Никаких конголезских мальчиков. ЕС ввел правила, которые изменят мировой рынок

Беженцы из Буркина-Фасо
© AFP 2021 / OLYMPIA DE MAISMONT

Пауль Томсон

Новый закон Евросоюза потребует от иностранных поставщиков сырья выполнять европейские требования к этике и условиям труда и к защите окружающей среды.

Эстонским предпринимателям предстоит в скором будущем начать тщательно изучать "подноготную" потенциальных поставщиков сырья и комплектующих материалов, чтобы ненароком не заключить контракты с компаниями, не соответствующими этическим и экологическим требованиям Евросоюза.

Брюссель предлагает частному бизнесу исходить в своей деятельности не из оценки прибыльности производства, а в первую очередь из его соответствия европейским ценностям, критериям этики, морали и гуманизма.

Из чего, естественно, следует, что европейских потребителей ожидает новый виток розничных цен на самые разнообразные товары.

И прежде всего на те, сырье для которых закупается в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки, где уровень контроля за соблюдением норм и безопасности труда, за экологической чистотой производств часто не отвечает европейским стандартам.

Речь идет как о промышленных и бытовых товарах, так и о продукции сельского хозяйства. Что касается последнего, то Брюссель уже вводит в международные торговые соглашения (например, с Меркосур – Mercado Comum do Sul, общим рынком стран Южной Америки) требование сертификации условий содержания и забоя животных в качестве условий поставок продуктов животноводства.

Дополнение традиционных условий международных контрактов положениями об обязательном соблюдении поставщиком этических и экологических норм, установленных Евросоюзом, требованиями к условиям и безопасности труда работников подрядчика Брюссель считает своим вкладом в повышение мировых стандартов. В укрепление роли альянса как мирового лидера в формировании деловой среды и правил торговли.

"Останемся в лидерах": Брюссель рисует себе "светлое" будущее в эпоху мировых кризисов >>>

Звучит все это и, особенно, речи насчет повышения международных критериев этичности и гуманности производств в развивающихся странах очень неплохо и даже воодушевляюще. Евросоюз, оставаясь крупнейшим мировым торговым рынком, имеет право диктовать свои условия сотрудничества.

Хочешь продавать свои товары, изволь так сказать соответствовать высоким требованиям. Тем более, что требования эти и вводимые правила направлены во благо самих иностранных экспортеров.

Говорим о сырье для аккумуляторов, подразумеваем весь импорт

Представленное Брюсселем в декабре и обсуждаемое сейчас законодательство, получившее название "Аккумуляторный акт", как заявлено, будет распространяться на поставки сырья для производства аккумуляторных батарей в странах Евросоюза.

"Это первый в мире закон об экологически безопасных аккумуляторах", декларирует свою инициативу Еврокомиссия, подразумевая на самом деле, что речь идет далеко не только о батареях и сырье для их производства.

Затея Брюсселя обеспечивает, по его мнению, "этичные и стабильные" поставки материалов для производства аккумуляторов и будет способствовать повышению мировых стандартов международной торговли, что сделает Европу лидером, "первопроходцем" в этой области.

Но, полагают критики брюссельской инициативы, на "обратной стороне медали", которую вешает себе на грудь Еврокомиссия, крупными буквами отчеканено слово "протекционизм", а ниже, помельче, "рост цен".

Очевидно, что ввозимые материалы и комплектующие, подпадающие под действие готовящегося акта, используются далеко не только в электротехническом производстве. В первую очередь, подразумеваются литий и кобальт, в которых остро нуждается альянс, намеренный радикально увеличить производство батарей для электромобилей, призванных полностью заменить машины с двигателями внутреннего сгорания в течение ближайших двадцати лет.

В Евросоюзе сейчас строятся крупные и очень крупные аккумуляторные заводы, которым, во-первых, не нужны иностранные конкуренты с более дешевой продукцией, а во-вторых, очень нужно сырье.

Евросоюз разворачивает и собственные возможности разработки лития и кобальта, других видов стратегического сырья, но все оно на выходе получится, естественно, заметно дороже того, что сейчас ввозится из третьих стран. Введение в правила "игры" беспроигрышной карты "этичность и моральность" выравнивает положение.

"Это "прототип" для регулирования производства продукции на основе жизненного цикла, независимо от того, где она производится", – цитирует брюссельское издание Euractiv комментирующего "Аккумуляторный акт" Стефано Соро, сотрудника генерального директората Еврокомиссии по внутреннему рынку, промышленности и предпринимательству. – "Если кто-то хочет разместить [аккумуляторы] на европейском рынке... они должны будут соответствовать нашим требованиям". "Европа – неизбежный рынок для всех, кто хочет заниматься бизнесом", – добавил чиновник, напомнив о том, что Евросоюз представляет собой крупнейший мировой торговый блок.

"Аккумуляторный акт – это способ экспортировать "европейские ценности" по всему миру", – комментируя проект закона, сказал журналистам депутат Европарламента Антониус Мандерс, активно участвующий в обсуждении новой инициативы Брюсселя. – "Аккумуляторы станут "нефтью" для следующего поколения. Это очень важно для нашей экономики, но также очень важно для нашего общества".

По мнению парламентария, необходимо "изменить образ мышления" предпринимателей, вынудить их отказаться от акцента исключительно на прибыли и начать думать об этике и окружающей среде.

Без нарушений прав человека, без детей на производстве

Требования, вводимые для иностранных подрядчиков еще не принятым законом, включают в себя запрет на нарушение прав человека и будут применяться ко всем компаниям отрасли, работающим на территории Европы.

Нет, на европейских предприятиях права человека обычно не нарушают. Но компании государств Евросоюза, заключающие контракты на поставки материалов или готовой продукции с партнерами в третьих странах, обязаны будут удостовериться, что права работников не нарушаются на предприятии поставщика.

А также требовать предъявления сертификатов, удостоверяющих соблюдение им европейских стандартов и норм ОЭСР к условиям и безопасности труда, экологических требований Евросоюза. Соответствие всем этим условиям всех производителей и поставщиков всех материалов и комплектующих, удостоверенное третьей стороной, будет определять, даст ли Еврокомиссия разрешение на продажу конечной продукции.

В качестве ударного эмоционального аргумента Брюссель использует отчеты правозащитных организаций и, в частности, Amnesty International, которая в 2016 году сообщила об использовании на кобальтовых рудниках в Демократической Республике Конго труда тысяч подростков.

Новость вызвала шок у европейской общественности, которая, надо думать, до того момента не представляла себе толком условия труда и жизни в беднейших государствах мира и не знала, кто работает на рудниках крупнейшего мирового поставщика кобальта или кто собирает кофейные зерна на плантациях Буркина-Фасо.

Один такой конголезский мальчик, получающий сотню, пару сотен долларов в месяц, порой кормит всю свою немаленькую семью во главе с безработным папашей, который любит пиво. А лишившись рабочего места по причине возмущения европейской общественности и во имя гуманного отношения к детям, подросток, вероятнее всего, окажется обречен на голод.

Кто спорит, эксплуатировать детей, по меньшей мере, аморально, но делать вид, что вот только-только об этом узнал – не менее аморально.

Условия жизни и труда в беднейших странах Африки, несомненно, улучшаются, но далеко не так быстро, как представляет себе европейская общественность.

Считается, что "откровение" Amnesty International подвигло европейских заказчиков кобальта возмутиться и прийти к выводу о необходимости контроля над поставщиками. А проект закона, подготовленного Еврокомиссией, якобы есть не более чем отражение настроений в обществе и в отрасли.

"Экспорт европейских ценностей" похож на шантаж

Чего за этой торговой политикой Брюсселя больше – благого намерения заставить весь мир соблюдать права человека и экологические требования, желания позиционировать себя как глобального лидера и законодателя новых правил этичной международной торговли?

Или же все это весьма прагматичный способ вынудить развивающиеся страны повысить цены на свои экспортные товары или вовсе лишить их возможности экспорта в Европу, чтобы защитить европейских производителей от конкурентов?

Подгонка предприятий в развивающихся странах под европейские требования требует, естественно, соответствующих затрат. Оплачивать услуги тех спецов, что будут помогать "отстающим" доводить производства до требуемого Евросоюзом уровня, должны будут, конечно, владельцы производств, шахт и карьеров. А затем они же вынуждены будут выкупать соответствующие сертификаты и свидетельства, открывающие для них европейские рынки.

Слезами сланцу не поможешь: Эстония ищет выход из "зеленого" кризиса >>>

Даже если Евросоюз не потребует от иностранных экспортеров повысить размеры оплаты труда работников до какого-нибудь сравнимого с европейским уровня, себестоимость производства в любом случае резко возрастет, а значит, повысятся и цены. Как на говядину из Аргентины и фрукты из Бразилии, так и на кобальт из Конго и литий из Чили.

Тем временем, европейские производители в целом с Еврокомиссией не спорят (против довода о конголезских мальчиках особенно и не поспоришь) и содержание "Аккумуляторного акта" сомнению не подвергают.

Они готовы "выявлять и устранять экологические, социальные и корпоративные риски". Но отмечают, что срока в один год на пересмотр и проверку на "этичность" всех иностранных предприятий-звеньев логистических цепочек будет не достаточно.

К тому же, те самые "третьи стороны", которым будет вменено в задачу удостоверять соответствие поставщиков и конечной продукции всем требованиям этических и экологических законов Евросоюза, еще даже не существуют. Соответствующие органы контроля только предстоит сформировать или же наделить полномочиями на проверки какие-либо действующие национальные ведомства.

Интересно, кстати, кто и как сможет справиться с таким объемом задач в малых странах Евросоюза, например, в Эстонии? Экспертиза соблюдения норм охраны окружающей среды, социальных вопросов, внутрикорпоративных отношений (ESG) представляет собой список из более чем трех тысяч вопросов. На каждый из которых производитель должен будет ответить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме