Брюссельский саммит войдет в историю как спаситель Евросоюза

Девушка в берете с логотипом ЕС
CC0 / unsplash

Пауль Томсон

Никто всерьез не ставит под сомнение значение самого факта достижения на саммите в Брюсселе компромисса, который, возможно, спас если не само существование Евросоюза, то точно его единство, а его фондовые биржи – от хаоса.

Соглашение европейских лидеров, с таким трудом достигнутое на саммите в Брюсселе, обойдется европейцам недешево - придется пожертвовать темпами развития здравоохранения, научно-техническими исследованиями, оборонными и молодежными программами. Закон сохранения денег: если кому-то дали, значит у кого-то другого их забрали.

Никто пока всерьез не ставит под сомнение значение самого факта достижения на саммите компромисса, который, возможно, спас если не само существование Евросоюза, то, несомненно, его единство, а его фондовые биржи – от хаоса. Неспособность глав государств и правительств стран Евросоюза договориться почти неизбежно привела бы к падению рынков ценных бумаг и финансовым потерям, соизмеримым с размерами самого бюджета альянса. Так что у европейских лидеров был очень серьезный стимул достичь соглашения на саммите в Брюсселе.

Судя по первым комментариям, практически все государства альянса, включая и страны Балтии, по решениям саммита что-то получат из общесоюзных фондов сверх того, на что рассчитывали и что получали раньше, в уходящем финансовом периоде.

Но размер бюджета альянса (1,07 триллиона) и суммы, которые Евросоюз намерен взять в долг (750 миллиардов), при этом не увеличиваются. Но, как известно, наука подсчета денег и сведения дебита с кредитом не оперирует таким понятием как чудо. Средства не появляются из ниоткуда и в никуда не исчезают. Последнее порой, конечно, случается, но такими делами обычно занимается полиция. Откуда же возьмутся у Евросоюза "лишние" деньги?

Премьер-министр Испании Педро Санчес (слева), президент Франции Эммануэль Макрон (слева) и канцлер Германии Ангела Меркель (справа) рассматривают документы во время саммита ЕС в Брюсселе 20 июля 2020 года
AFP 2020 / JOHN THYS
Премьер-министр Испании Педро Санчес (слева), президент Франции Эммануэль Макрон (слева) и канцлер Германии Ангела Меркель (справа) рассматривают документы во время саммита ЕС в Брюсселе 20 июля 2020 года

Европе придется притормозить инновации

Брюссель предложил радикально урезать некоторые статьи общесоюзных расходов, и саммит Европейского Совета с этим согласился. Что вызвало негодование в законодательной ветви власти альянса, в Европарламенте. Депутаты, которым предстоит в ближайшее время рассмотреть бюджетные решения саммита Евросоюза, заявляют о своем несогласии с сокращением нескольких ключевых, по мнению депутатов, статей расходов альянса.

Парламентарии готовы "сражаться", но, надо думать, не очень долго и не очень упорно, так как сроки поджимают, а европейским столицам очень нужны деньги на поддержку напуганных коронавирусным кризисом экономик и банков.

Эти деньги должны поступать из формируемого фонда восстановления экономик NextGenerationEU, к которому у парламентариев вроде бы претензий нет. Но утверждение "статута" этого фонда намертво связано Брюсселем с утверждением проекта будущего семилетнего бюджета ЕС (Многолетняя финансовая основа, Multiannual Financial Framework, MFF – прим. Baltnews), к которому как раз и относится недовольство Европарламента.

Исполнительная власть ЕС и европейские "тяжеловесы" призывают депутатов быть реалистами, не отрицая некоторых негативных последствий решений саммита. "...В поисках компромисса лидеры внесли далеко идущие коррективы в новые MFF и NextGenerationEU, например, в области здравоохранения, миграции, внешней политики..., они отказались от учреждения фонда поддержки платежеспособности. Это прискорбно. Это уменьшает инновационную часть бюджета", – заявила президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Слева направо премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, канцлер Германии Ангела Меркель, председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен и президент Франции Эммануэль Макрон во время встречи на полях саммита ЕС в Брюсселе в субботу, 18 июля 2020 года
AP Photo / Francisco Seco
Слева направо премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, канцлер Германии Ангела Меркель, председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен и президент Франции Эммануэль Макрон во время встречи на полях саммита ЕС в Брюсселе в субботу, 18 июля 2020 года

Правда, стоит отметить, что как бы там ни было, но размер средств, распределением которых технически будет заниматься подчиненная немецкому политику фон дер Ляйен Еврокомиссия, увеличится почти в два раза, до 1,8 триллиона евро (семилетний бюджет плюс фонд восстановления экономик), и управление обязательствами перед заимодавцами, кем бы они не были, также станет прерогативой Еврокомиссии и Европейского центрального банка. Что автоматически повышает роль и влияние институтов общесоюзной исполнительной власти, то есть способствует федерализации альянса.

Загадочные альтруисты "финансовых рынков"

Что касается удивительно выгодных условий кредитов, которые Евросоюз берет для наполнения фонда восстановления экономик (750 миллиардов), то они, по сути, явились результатом эксплуатации страхов финансовых рынков. Которые сейчас готовы предложить самые льготные условия кредитования, то есть пойти на жертвы в обмен на возможность в смутные времена надежно и на долгосрочной основе разместить свои средства под "железобетонные" гарантии могучего европейского альянса.

Немецкие эксперты публикуют свои первоначальные прикидки, оценивая возможные потери финансовых рынков на кредитах Евросоюзу.

Если темпы инфляции в еврозоне будут в ближайшие десятилетия, то есть в период возврата взятых кредитов (сроком их окончательного погашения назван 2058 год), держаться на уровне 1,5% в год, фактическая стоимость обязательств ЕС снизится более чем на 36%.

Если же темпы годовой инфляции приблизятся к 2%, реальный размер долгов сократится примерно на 45%. Иными словами, кредит больше станет похож на подарок. То есть финансовые рынки, инвестиционные фонды все же явят Европе чудо?

Пока неясно, что именно подразумевается под определением "финансовый рынок", кто именно готов предоставить Евросоюзу кредиты на таких выгодных условиях и как кредиторы поведут себя в будущем, когда страхи пройдут, рынки стабилизируются и все успокоятся. И, самое главное, за счет кого кредиторы, теряющие миллиарды на сделке с Евросоюзом, станут возмещать эти свои потери. А они обязательно станут.

"Евросоюзу теперь позволено занимать средства, но нет определенности в том, как эта задолженность будет выплачена. Европарламент ясно выразился ранее: восстановление не должно снизить инвестиционные возможности, не должно навредить налогоплательщикам", – говорится в заявлении депутатов Европарламента.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме