tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Гитарист Дмитрий Тимошенко
© Виталий Соловьёв

Гитарист Дмитрий Тимошенко: в Европе музыкант, по-крайней мере, может оставаться индивидуальностью

Одной из первых моих статей на инфопортале Русской общины Эстонии Baltija.eu (а скорее всего и первой) было интервью с молодым таллинским классическим гитаристом Дмитрием Тимошенко, уехавшим ловить удачу на чужбине. Учёба в академии искусств в городе Турку, концерты по всей Финляндии и в других странах — всё это было в той старой статье.

Прошло достаточно времени и мне стало интересно: насколько Дмитрию удалось продвинуться в своих чаяньях? Узнав, что он появился в Таллине, я сразу же с ним созвонился и мы встретились за чашкой чая.

— Дима, куда ты подался, окончив учёбу в Финляндии?

Дмитрий: В студии звукозаписи при академии я записал демку (кажется семь вещей) инструментальной музыки в стилистике разных эпох — не просто так, для себя, а с определённым прицелом. Дело в том, что в каждом государстве Евросоюза существуют филиалы организации, через которую можно послать свою демо-запись в Швейцарию, в Высшую Школу Музыки города Женева. И если тебе посчастливится выиграть конкурс, то ты получаешь возможность учиться два года на звание магистра, причём школа оплачивает и учёбу и проживание. Конкурс я выиграл и отправился в Женеву.

— Каково в Женеве в плане человеческого общения? 

— Всё крутится вокруг денег, такое впечатление, что все озабочены только одним: беспрерывным зарабатыванием денег. Отсюда холодность в общении, нежелание «раскрывать душу» собеседнику, формальность отношений. И это сильно напрягало. Самих швейцарцев там процентов тридцать, остальные — эмигранты из самых разных стран, существующие как-бы в коконах своих обычаев, своей культуры. Такая вот картина: несоединимые осколки различных культур и толерантность коренных жителей. А поселили меня в очень приличном общежитии с рестораном на первом этаже и магазинами.

— Ну и как тебе женевская музыкальная школа по сравнению с академией в Турку?

— По сравнению с Финляндией пахать пришлось дай Боже! Нагрузки там просто колоссальные и звание магистра надо действительно заслужить!

— Как складывались отношения с другими учащимися?

— Меня сильно поразило, что все музыканты коммерчески ориентированы: никто не горел желанием просто вместе помузицировать, удовольствия ради. «Ок, где выступать? Сколько я буду с этого иметь?» Чисто деловой подход. С чем бы сравнить… Вот если бы, например, я тебе предложил пойти поиграть в футбол, просто мячик попинать, а ты бы мне в ответ: «Сколько заплатишь?» Всё-же я познакомился с одним испанским гитаристом, мы с ним неплохо сыгрались и потом организовывали концерты и ему всё это было в кайф.

— Где выступали?

— В самых разных местах — в кафе, в церкви, даже в больнице. В залах там организовать выступление очень сложно, если ты не свой человек, чужих туда не очень-то любят пускать. В конце каждого учебного года я сдавал по часовому экзамену. Исполнял перед комиссией свои произведения. Трудность состояла в том, что у профессоров в комиссии преобладал очень узкий взгляд на поставленные передо мной задачи: произведения должны были соответствовать жёстким рамкам определённых стилей, так что вызвать у экзаменаторов симпатии было очень непросто. Однако всё прошло нормально.

— По окончании обучения ты пробовал как-то закрепиться в Швейцарии?

— Была, конечно, такая попытка закрепиться в качестве преподавателя гитары, но для этого всё-же нужно в совершенстве владеть французским языком, иметь высшее педагогическое образование и не один год томиться в ожидании возможной вакансии. Для меня всё это оказалось невозможным по физическим и материальным причинам: надо же на что-то жить, а цены там…

— А не думал податься в США?

— Кстати, в женевской школе многие говорили, что у меня явные способности к написанию музыки для motion pictures, то бишь для кино. И в итоге я разжился контактами некоторых композиторов, работающих на Голливуд. Но… Один испанец, не понаслышке знакомый с тамошней «кухней», рассказал мне о далеко не радужной правде голливудского закулисья. В лучшем случае, сказал он, ты будешь десять лет подносить кофе «раскрученному» композитору, быть у него «мальчиком на побегушках» и за невеликие деньги писать для него музыку, которую он будет продавать под своим именем. Вот, например, на Ханса Циммера работают порядка тридцати таких неизвестных композиторов.

Что же, взвесив всё, я решил остаться в Европе: тут, по крайней мере, можешь оставаться индивидуальностью, а не чьей-то безликой тенью. Буду продвигать свою музыку, посмотрим, как оно пойдёт.

P.S. Стоит добавить, что Дмитрий сейчас в Таллине и объявляет набор учеников. К основной стандартной программе прилагается интересная новая, в рамках которой делается акцент на сочинение музыки на гитаре. Есть также возможность получить уроки по теории музыки (сольфеджио). Возраст обучения — от четырёх лет и далее. Стили: классический, поп, африканский, латино-американский, основы джаза и блюза, импровизация. Преподавание может проводится на русском, эстонском, финском и английском.

Звоните: (+372) 6 702 152 или пишите на dmitri.guitar@gmail.com. Интернет-сайт Д.Тимошенко: www.dmitritimoshenko.com

Загрузка...

Сюжеты