Почему, "забросав" кризис деньгами, Евросоюз тем самым испортит дружбу с США

Маска
CC0 / pixabay

Илья Круглей

В Евросоюзе решили создать "денежный щит", который якобы поможет справиться с кризисом, спровоцированным пандемией. Однако забросать проблему сотнями миллиардов евро – это лишь временная мера. После того как коронавирус пройдет, отношения США и ЕС изменятся.

Министры финансов стран Евросоюза со второй попытки одобрили антикризисный план по спасению экономики ЕС в условиях нефтяных войн и пандемии. В итоге на стабилизацию ситуации выделят огромное количество денег – 540 млрд евро. Известно, что 300 млрд из этой суммы будут потрачены на поддержку безработных, малого и среднего бизнеса.

Как заявил глава Еврогруппы Марио Сентено, уже утвержден механизм выдачи странам еврозоны кредитов на сумму около 240 млрд евро. По словам политика, такие средства могут получить все государства ЕС, которые участвуют в Европейском механизме стабильности.

Даже для временной программы по борьбе с безработицей выделят 100 млрд евро. В принятом документе говорится, что эти деньги пойдут на займы тем, кто лишился работы в Евросоюзе.

Все это очень большие суммы. Простому обывателю не совсем понятно, откуда у Брюсселя такие деньги. Не совсем ясно и куда делся главный союзник Брюсселя – Вашингтон. В Европе сейчас заключают межправительственные соглашения, где в документах прописаны суммы на сотни миллиардов евро. Неужели происходящее вообще не интересно США?

Европа нашла решение?

Коронавирус спровоцировал уникальные процессы в мире. Производство и логистика многих стран впали в такую "спячку", которой не было даже во времена Второй мировой войны. В ходе этого страшного конфликта экономики стран замедлялись, перестраивались на военный лад, страдали от нехватки сырья или особых технологий. Но правительства государств сознательно не заставляли заводы останавливаться. А сегодня именно это и происходит.

Вовсе неудивительно, что и меры поддержки в различных странах должны носить беспрецедентный характер. В Брюсселе это поняли далеко не сразу. Еврогруппе и министрам финансов разных стран ЕС понадобилось 2 недели, 2 попытки и 16 часов споров в ходе последней конференции, чтобы одобрить итоговый документ.

С единством и компромиссами в Европе сегодня все очень плохо. Противоречия между "богатым севером" и "развивающимся югом" стали еще острее. Германия, Австрия и Нидерланды стали оппонентами Италии и Испании – стран, которые больше всех сегодня пострадали от коронавируса. Рим и Мадрид смогли заручиться поддержкой Франции, Греции, Бельгии, Португалии, Ирландии, Кипра, Словении и Люксембурга. Италия хотела "протолкнуть" идею "коронабондов" – нового инструмента для выдачи кредитов.

"Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте заявил, что его страна никогда не согласится на это. Министр экономики ФРГ Петер Альтмайер назвал идею использования общих долговых инструментов фикцией", – пишет американское издание Politico.

Президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан
© Sputnik / Алексей Витвицкий
Президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Впрочем, негодование есть не только среди политиков "богатого севера". Против "коронабондов" выступило 64% немцев. Опрос, кстати, проводил европейский институт INSA, который специализируется на подобных исследованиях.

Однако в итоге Германия все же заставила всех принять компромиссное решение, о чем свидетельствует документ с суммой на полтриллиона евро.

Откуда появились деньги?

Где Евросоюз возьмет полтриллиона евро? Сумма ведь очень большая, а Брюссель вроде как не отказался от расходов, которые уже запланированы в бюджете Евросоюза. Так откуда же сотни миллиардов? Или это не совсем деньги, а лишь долговые обязательства, с которыми, когда закончится кризис, непонятно что произойдет?

Как отметила латвийский экономист Евгения Зайцева, большую роль в выделении денег для стран ЕС сыграет банковский мультипликатор. Современная финансовая система, которая существует последние 60 лет, обеспечит европейские страны деньгами, но только на определенный период времени.

"В современном мире финансовый сектор уже давно перестал выполнять свою сервисную функцию для реальной экономики мира, для которой он изначально и создавался.

Сегодня финансовая сфера стала самодостаточной, которая сама для себя зарабатывает деньги. Сегодня необязательно что-то производить или предоставлять услуги. Можно зарабатывать, играя на биржах.

Вот именно из такой системы, грубо говоря, ЕС и намерен взять дополнительные средства для борьбы с кризисом.

Для этого Еврокомиссия сняла два главных ограничителя финансовой дисциплины в рамках монетарного договора – отношение дефицита бюджета страны к ее ВВП и отношение государственного долга страны к его ВВП. Мера вполне логичная. Центробанк ЕС инициирует дополнительные закупки гособлигаций – долговых облигаций стран ЕС. Они ведь всегда считались надежными. В итоге государства получат дополнительные средства", – рассказала эксперт.

Но, как отметила Евгения Зайцева, все это меры Старого мира – старой экономической теории. Но все меняется. 13 марта 2020 года, когда страны начали перекрывать границы, мир и законы экономики стали другими.

В той же Германии эти дополнительные деньги уже стали разумно использовать на поддержку малого бизнеса. Это не позволит обостриться социальному напряжению, а также замедлит снижение внутреннего потребительского спроса.

"Но вот у нас в Латвии правительство на бумаге объявляет о поддержке бизнеса и малого бизнеса, а на практике помощь получить практически невозможно, и куда идут реальные деньги, пока не ясно.

Смогут ли эти страны рассчитаться со своим долгом? Ответ, конечно, отрицательный. Ни одна страна мира уже давно не может расплатиться со своими долгами. Это объективная реальность и та проблема, которую мир будет решать потом, после снятия карантина и начала восстановления экономики", – объясняет латвийский экономист.

Сейчас вопрос идет о выживании. Евгения Зайцева подчеркивает, что Новый мир сделает акцент на реальный сектор экономики, на дальнейшее самообеспечение стран продовольствием, энергоресурсами и т. д. Странам ЕС придется становиться автономными.

Сегодня уже четко понятно, что на два-три года полностью умерли четыре отрасли народного хозяйства – межстрановый туризм, гостиницы и рестораны, кафе, связанные с туризмом, международные пассажирские перевозки. Большие перестройки ждут рекламный бизнес, индустрию развлечений и т. д.

"Пока же европейские структуры договорились о финансовой поддержке себя любимых, правда, не в виде грантов, а через займы, за счет увеличения государственного долга каждой отдельной страны. При разумном использовании правительства смогут поддержать население и бизнес на время карантина, а потом надо будет серьезно перестраивать экономику каждой страны и ЕС в целом. Из всей системы Евросоюза самым необходимым останутся таможенный союз и шенгенская зона", – заключила экономист.

В мире после пандемии США и ЕС – уже не партнеры?

Самодостаточность – понятие, которое в многополярном мире имеет множество положительных и отрицательных последствий. Страна или группа держав становится менее зависимой от всего мира, но при этом и на поддержку других государств уже рассчитывать не приходится. Для ЕС это означает дистанцирование от США.

Уже сегодня мы видим, как американский лидер Дональд Трамп регулярно созванивается с главой России Владимиром Путиным. Они обсуждают нефтяные войны, договариваются о проведении саммитов. Есть даже желание сотрудничать в борьбе с коронавирусом.

"Обе страны оказывали друг другу гуманитарную помощь во времена кризиса в прошлом и, несомненно, будут делать это снова в будущем", – цитирует издание Newsweek заявления Госдепартамента США.

Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп (второй слева) во время встречи на полях саммита "Группы двадцати" в Осаке, 28 июня 2019
РИА Новости
Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп (второй слева) во время встречи на полях саммита "Группы двадцати" в Осаке, 28 июня 2019

А вот диалоги с президентом Эммануэлем Макроном или канцлером Ангелой Меркель стали для Трампа крайне редким событием. Вашингтон перестает контактировать с Брюсселем, как это было раньше.

Как рассказал Baltnews вице-президент Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) Андрей Максимов, каждый сейчас занимается своими делами.

"Конечно, есть вещи, где кооперация объективно нужна, к примеру – это договоренности России, США и Саудовской Аравии по ценам на нефть. Но если мы говорим о помощи малого бизнеса, то вполне естественно, что европейские державы обсуждают это в своем кругу, не прибегая к диалогу с Вашингтоном.

Другой вопрос, что, когда пандемия пойдет на спад, страны ЕС и США начнут принимать решения по перестройке тех товарных потоков и финансовых инструментов, которые работали до распространения коронавируса. Просто сейчас ситуация весьма сложная, и подобные проекты отложили на будущее", – считает эксперт.

Вице-президент РАПК подчеркнул, что перестройка отношений в торговом секторе может быть очень серьезная. Возможно, будут проводиться многоступенчатые переговоры по этой теме. Сейчас товарные потоки в значительной степени ограничены. В подобных условиях говорить ЕС и США попросту не о чем.

"Но вот когда пандемия утихнет, мир начнет меняться еще быстрее. Где-то это будет усиление интеграции разных стран. Но в случае с Европой и США все иначе. 

США и Евросоюз – производители высококачественных товаров, продукции машиностроения и крупные поставщики пищевой промышленности. Мне сейчас очень трудно сказать, в каком сегменте торговли они смогут организовать интеграцию. США и Европа – это больше конкуренты, чем партнеры. Именно поэтому Трампу почти во всех отношениях выгодно ослабление Евросоюза", – заключил эксперт.

Европа, видимо, чувствует, что реальной поддержки от США уже ждать не стоит. Диалог может пойти разве что о новых пошлинах. Почему же тогда Вашингтон говорит с Москвой и Пекином? Все просто. Их голос на мировой арене многое решает. Без них разобраться, к примеру, с низкими ценами на нефть объективно не получится. А вот с Европой говорить по этому поводу нет никакого смысла.

Да, товарооборот между ЕС и США был до коронавируса весьма серьезным. Но будет ли так и после пандемии? Если страны будут стремиться к автономности, почему тогда Вашингтон должно волновать происходящее в Европе, даже когда там подписывают документ на полтриллиона евро?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме