстонского производства, тогда как ранцы и каски – немецкого образца времен Первой мировой войны.

На немецкие каски М-18 краской через трафарет наносились красные звезды. Вид эстонских командиров и красноармейцев был весьма колоритный и, по мнению советских командиров, "какой-то совсем не советский, а иностранный, вражеский".

Вооружение преимущественно оставалось от прежней армии: британские, русские и немецкие винтовки, датские пулеметы "Мадсен", шведские зенитные орудия "Бофорс", бельгийские пистолеты ФН, французские и немецкие пушки и гаубицы еще со времен Первой мировой войны. Большое количество иностранного вооружения и к тому же отличающегося по калибрам от стандартов, принятых в Красной армии, вносило определенную неразбериху и сложности с обеспечением боеприпасами, что наглядно показали бои лета 1941 года.

Рядовые так же, как и командиры, которые были, как правило, в прошлом офицерами или унтер-офицерами из армии периода авторитарной республики Пятса, набирались из эстоноземельцев. Из кадровых частей Красной армии были преимущественно заместители командиров ротного, батальонного, полкового и дивизионного уровня, а также преимущественно политработники.

Уставы, наставления и прочие инструкции Красной армии были переведены на эстонский язык, чтобы информация была доступна каждому. Строевые команды на русском языке писались в эстонской транскрипции. В ежедневные занятия вошли уроки русского языка.

Некоторые офицеры были уволены со службы, но с рекомендацией республиканским властям Эстонской ССР озаботиться предоставлением уволенным работы в госструктурах (в их число вошли и будущие участники эстонских полицейских частей и частей Ваффен СС Ребане, Соодла, Соболев и другие). Также из рядов корпуса были уволены этнические немцы, которые репатриировались на историческую родину в рейх.

После первоначальных этапов формирования 22 эстонского корпуса была проведена переаттестация личного состава из числа бывших офицеров и унтер-офицеров (сержантов – прим. Baltnews), часть из которых была повышена в звании и должностях.

Бойцы народного ополчения ведут огонь из окопов в боях под Ленинградом,1941 год
РИА Новости
Бойцы народного ополчения ведут огонь из окопов в боях под Ленинградом,1941 год

Так как в Красной армии идеологическая составляющая ВКП(б) занимала значительное место, при каждых подразделениях от взвода до дивизии и корпусного уровня были назначены политработники и созданы комсомольские и партийные организации с выпуском агитационного материала, проведением политических конференций и ведением пропагандистской работы. Эта работа велась, прежде всего, кадровыми политработниками из СССР, которые не владели эстонским языком, прибегая к помощи заместителей из числа знающих язык. Но всего этого было недостаточно. Зачастую случалось недопонимание.

И хотя на протяжении всего периода с момента создания корпуса проводилась усиленная политическая работа, в частях вскрывались случаи не просто халатного отношения к службе, а саботажа и дезертирства. Мотивы этих действий были самыми различными: от банального неприятия нового питания до недовольства советским строем и озлобленности на власть за национализацию имущества. Отмечались факты распространения антисоветских листовок, порча агитационного материала и портретов государственных руководителей СССР. С этим боролись достаточно строго, от краткосрочных арестов и понижения в звании за халатное отношение к службе до тюремных сроков и расстрела за попытку уйти за границу.

Личный состав частей эстонского корпуса – от рядовых до генералов – 23 февраля 1941 года принял красноармейскую присягу на верность социалистической родине, и корпус стал полноценным воинским формированием Красной армии.

Зима и весна 1941 года были наполнены усиленными тренировками и учебой всего личного состава корпуса. Проводились стрельбы, метания гранат, зимние лыжные походы, освоение советских систем стрелкового вооружения. Летом, во второй половине июня 1941 года, части эстонского корпуса расположились в полевых учебных лагерях на юге Эстонии, в местечке Вярска, где их и застала весть о начавшейся войне.

Эстонскому корпусу еще предстоит пройти множество сражений по псковской и новгородской земле. Корпус примет участие в крупных операциях Северо-Западного фронта: оборона Порхова и станции Дно, контрудар под Сольцами, контрудар и оборона Старой Руссы. За свой подвиг при обороне штаба корпуса 17 июля 1941 года заместитель политрука Арнольд Константинович Мери позднее получит звание Героя Советского Союза.

Воины эстонского  корпуса проявили упорство и героизм в сражениях, а эстонские артиллеристы снискали себе славу в боях с танками Манштейна.

Корпус, после тяжелых потерь, был расформирован 31 августа 1941 года. Но 180-я и 182-я стрелковые дивизии продолжили воевать. Личный состав из числа красноармейцев и командиров эстонской национальности, согласно приказу начальника Главного политического управления Красной армии Льва Мехлиса, будут изъяты и направлены в трудовые батальоны на Урал, где на их базе будут созданы новые эстонские дивизии и новый Эстонский стрелковый корпус, который с боями освободит Великие Луки, Тарту, Таллин и другие города, пройдя дорогами войны, встретит победный май 1945 года в Курляндии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.