Культуру в Прибалтике убивают русофобией

Театр
© РИА Новости / Вадим Анцупов

Владимир Шляхов

Деятели культуры в Прибалтике, которые не чураются резких высказываний в сторону России и русских, опускают свое ремесло на абсолютно недостойный уровень.

Если раньше заявления о российской агрессии делали в Прибалтике в основном политики и общественные деятели, то в последнее время в этом выгодном мероприятии отметились и некоторые деятели культуры. Уроженка Эстонии актриса Юлия Ауг, писатель Индрек Харгла, режиссер Херманис, список можно продолжать и дальше.

В поисках очередного "агрессора"

Проявление этой не самой приятной тенденции продолжилось буквально на днях, после того, как "Гаврош нашего времени" – российская актриса Юлия Ауг – на днях прорвалась на свои очередные политические баррикады. В интервью журналисту немецкой телерадиокомпании Deutsche Welle она не только назвала Россию тоталитарным государством, но и обвинила ее в аннексии Крыма и Эстонии. Ее мнение было услышано практически всеми эстонскими средствами массовой информации: каждый новостной портал "забил в колокол", призывая своих читателей насладиться уникальной правдой об "агрессоре".

Конечно, уроженка Эстонии Юлия Ауг, в которой, как она заявила, нет ни капли русской крови, сильно переволновалась. Иначе чем можно объяснить тот факт, что в указанном интервью она себя называет то либералкой, то полуязычницей. То, что язычество и либерализм категорически никак не связаны друг с другом, ее, похоже, не очень-то и беспокоит. Как не трогают, очевидно, нашу героиню вообще все нюансы эстонско-русской политики. К этому наша "дама в образе" добавила: "У меня полное ощущение того, что мы находимся где-то внутри системы, формирующей тоталитарное государство. Все признаки этого в России налицо. Например, всегда есть некая официальная мифология, которая выдает желаемое за действительное".

Актриса Юлия Ауг
© РИА Новости / Владимир Астапкович
Актриса Юлия Ауг

Если верить ее словам, никакого противостояния у русских и эстонцев нет – просто Россия когда-то травмировала Эстонию, и коренное население этого, конечно, ее уроженцам и жителям никак не может забыть. Итак, наша актриса заявила: "Они (русские и эстонцы – прим. Baltnews) не ссорились, это другие взаимоотношения – агрессора и жертвы. Это нельзя назвать ссорой. И поэтому я очень хорошо понимаю эстонцев, которые не любят русских".

Конечно же, Юлия Артуровна, говорим мы уже от себя, в этом вопросе "оккупанты" поступали как самые настоящие агрессоры. Например, приехав по вербовке в Эстонию, они, почему-то не посоветовавшись с коренным населением, настроили десятки предприятий промышленности, жилые комплексы, а такие люди, как Юрий Михайлович Лотман, даже внесли значительный вклад в культуру общемирового значения.

Но появились, по заявлениям нашей новоявленной "Кассандры", уже молодые русские люди, которые устремлены в Европу. К ним-то, говорит наша гастролерша (она временами устраивает выступления в Эстонии), и нужно русским стремиться.

Впрочем, чтобы избежать обвинений в голословности, процитируем саму Ауг. "Но, кстати, сейчас выросло другое поколение, которое уже не то, что не любит русских, – они просто ориентированы в первую очередь на Европу. Исторически они знают о взаимоотношениях Эстонии с Россией, но у них уже нет такой травмы в буквальном смысле слова", – заявила актриса.

Вспоминая ее единомышленников…

К сожалению, уроженка самого русского в Эстонии города далеко не одинока в своих ярких, как у восточной гадалки, "прозрениях". В Прибалтике вполне хватает деятелей культуры, для которых оглашать общественно-политическую сцену страны подобными заявлениями – в порядке вещей, причем очень давно.

За примерами далеко ходить не надо – в качестве непревзойденного образца подобных высказываний можно взять 44-летнего эстонского писателя Индрека Харгла. После катастрофы малазийского "Боинга" он прямо заявил о том, что отказывается покупать продукты, на которых имеется перевод на русский язык, а также обмолвился и про то, что его книги никогда не будут переведены на русский язык.

Такие же примеры в жизни культуры есть и в соседней Латвии. Например, если взять высказывания латвийского режиссера Алвиса Херманиса, то в них можно обнаружить немало, я бы сказал, во многом фантастических для нас "артефактов". Так, по его словам, Россия использует мягкую силу, чтобы оккупировать снова Латвию. Именно он считает, что творческие люди, работающие в России, – это часть системы, даже если они против Кремля. Наконец, он публично озвучил свой новый "диагноз": Россия – это "болезнь всего мирового сообщества". Не будем злословить по поводу высказанных им глупостей. Здесь многое объясняет тот факт, что данный режиссер сильно дорожит дружбой с бывшим президентом СССР Михаилом Горбачевым. Не так давно совместно с Театром Наций, которым, как известно, руководит Евгений Миронов, он поставил у себя спектакль, посвященный одному из главных разрушителей советской державы.

"Шарашкины конторы" прибалтийских республик

Однако, анализируя русофобскую политику Прибалтики в области культуры, не стоит опираться на "единственно верное" мнение тех, чьи физиономии всегда были готовы лопнуть от злобы к "большому соседу". И тут совсем не имеет значения, о каких временных отрезках тянется тонкая нить наших разговоров. Будь то времена СССР, когда культура Эстонии как никогда поддерживалось (шутка ли сказать, ни одна провинциальная, равная Эстонии область страны не могла позволить себе такого шика, как Эстонская ССР, где существовало шесть национальных театров), или нынешняя России, в которой тот же Алвис Херманис смог удачно осуществить ряд своих "вавилонских" проектов. Другие, все больше проявляющие себя в Эстонии силы (центристы, социал-демократы и прочие) прекрасно понимают, что хищнический оскал национализма – не выход из создавшегося в стране положения, и уже понемногу выбираются из своей "медвежачьей спячки". Ведь идет борьба за потенциальный электорат.

Театральный режиссёр Алвис Херманис
© Sputnik / Sergey Melkonov
Театральный режиссёр Алвис Херманис

Конечно, на первый взгляд их инициативы можно назвать интересным начинанием. Скажем, когда несколько лет назад появился канал для русских, на котором стараниями журналиста Александра стали вестись передачи о русской и эстонской культурах, у коллег чуть ли не слюньки потекли от зависти. "Мы, – говорили эти бравые ребята с неопределенного цвета очками на своих глазах, – устанавливаем мост между русскими и эстонцами и никакой пропагандой не занимаемся". И действительно, так поначалу и было – когда, например, вышел цикл передач о регионах России, от Петербурга до Владивостока, затем – познавательное интервью с подругой покойного рок-музыканта, лидера группы "Гражданская оборона" Егора Летова. Но вот другом редакции становится лектор Евген Цыбуленко (это он в свое время ввел кощунственный мем "9 мая – день победы Колымы над Бухенвальдом"), известный своими отнюдь не "культурными" высказываниями. После этого все в новой "конторе по изготовлению рогов и копыт" встало на свои места – все поняли, какие роли исполняют и "Остап Бендер", и его незаменимый "зиц-председатель Фунт", и даже вроде не имеющий никакого отношения к подобным комбинациям "Козлевич".

Что говорить, если в одном из выступлений редактора, выпустившего, кстати говоря, недавно документальный фильм "Украинцы в Эстонии", есть такие слова: "Героические мифы о войне нужно разрушать. Об этом и написал Экзюпери в своем тексте. На войне не может быть подвига. Это просто черная работа людей, которые, может быть, не хотели делать эту работу, их послали туда".

Впрочем, подобные "шарашкины конторы" в области культуры, как и неуловимые дамы и господа "в образе", в Прибалтике существуют давно. В качестве примера рассмотрим Союз писателей Эстонии, которым руководит госпожа Елена Скульская. Писательница, дочь прозаика Григория Скульского и подруга Довлатова, она, кажется, многим известна своими феерического размаха инициативами. Достаточно напомнить, что не без ее участия проходят в Эстонии "Дни Довлатова". Но вот на вопрос корреспондента Delfi о том, почему молодежь ностальгирует по СССР, она внезапно заявила: "Почему людям хочется вернуться в Ад? У каждого, вероятно, свои причины: в Аду тепло, все идет раз и навсегда заведенным порядком, все поют хором и никто не выступает из строя".

Открытие литературного фестиваля "Дни Довлатова"
© РИА Новости / Вадим Анцупов
Открытие литературного фестиваля "Дни Довлатова"

Антисоветизм уже давно стал в Эстонии, да и везде, эвфемизмом скрытой русофобии. Именно поэтому многие эстонские политики прибегают к этому надежному средству. Был даже введен такой лозунг: "Коммуняк – в печь!" Скульская в этом смысле не стала исключением: не глядя выстрелила в собственное прошлое, которому сама обязана.

Но, может быть, мнение руководительницы Союза – одно (тут не то что в политике, в стихах ее разобраться невозможно – "Сосцы рябины кровной, / укушенной лающим дождем"), а деятельность руководимого ею Союза – совсем другое? Созданный в противовес объединению русских литераторов Эстонии, как филиалу Союза писателей России, этот "анклав" существовал как будто бы вполне независимо. Раскручивал, например, талантливого писателя Андрея Иванова, который получил общероссийскую известность и даже вписался в лауреаты премии "Нос", финансируемую на деньги Михаила Прохорова.

Но вот несколько лет назад вышел его роман "Аргонавт", про который маститые литературные критики (преимущественно из либерального круга) написали всякого: здесь, оказывается, есть и синтез Джойса и Набокова, и проблема, если читать напутствие Дмитрия Бавильского, "экзистенциального неблагополучия" и "агрессивного наступления виртуальной реальности". Однако за каждым из экспериментов писателя видны ростки общественно-политической позиции автора. Для того, чтобы это понять, особенно потеть и не нужно. Достаточно взять наугад любую цитату из романа, например, такую: "Вот она – проверсия русского мышления. Вот он – русский человек. Во всей своей красе. Медвежий угол, медвежий угол. И надо же, они родились и выросли в Европе, и все равно – медвежий угол. Не Заполярье, не Мценск, не Томск – медвежий угол в голове русского человека. В голове каждого. Выдавливать его из себя – единственное достойное занятие".

Не такой уж читатель дурак, чтобы не понимать основных посылов автора. За комментариями по этому поводу мы обратились к одному из местных писателей. Из его слов удалось выяснить, что в Эстонии, оказывается, уже давно активно функционирует группа окололитературных русскоязычных деятелей, которая с начала 90-х годов занимается заменой прибалтийской русской литературы каким-то суррогатом.

Все это, по его словам, имеет цель – фактическое уничтожение русской мысли через постепенную эрозию. По их представлениям, они-то и "нашли" Иванова, "талантливого эстонского русскоязычного писателя" – "для создания новой, эстонско-русской литературы", выхолощенной от всякой русской мысли и духа.

Иванов на эту роль подходил как никто другой – писал от лица "человека вселенной" и делал попытки ремейка сплошной рефлексии 40-летнего мужчины а-ля Виктор Пелевин.

Почему интегрированные никогда не станут своими?

Обозревая ряд выступлений деятелей культуры Прибалтики, что мы можем сказать в итоге? Остается отметить только одно: каким бы маневрам не прибегали "Остапы Бендеры" нового прибалтийского разлива, какие бы заявления не делали Ауги, строительство культурных мостов в том виде, в каком это ведется сегодня, в принципе не может увенчаться успехом. Ведь в его основе лежит не попытка каким-то образом установить взаимодействие между культурами, а подавление одной из них при помощи другой. Это, между прочим, не приветствуют и сами носители государственного в Эстонии языка. Едва наш интегратор Иванов, так не любящий русского медвежьего угла, удостоился гражданства Эстонии "за особые заслуги", как его коллега Индрек Харгла демонстративно вышел из Союза писателей Эстонии.

Индрек Харгла
Индрек Харгла

В интервью газете Õhtuleht он тогда заявил: "Руководство Союза писателей проводит враждебную Эстонии политику, не соответствующую ее идеалам. Я не хочу состоять в Союзе, которым руководят социал- демократы, начавшие увеличивать численность граждан ЭР за счет инородцев".

Актриса Юлия Ауг, в которой течет пусть и не русская, но кровь участника Эстляндской трудовой коммуны и кадрового сотрудника НКВД, так и не смогла добиться восстановления в гражданстве Эстонии без отказа от российского. Но она не отчаивается – на политических баррикадах еще много неиспробованных ею ролей. От выступлений националиста Индрека Харгла по своей цели они мало чем отличаются.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме