tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Глава культурной автономии эстонцев в РК: мы связываем свое будущее с Крымом и с Россией

После событий 16 марта 2014 года, когда жители Крыма проголосовали за воссоединение полуострова с Россией, под санкции Запада попали не только чиновники и бизнесмены. Без поддержки некогда родной земли остались сотни крымских эстонцев.

Об истории переселения эстонцев из Эстонии в Крым, а также о том, как сегодня они живут на полуострове, в интервью калининградскому интернет-порталу RuBaltic.Ru рассказала глава Региональной национально-культурной автономии эстонцев Республики Крым Ольга Скрипченко-Сальман.

— Г‑жа Скрипченко-Сальман, 24 февраля Эстония отмечала знаковую для себя дату: сто лет с момента провозглашения независимости. Как это событие отпраздновала эстонская община Крыма?

— Эстонцы Крыма не остались в стороне и также отметили юбилей провозглашения независимости на базе Крымской республиканской научной библиотеки имени И. Франко в центре города Симферополя. Туда приехали эстонцы из разных городов: Ялты, Евпатории, Саки, Севастополя. Члены автономии эстонцев подготовили очень большую программу, включавшую в себя приглашение гостей: членов правительства, Министерства культуры, Государственного комитета по делам национальностей, Дома дружбы народов, Центра народного творчества.

В ходе мероприятия была организована презентация книги «Эстонское поселение Кончи-Шавва» автора Леонгарда Сальмана. Это исследователь эстонских поселений, который на протяжении тридцати лет собирал материалы о переселении эстонцев в Крым и начал издание серии книг. На сегодняшний день вышли книги «Эстонское поселение Сырт-Каракчора», «Эстонское поселение Береговое» и «Эстонское поселение Кончи-Шавва». Последняя книга вышла при финансовой поддержке Государственного комитета по делам национальных отношений и депортированных граждан Республики Крым. Издал ее Медиацентр имени Исмаила Гаспринского. В ходе презентации выступали люди, фотографии которых были в книге. Они благодарили за объемный труд, который наконец-то вышел из стен издательства.

— Расскажите подробнее, кто еще участвовал в создании книг Вашего отца Леонгарда Сальмана?

— Нам помогали Государственный архив Эстонии, Литературный музей Эстонии. Леонгард Сальман делал запросы, а они отвечали. У меня есть еще сестра — Петручек Ирина Леонгардовна, она является редактором этой книги. Поэтому получился чисто семейный подряд (смеется). Труд очень серьезный. Мы при Украине так и не смогли его издать. Первую книгу мы издавали на собственные средства, вторую книгу нам помогла издать Москва через Фонд «Историческая память» при поддержке главного редактора еженедельника «Российские вести» Дмитрия Ермолаева. Третью книгу нам издало крымское правительство.

У нас еще две книги готовятся к изданию, мы надеемся, что крымское правительство продолжит издание. Мы таким образом закроем всю серию эстонских поселений в Крыму. Самым ценным там является то, что в этих книгах перечислены все фамилии эстонцев, которые переселились из Эстонии в Крым. Это и архивные данные, и воспоминания, уникальные фотографии того времени. Это всё из личных архивов сделано и через запросы в государственные архивы Крыма и Эстонии.

— Как эстонцы оказались на полуострове?

— Во время Крымской войны татары эмигрировали в Турцию, и в Крыму остались свободные земли. Эстонцы в то время жили под игом немецких помещиков. Им не хватало свободы, потому что эстонцы — народ свободолюбивый, они привыкли жить своими хуторами, иметь землю в собственности. Поэтому они написали прошение царю Александру II, чтобы им разрешили переселение. Послали сначала своих ходоков в Крым, те приехали, посмотрели, сказали, в каких уездах они хотели бы поселиться. Им разрешили, и началось переселение.

Было несколько волн переселения. В основном из уезда Ярвамаа, — в переводе на русский это означает «Страна озер». Ехали на подводах, шли пешком. Процентов двадцать погибло во время переезда. Когда они поселились здесь, то сразу компактно проживали, пытались строить эстонские поселения, а в национальных школах устраивали молельные дома. Обучение велось только на эстонском языке, проповеди также читались на эстонском. Вера у них была лютеранская, это были очень грамотные люди. Преподавали у них учителя из Эстонии. Выписывали до двадцати газет в каждом обществе. В каждом поселении, а их было порядка шести, были свои духовые оркестры. Проводились праздники.

Если смотреть на фотографии тех времен, видно, что люди вели очень богатую и насыщенную культурную жизнь. В конце концов они разбогатели достаточно сильно, поэтому стали уже применять и наемный труд. Мои предки были, к примеру, одними из самых богатых эстонцев в Крыму. Жили очень зажиточно и были очень грамотными, потому что много читали, имели библиотеки. Когда пришла коллективизация, их, конечно, раскулачили, и они стали бедными. Кто-то уехал в Эстонию, а кто-то остался.

— Эстонцы в Крыму проживают чуть менее двухсот лет. Какой вклад в развитие и жизнь полуострова они внесли?

— Самый большой вклад внес эстонский скульптор Амандус Адамсон. Он тогда работал и в Санкт-Петербурге, и в Крыму. Самое известное его творение здесь — памятник затопленным кораблям в Севастополе. Это визитная карточка Крыма, города-героя Севастополя. Севастопольское эстонское общество сделало мемориальную доску возле этого памятника.

Также в поселке Мисхор в регионе Большая Ялта есть композиции «Русалка в море» и «Али-Баба и девушка Арзы», расположенные на набережной. Эти скульптурные композиции также творение рук эстонского скульптора Адамсона. Там также установлена мемориальная доска. Недавно, посещая Юсуповский дворец, я услышала, что скульптурные композиции, которые находятся во дворе, были изготовлены Адамсоном. Каждый раз что-то новое открывается в истории Крыма.

Кроме того, в имении великого культуролога и философа Николая Данилевского долгое время жил и работал один из самых известных художников — Йохан Кёлер. Его картины пользуются очень большим спросом. По-моему, на аукционе его картина была продана за несколько миллионов евро. Мы очень гордимся, что этот художник здесь работал и что на многих его картинах изображены крымские пейзажи.

Потом, мы и сами устанавливаем памятники. В селе Сырт-Каракчора, которое сейчас исчезло, 150 лет назад прошел первый крымский певческий эстонский праздник. В 2015 году мы установили в этом месте, рядом с селом Гвардейским Первомайского района, мемориал в память об этой дате. Если Вы знаете, певческие праздники Эстонии — это уникальные мероприятия, и они даже занесены в культурное наследие ЮНЕСКО. Когда эстонцы жили здесь, они тоже проводили такие праздники.

Так что у нас есть теперь два памятника: один — в селе Краснодарка, включающий два мемориала: в честь 150‑летия переселения эстонцев в Крым и памяти погибших в годы Великой Отечественной войны и репрессированных эстонцев, и второй — памятник в селе Гвардейском. Кроме того, эстонцы жили еще в селе Береговом Бахчисарайского района, там мы установили две мемориальные доски самому известному эстонскому писателю Эдуарду Вильде и общественному деятелю, дипломату Эдуарду Лааману, который родился в этом селе, а потом уехал в Эстонию.

Эдуард Вильде в 1900 году путешествовал по Крыму и очень много писал о нём, издал свои путевые заметки об этом. Мы эти заметки перевели с эстонского языка на русский, издали в Симферополе и вручаем каждому члену эстонской диаспоры, чтобы все знали эту историю.

— Климатические и природные условия в Крыму заметно отличаются от эстонских. Это как-то повлияло на специфику национальной кухни эстонцев в Крыму? Может быть, появились новые блюда?

— В кухне, конечно, появились. Например, когда они пекли пироги, то уже использовали фруктовую начинку, потому что в Эстонии фрукты вообще не растут — только ягоды в лесах. А здесь, в Крыму, они уже использовали и яблоки, и груши. Очень часто использовали абрикосы, сливы. А так эстонцы держали свиней, как привыкли в Эстонии, и готовили свои блюда со свининой. Тот же мульгикапсад — это свинина с кислой капустой и перловой крупой. В поселениях, которые были у моря в селе Береговом, — там, конечно, ловили рыбу хамсу. Их даже смешно называли — «хамсоеды»: очень любили рыбу. Конечно, делали и кровяную колбасу, которую прежде делали на Рождество в Эстонии. Придерживались своей кухни, но добавляли усиленно в нее фрукты и овощи, потому что такие овощи, как кабачки и баклажаны, в Эстонии, наверное, не выращивают или мало выращивают.

— Какие основные проблемы эстонской общины в Крыму на сегодняшний день Вы могли бы выделить?

— Во-первых, невозможность изучать эстонский язык, потому что у нас нет преподавателя. Нет такой кандидатуры, которая могла бы это осуществлять. Хотелось бы, чтобы в Александровской школе, где еще существует кабинет эстонского языка, есть учебники, пока еще есть дети с эстонскими корнями, было возобновлено обучение. Но как решить этот вопрос? Человека, который имел бы высшее педагогическое образование, учителя эстонского языка просто нет в Крыму. Чтобы преподавать в школе, такое образование обязательно. Те, кто знает эстонский язык, — люди пожилого возраста, обучать в школе они не могут. Для нас, конечно, это является проблемой.

Кроме того, для нас проблема — восстановление нашего эстонского музея. У нас есть Музей народного быта в селе Краснодарка Гвардейского района, которому около двухсот лет, у него протекает крыша. Он находится в частной собственности. Его хозяин-эстонец где-то далеко живет в Лондоне, найти его невозможно. Мы, конечно, собираем понемногу пожертвования и взносы, но этих денег не хватает. Музей достаточно аутентичный: там мебель тех времен, есть даже ткацкий станок, шкафы, кухонная утварь, очень большая библиотека, которая в течение двадцати лет собиралась, когда эстонцы приезжали в Крым. Ведь эстонцы к нам ездили очень часто, практически раз в год приезжали творческие коллективы на трех автобусах. Был даже бывший президент Эстонии Арнольд Рюйтель с супругой.

— А имеются ли контакты с первыми лицами Эстонии сегодня? Принимал ли кто-нибудь участие в праздновании 100‑летия республики, которое Вы организовали?

— Доступ к нам открыт для всех желающих. Частным образом Крым может посетить любой желающий, но эстонцы к нам не едут.

— Оказывает ли поддержку эстонцам Крыма сегодня официальный Таллин?

— Нет, никакой поддержки.

— Такая ситуация возникла после воссоединения Крыма с Россией в 2014 году?

— Да, у нас было два проекта, которые действовали в Крыму. Это было обучение эстонскому языку в Александровской сельской школе, где есть компактное проживание эстонцев в селе Краснодарка. Десять лет там работали учителя по приглашению из Эстонской Республики — по договору между посольствами, преподавался эстонский язык, проводились культурные мероприятия, праздники. Но в 2014 году Эстония отозвала учителя, после этого преподавание эстонского языка в Крыму не проводится.

Второй проект — издание газеты «Крымские эстонцы» — финансировался также Таллином. В течение десяти лет издавалась газета, направлялась по дипломатической почте к нам и мы ее с удовольствием читали. Она была двуязычной: на эстонском языке и на русском. Этот проект также закрыт.

Но на сегодняшний день нам оказала благотворительность газета «Российские вести» — это федеральный еженедельник, который выходит в Москве. И раз в квартал они печатают приложение на четырех листах формата А3. Оно так и называется — «Крымские эстонцы». Главный редактор газеты Дмитрий Ермолаев тоже оказывает нам помощь, размещает статьи, сотрудничает с нами, помогает устанавливать контакты.

— Сегодня крымские эстонцы видят свое будущее с Россией или с Эстонией? С какой страной связывает себя молодое поколение?

— За двадцать лет мы дважды отправляли детей в эстонские лагеря для изучения эстонского языка, в итоге пять человек выучились в вузах Эстонии, получив высшее образование. Они обратно в Крым не вернулись, остались там. Но это всего пять человек. На сегодняшний день оформление документов на выезд — занятие достаточно сложное, оно должно проходить через украинское консульство. Из-за этого, а также из-за того, что преподавание языка не осуществляется, а обучение в Эстонии ведется на эстонском языке, я могу смело сказать, что крымские эстонцы связывают свое будущее с Крымом и с Россией. Но возможности у них есть: даже несмотря на санкции, программы обучения для них не закрыты.

Загрузка...

Сюжеты