Евросоюз открывает сезон охоты на нарушителей правил конкуренции

Пленарная сессия Европейского парламента
CC BY 4.0 / European Union 2019 / EP

Пауль Томсон

Законодательная и исполнительная власти Евросоюза наконец договорились о внесении изменений в проект бюджета на следующую семилетку. Нехватку средств решено покрыть за счет штрафов.

Будущий семилетний бюджет Евросоюза "распух" еще почти на 13 миллиардов евро, которые будут потрачены, в основном, на образование и здравоохранение. А получить эти средства Брюссель рассчитывает, в частности, с американских корпораций, нарушающих европейские правила честной конкуренции.

Депутатам Европейского парламента пришлось во многом уступить исполнительной власти альянса, Совету, чтобы согласовать наконец проект самого богатого в истории Евросоюза бюджета в размере 1,8 триллиона евро (1,08 триллиона собственно бюджет и 750 миллиардов спецфонда восстановления после коронавирусного кризиса – прим. автора).

Депутаты во время пленарной сессии Европейского парламента
РИА Новости
Депутаты во время пленарной сессии Европейского парламента

Правда, часть требований парламентариев все же была удовлетворена – несколько ключевых, по мнению законодателей, общеевропейских программ дополнительно получат в следующем финансовом периоде (2021–2027 годы) в общей сложности 16 миллиардов евро.

"Отбитые" депутатами многомиллиардные прибавки к таким фондам, как ERASMUS+, Horizon, конечно, можно лишь приветствовать – дополнительное финансирование программ обмена учащимися и студентами, поддержки научно-технических разработок, здравоохранения, спасения исчезающих видов животных и растений работают на будущее континента. Чтобы изыскать эти 16 миллиардов, нескольким другим программам финансирование решено урезать.

Но главный "прибыток", почти 13 миллиардов евро, Евросоюз рассчитывает получить за счет более тщательного поиска и разоблачения всякого рода корпоративных сговоров частных компаний и иных нарушений правил честной конкуренции.

Американские корпорации как источник поступлений штрафов

Многомиллионные штрафы, изощренно налагаемые Еврокомиссией, а вернее, ее комиссаром по делам конкуренции, "безжалостной женщиной" Маргрет Вестагер на изобличенные в нарушениях корпорации, призваны стать основным источником дополнительных средств. А значит частный бизнес в Евросоюзе ждут мрачные времена подозрительности и расследований, покаяний, способных, по правилам альянса, спасти от штрафов, и (не без того) взаимного доносительства.

Вице-президент Европейской комиссии Маргрет Вестагер
European Union 2020 - Source : EP / Alexis HAULOT
Вице-президент Европейской комиссии Маргрет Вестагер

Должно будет ожесточиться и надзорным органам стран Балтии, у которых дела с разоблачением ценовых сговоров частных компаний идут не блестяще. Хотя подозрения насчет некоторых отраслей и компаний, насколько известно, имеются. "План по штрафам" на общую сумму почти в 13 миллиардов евро придется выполнять.

Процесс выявления и наказания нарушителей правил честной конкуренции и сейчас работает достаточно эффективно, принося Евросоюзу немалые суммы. Достаточно вспомнить прецедентную серию наказаний американской Google за злоупотребление доминирующим положением на рынке в общем размере примерно 7 миллиардов евро. Комиссар Маргрет Вестагер, кстати, сейчас готовит серию не менее "жирных" дел против другого американского IT-гиганта, Amazon, подозреваемого в использовании доминирующего положения на рынке онлайн-платформ розничной торговли.

Разбирательства длятся порой годами, но приносят альянсу твердый доход.

До сих пор вырванные из рук провинившихся корпораций деньги уходили в бюджеты стран Евросоюза. Но в соответствии с соглашением, достигнутым 10 ноября в Брюсселе на переговорах между Европарламентом и Советом, со следующего года штрафные средства будут оседать в общеевропейской казне.

Сроки поджимают, деваться некуда, пришлось договариваться

Еще в последних числах октября Европарламент в довольно резком тоне сообщал об отказе исполнительной власти альянса, Совета, согласиться с несколькими ключевыми для законодателей предложениями о поправках к проекту бюджета. В частности, спор шел из-за того, как учитывать суммы процентов по кредитам, которые берет Евросоюз, чтобы восстановить потрепанную коронавирусным кризисом экономику.

Государства альянса, возложившие на себя коллективное обязательство по этим займам (750 миллиардов евро), будут выплачивать интересы в бюджет альянса до 2027 года, а затем должны начать отдавать и основную сумму задолженности.

Парламентарии требовали отдельно учитывать поступающие из стран Евросоюза в общий бюджет суммы интересов по кредитам, а Совет категорически отказывался, настаивая на распределении этих денег по общим статьям расходов. Существовало немало и других противоречий, которые казались практически неразрешимыми без серьезных уступок одной из сторон.

Но сроки поджимали, в европейских столицах нервничали – новый финансовый год, как известно, начинается с января 2021 года. Все на всех давили, что, по всей видимости, очень стимулировало сговорчивость участников переговоров. Стороны сошлись на компромиссах. Совет, в частности, согласился с требованием парламентариев ни в коем случае не сокращать в будущем ключевые расходные статьи бюджета ради выплат по задолженностям Евросоюза.

Договориться о внесении в бюджет предполагаемых доходов от будущей так называемой собственной финансовой деятельности Евросоюза, то есть о поступлениях от планируемых общеевропейских налогов (с которыми все пока туманно, и которые не нравятся многим европейским столицам) также не удалось. Но переговорщики сошлись на отдельном соглашении, своеобразной "дорожной карте" введения в будущем налогов и сборов.

Предусматривается, например, введение налога на пластмассу в 2021 году, пограничного углеродного налога и цифрового налога в 2023 году, а также потенциально возможного налога на международные финансовые операции и базового налога на прибыль коммерческих предприятий в 2026 году.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме