tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Газопровод «Северный поток-2»
© Сергей Гунеев/РИА Новости

Украина готовится задушить «Северный поток — 2». Хитрый план?

У заокеанских партнеров России был очень удачный план. Если бы «Северный поток — 2» не запланировали к строительству и транзит продолжал бы идти по ветшающей украинской трубе, то выпадающие постепенно объемы замещались бы за счет СПГ, в том числе американского.

Значительная часть комментаторов, высказавшихся по «делу Скрипаля», указывают на него как на провокацию, направленную против взаимодействия России с континентальной Европой. Главной мишенью удара тут, безусловно, являются «русские газовые коридоры». Об этом прямо говорят не только в американских конгрессе и сенате, но и вполне открытым текстом заявляет взывающая к «европейской солидарности» и даже «солидарности НАТО» глава британского кабинета Тереза Мэй.

И совсем не случайным выглядит резкое усиление «информационной поддержки» политической атаки на «Северный поток — 2» и компанию «Газпром», пишет на страницах РИА Новости росийский писатель и публицист Дмитрий Лекух:

— Информационное давление на проект лишь нарастает, несмотря на то, что еще в пятницу прошлой недели, в ходе визита в Варшаву, новый глава МИД ФРГ Хайко Маас официально заявил: «Германия рассматривает второй «поток» исключительно как экономический проект и не считает возможным связывать его с «делом Скрипаля».

Например, на этой неделе в медиасферу вбросили новость, что «Газпром» чуть ли не отменяет и сворачивает «Турецкий поток», потому как с турками договориться ни о чем не получается. Читателям сообщают, что «Газпром» ликвидирует либо консервирует большую часть трубопроводов из-за двукратного сокращения мощностей «Турецкого потока» (с 63 до 31,5 миллиарда кубометров в год), готовится демонтировать 506 километров маршрута и прочее. По поводу чего, например, в украинских СМИ третий день праздник со слезами на глазах.

Выглядит, в общем-то, страшновато. Но в действительности речь идет о трубах не «Турецкого», а отмененного Болгарией под диким западным давлением «Южного потока». При этом никогда, нигде и ни в каких установочных документах не говорилось об эквивалентности «Турецкого потока» угробленному «Южному». Нет, определенные переговоры по третьей и четвертой «ниткам» «турецкого маршрута», безусловно, велись и ведутся. Но сомнения по ним есть не только у турецкой стороны, но прежде всего у российской и немецкой. Ибо речь идет о маршрутах доставки газа на рынки юга Европы, которые в будущем могут пойти как через Адриатический морской коридор, так и по северному маршруту — через Германию и Австрию (угадайте, за какой вариант немцы и австрийцы).

Для российской стороны газовый транзит по «Южному потоку» (через Болгарию) — интереснее и выгоднее. Но это было тогда, в прошлой жизни. А сейчас за счет «турецкого удлинения» оба маршрута стали, скажем, параллельны, так что выбор транспортировки — вопрос исключительно политических договоренностей. «Газпрому» еще предстоит сделать непростой выбор между третьей и четвертой нитками либо «Северного», либо «Турецкого» потока. Но, повторим, никакого сокращения мощностей «Турецкого потока» с 63 до 31,5 миллиарда кубометров в год не предусматривалось и не предусматривается по вполне банальной причине: его с самого начала планировали мощностью в 31,5 миллиарда кубометров в год. И отдельно хочется заметить, что сухопутную ветку не «ликвидируют», а демонтируют. Трубы, говоря просто, переедут: частично на «китайские коридоры», частично же, возможно, в Европу.

С этим последним направлением связана еще одна «сенсация», вброшенная в СМИ. Согласно ей, газопровод Eugal, по которому газ из «Северного потока — 2» пойдет на территорию Германии, сможет заработать на полную проектную мощность только к концу 2020-го (не хватает труб). Соответственно, к началу эксплуатации Nord Stream 2 сможет поставлять в Европу не более 34 миллиардов кубометров газа из планируемых 55: 30,9 миллиарда по Eugal и еще примерно 2,7 — по существующему газопроводу Nel в направлении Нидерландов. Отсюда и уверенный вывод: несчастному «Газпрому» придется-таки заключить новое соглашение на транзит газа с Украиной на 2020 год, чтобы соблюсти условия долгосрочных контрактов с европейскими потребителями. И вот тут-то Киев, разумеется, выкрутит руки «Газпрому» и отменит «Северный поток — 2».

Во-первых, необходимые трубы у «Газпрома», как выясняется, есть. Во-вторых: в прошлом году российская компания прокачала через Украину 93 миллиарда кубометров газа. И даже если «Газпром» полностью загрузит доступные мощности «Северного потока — 2» и успеет построить обе нитки «Турецкого потока» (по 15,75 миллиарда кубометров), российскому гиганту все равно придется прокачать через неспокойную соседскую территорию, как ни крути, не менее 30 миллиардов кубометров в 2020-м. И это при сохранении текущего спроса на российский газ в Европе. А, как прогнозируют аналитики, спрос будет непременно расти. И денонсация «Газпромом» транзитного договора с Украиной через Стокгольм вовсе не означает, что «украинский транзит» будет полностью прекращен. Более того: «Газпром» уже не раз заявлял Еврокомиссии, что готов по их просьбе сохранить транзит через Украину на уровне все тех же 15-30 миллиардов кубов в год. Но он должен осуществляться на иных коммерческих условиях. И не должен идти в критически важных как для «Газпрома», так и для европейских потребителей объемах. Кроме того, у Украины не должно быть транзитного влияния на так называемую формулу цены: это в интересах и поставщиков, и потребителей.

Тут в чем, собственно говоря, дело. У заокеанских партнеров России был очень удачный план. Если бы «Северный поток — 2» не запланировали к строительству и транзит продолжал бы идти по ветшающей украинской трубе (инвестиции в поддержание жизнеспособности которой оцениваются без малого в пять миллиардов долларов, и сейчас их просто нет), то выпадающие постепенно объемы замещались бы за счет СПГ, в том числе американского. Но сразу же заместить такой гигантский объем никакие «американские сланцы» просто не в состоянии. Поэтому «Северный поток — 2» (а потом, возможно, и «три», и «четыре») опасен для США не как текущий, а именно как перспективный стратегический проект.

В качестве примера: если правительство Нидерландов в марте решит сократить добычу на крупнейшем в ЕС месторождении Гронинген с нынешних 21,6 до 12 миллиардов кубометров, потребности страны в импорте увеличатся на 10 миллиардов кубометров в год. При этом истощаются и норвежские, и британские месторождения — об этом сейчас в Европе и США активно пишут и говорят. Словом, места на этом рынке хватит и трубопроводному газу России, и катарскому, и американскому, и российскому СПГ. Вопрос в объемах завтрашнего и послезавтрашнего дней. Вот в связи с этим и идет большая газовая игра. Именно поэтому вокруг российско-европейских газовых коридоров сейчас так нарастают «фейковые потоки» сенсаций и интерпретаций.

Загрузка...