tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Российский киновед Ирина Павлова пообщалась с журналистами в Таллине

«Кино как зеркало нашей жизни: в кадре и за кадром». Разговор на эту тему состоялся в Таллине в пресс-салоне международного медиа-клуба «Импрессум». Гостем салона стала киновед и кинокритик Ирина Павлова.

31 января в пресс-салоне клуба «Импрессум» в Таллине прошла камерная встреча киноведа и кинокритика Ирины Павловой с журналистами.

На встрече присутствовали: журналист, писатель, кинодокументалист Элла Аграновская; кинооператор, фотограф и документалист Николай Шарубин; журналист газеты «Столица», писатель и культуролог Борис Тух; журналист и театральный критик Этери Кекелидзе; деятель культуры Марина Теэ; кинопродюсер Татьяна Мюльбайер; журналисты Ирина Бутяева, Ирина Калабина и Юлия Калинина; радиожурналист Александр Лукьянов; актриса Русского театра Татьяна Маневская. Модератором выступил издатель «Комсомольской Правды в Северной Европе» и сопредседатель медиа-клуба «Импрессум» Игорь Тетерин

Благодаря неординарному мышлению и свободе выражения мыслей гостьи встреча получилась очень интересный и эмоционально насыщенной.

К удивлению собравшихся, Ирина начала разговор вопросом об эстонском кинематографе: «Что происходит в стране с культурой, где она была ярко представлена и ей гордилась не только Эстония, но и весь Советский Союз. Я сегодня не могу сказать, что Эстония может похвастаться чем-то вроде Рейна Раамата, то есть такой же выдающейся анимационной школой, которая была». На возражение, что Прийт Тендер продолжает снимать мультфильмы, и сняты такие фильмы как «Мандарины» и «Ноябрь», она ответила, что это лишь единичные случаи. Если раньше в Эстонии была своя кинематографическая школа, то сейчас в этой стране есть несколько художников, которым что-то удается сделать. «Понимаю, что Эстония не очень богатая страна, но культура — вещь нациеобразующая, пока у нас есть культура, мы — народ. Если же она, как вы утверждаете, есть, то почему мы об этом не знаем. Если я захожу в интернет и попадаю на русскоязычную прессу, то главное, что я узнаю, что мы хотим вас захватить. Почему я не узнаю про ваш театр, ваше кино и вашу живопись? Ведь каждый журналистский пул должен быть кровно заинтересован в том, чтобы оповестить соседей».

В ходе бурной дискуссии удалось выяснить, что нет площадок для публикации подобной информации. В Эстонии потому, что практически не осталось русскоязычной прессы, она уничтожена за последние 10-12 лет. А в России нет особой заинтересованности и не найти контактных лиц, к которым можно было бы обратиться. В качестве альтернативы гостья предложила использовать интернет и практику блогерства. Ведь именно оттуда она узнает о культурной жизни Литвы и Латвии.

После Эстонии внимание перешло на Россию: «Как на сегодняшний день себя позиционирует Россия? Как только фестиваль, туда едет кино про что? Про то, что мы грязные, вонючие, тупые и мерзкие, а наша жизнь г***о. Это международный запрос на такую Россию. Наше же дело соответствовать этому запросу или сопротивляться. Почему Китаю удалось это преодолеть, а нам нет. Потому, что Китай стоит на своём. В эпоху моей юности ничего смешнее китайского кино не было. Вдруг в один прекрасный день руководство многомиллионной страны решило, что кино ее позиционирует, в результате появилась мощная китайская школа. В Китае не везде прекрасная жизнь, а есть и ужасная. Они делают и чернушное кино, но представляют мировому сообществу не то, как всё прекрасно или как всё ужасно, а то, как нормально живут люди. Позиционируя себя через кинематограф во всём мире, они начали развивать другие вещи, которые позиционируют их».

Почему же на зарубежные фестивали принимается «Левиафан», а не, например, «Аритмия» Бориса Хлебникова?

На вопрос о том, является ли Звягинцев конъюнктурным, Ирина Павлова ответила, что в нём идеально совпало внешнее и внутренние: он любит снимать именно такое кино. «В фильме Левиафан притянуто за уши всё. Но он против власти и поэтому либеральный пул поднимает его на щит. Но я профессионал и мне есть, с чем сравнивать, я вижу все натяжки. Когда я начинаю это перечислять, мне кричат, что я провластная. Мне абсолютно всё равно, либерал режиссёр или патриот. Я — адепт хорошего кино и в данном случае я «Левиафан» назвать хорошим фильмом не могу, в нём слишком много недостатков».

Еще одной темой для обсуждения стал институт прокатных удостоверений, которые в России выдаются Министерством культуры. Автоматически возник вопрос, а есть ли они где-то ещё?

«Прокатных удостоверений, как таковых, не существует ни в Европе, ни в Соединенных Штатах, но существует выдача категорий при лицензировании. Это обзовите как хотите, но фильм, у которого категория C, посмотреть также сложно, как ку нас «Похороны Сталина», — ответила Ирина.

Напоследок, в качестве бонуса, московская гостья дала рекомендации российским фильмам, которые стоит посмотреть: «На первое место я ставлю «Аритмию» Бориса Хлебникова, очень рекомендую посмотреть «Турецкое седло» режиссера Юсупа Разыкова и «Дуэлянт» Алексея Мизгирева. Конечно, надо обязательно смотреть лидирующие в прокате фильмы «Время первых», «Салют 7» и «Движение вверх». Интересна последняя работа Велединского «В Кейптаунском порту», стоит посмотреть фильм «Невод» Александры Стреляной. Лично меня очень радует, что российский кинематограф возрождается, что в нем появляется все больше и больше хороших фильмов. Кино должно само себя уважать».

Ирина Калабина.

Фото Юлии Калининой.

Загрузка...