Брюссель "поднимает ставки" в борьбе за озеленение экономик

Росток
© pexels / Akil Mazumder

Пауль Томсон

Евросоюз требует от всех стран альянса взвинтить темп борьбы с углеродом, что означает для стран Балтии неподъемные затраты и новые долги.

Европейский парламент "поднимает ставки" в борьбе с изменением климата. Депутаты из числа "левых" и "зеленых" проголосовали за сокращение эмиссии углерода к 2030 году сразу на 60%, что существенно больше ранее обсуждавшихся показателей. И намного больше, чем способны финансово и экономически самостоятельно "потянуть" страны Балтии и большинство других государств Восточной Европы.

Прибалтийские столицы пока вяло комментируют намерения Брюсселя, вероятно, пытаясь хотя бы приблизительно прикинуть, во что им все это обойдется.

В сентябре Еврокомиссия предложила альянсу договориться о сокращении выбросов парниковых газов в атмосферу на 55% (по сравнению с показателями 1990 года) к 2030 году. Проекты Брюсселя были восприняты неоднозначно и вызвали протесты промышленников и ряда менее состоятельных государств Евросоюза.

Депутаты Европарламента из фракций социалистов, социал-демократов и "зеленых", одолев оппонентов незначительным большинством голосов, проголосовали 8 ноября за еще более амбициозный план – законодательно обязать все союзные страны напрячь усилия и бюджеты, снизив к 2030 году эмиссию сразу на 60%, чтобы еще через 20 лет достичь полной углеродной нейтральности.

Решение Европарламента еще должно быть согласовано с высшей исполнительной властью альянса, с Советом ЕС. Ожидаются ожесточенные споры и конфликты. Чью сторону примут страны Балтии и, в частности, Эстония, пока сказать сложно. Но, вероятнее всего, они пойдут за решительно настроенной "позеленеть" Западной Европой.

При условии, конечно, что та поможет деньгами.

Финансовые затраты трудно даже представить

Затраты, которые подразумевает согласие стран Евросоюза на сокращение эмиссии углерода на 55% к 2030 году, как уже рассказывал Baltnews, кажутся непосильными для многих стран Восточной Европы, включая и страны Балтии.

Повышение требований еще на 5%, до 60%, пока трудно даже оценить в финансовом выражении. Потребуется масштабное реновирование всех производственных и жилых строений, полный отказ от сжигания чего-либо "не зеленого" на электростанциях, резкое сокращение количества автомобилей с двигателями внутреннего сгорания и, возможно, сокращение поголовья сельскохозяйственных животных. Все прямые и косвенные субсидии предприятиям и проектам, подразумевающим использование ископаемых видов топлива, должны быть прекращены уже к 2025 году.

Более того, парламентарии проголосовали против предоставления странам альянса возможности обсчитывать уже имеющиеся у них и дополнительно посаженые леса, как "поглотители углерода" ради достижения статистического баланса выбросов и поглощения парниковых газов. Депутаты отказали оппонентам и в попытках договориться о "зачете" успехов третьих стран в сокращении эмиссии углерода. Иными словами, Европарламент перекрыл практически все возможные лазейки для послаблений и игры с показателями загрязнения атмосферы.

Борьба с углеродом ведет к "полевению" Европы

Все это обещает повышенные расходы, снижение рентабельности и, возможно, сокращение рабочих мест, прежде всего, крупным европейским индустриальным предприятиям, автомобилестроительному, сталеплавильному секторам. А так как повышенные требования к экологической чистоте промышленности, энергетики и транспорта продвигаются усилиями, в основном, европейских "зеленых" и левых партий, в Евросоюзе начинают поговаривать о политической и даже "классовой" подоплеке сражения за углеродную нейтральность. И о неизбежном росте влияния социалистов и социал-демократов на политику Евросоюза.

Но пока о радикальном "полевении" Европы говорить еще рановато, к тому же практически неизбежное сокращение рабочих мест из-за жесткой "зеленой политики" Брюсселя может поубавить симпатий к ее сторонникам в глазах европейских избирателей. Часть промышленников постарается перевести предприятия в менее озабоченные углеродным балансом страны и регионы, другие владельцы "грязных производств" вынуждены будут или закрываться, или брать кредиты на дорогостоящую модернизацию.

Никакие увещевания природоохранных организаций, дотации, пособия и вспомоществования из общеевропейской кассы не помогут снизить градус недовольства населения темпами "зеленой революции", если количество сокращений работников окажется слишком большим.

Евросоюз ожидают внутренние и внешние конфликты

Но еще до гипотетических политических сдвигов Евросоюзу придется столкнуться, как говорят представители правых и центристских партий, со снижением конкурентоспособности европейских предприятий, с радикальным ростом затрат всех государств альянса и увеличением задолженностей менее благополучных стран континента. Более того, ряд противников слишком стремительной "зеленой революции" из числа государств Восточной Европы во главе с Польшей проголосует против повышенных углеродных обязательств.

Законодательство Евросоюза в этом случае позволяет принять решение на Европейском Совете большинством голосов, и это большинство, вероятнее всего, будет все же отдано за более высокие показатели сокращения эмиссии. Но это не значит, что те же поляки согласятся с решением большинства – они не в состоянии уже в ближайшие годы закрыть все свои угольные электростанции и модернизировать "грязные" производства.

Отказ от исполнения решений Совета (как это было в аналогичной ситуации с решением о распределении иммигрантов по квотам ЕС в 2016 году), неизбежно усилит раскол Евросоюзе по линии Запад-Восток.

Евросоюз столкнется с новыми проблемами и в отношениях с основными торговыми партнерами. Брюссель постарается защитить своих производителей, сильно потратившихся на "озеленение", от конкурентов из тех третьих стран, где углеродной нейтральностью озабочены в значительно меньшей степени и не вынуждают предприятия нести повышенные дополнительный расходы. А потому их продукция будет выигрывать в цене по сравнению с продукцией европейских компаний. То есть, речь идет, прежде всего, о Китае, США, России и Индии. Евросоюз пытается заставить их платить, введя, например, пограничный углеродный налог или понуждая покупать квоты на эмиссию углерода. Что, естественно, не встречает понимания у торговых партнеров.

Нельзя не согласится с тем, что изменение климата на планете, которое невозможно не заметить, может принести человечеству неисчислимые беды. И Евросоюз пытается радикальными мерами остановить потепление, претендуя на роль мирового лидера борьбы за "озеленение". Но можно ли быть уверенным в том, что проблемы, которые создают такие меры, не окажутся более опасными, чем ожидаемые от них результаты?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме