tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

В Германии обнаружили 19 причин популярности Путина у немцев

Немецкий публицист Борис Райтшустер разбирался в причинах, по которым Владимир Путин пользуется популярностью у немцев. По его мнению, таких причин насчитывается 19.

58% немцев хотят сближения с Россией, пишет в издании Huffington Post Deutschland постоянный автор Борис Райтшустер, ссылаясь на недавний опрос, проведенный по заказу Die Welt.

«Как получилось, что в Германии произошло столь серьезное искажение восприятия? Почему такое широкое распространение получило ошибочное суждение, суть которого в том, что российского президента в чудовище превращают именно немецкие СМИ? Почему так много немцев хотят более тесных отношений с Россией и Путиным — тем президентом, который превратил страну в автократию?» — задается вопросом автор статьи и приводит 19 причин, которые стоят за популярностью российского президента среди немцев.

«Из-за постоянного оправдания политики Путина такими известными деятелями, как Герхард Шредер, (…) Маттиас Платцек и другими, подобная точка зрения застревает в умах жителей страны. Это же касается и всевозможных выдуманных мотивов, которые якобы стоят за расширением НАТО на Восток, и других пропагандистских мифов», — пишет Райтшустер.

«Российская реальность, в особенности цинизм и вранье из Кремля, настолько не вписываются в представления жителей Западной Европы, что они склонны (…) скорее подвергнуть информацию сомнению, чем осознать шокирующую реальность», — продолжает журналист.

Кроме того, указывает Райтшустер, «мы на Западе привыкли искать правду посередине. Московские пропагандисты об этом знают и таким образом искажают информацию, что мнимая середина сдвигается ближе к позиции Москвы». В качестве примера автор приводит тактику освещения катастрофы с МН17 над Украиной.

«Те, кто критикует Путина, рискуют столкнуться с ненавистью, клеветой и угрозами личной безопасности», — продолжает журналист. По его мнению, «это ведет к тому, что многие его оппоненты становятся осторожнее в своих высказываниях о нем и о системе, а его защитники могут надеяться на заманчивые предложения по работе, заказы или почетные должности».

«Распространенные (в Германии) антиамериканские настроения приводят к тому, что многие начинают симпатизировать Путину — поскольку он в полный голос критикует США и их политику, бросая им вызов», — продолжает перечислять причины Борис Райтшустер.

«Многие левые, — уверен автор статьи, изложение которой приводит Inopressa.ru, — продолжают считать Путина «своим» — в том числе и потому, что он (…) с удовольствием заигрывает с советским наследием. И все это несмотря на то, что модель его руководства напоминает не социализм, а смесь из мафиозных приемов и методов КГБ на фоне невероятной концентрации богатства в руках небольшой кучки людей, лояльных Путину».

«Путин и его олигархи преуспели в том, что касается подкупа представителей политической, экономической и медийной элиты Запада. В России появилось такое понятие, как «шредеризация» — термин, отсылающий к переходу экс-канцлера Герхарда Шредера на службу к Путину (в «Газпром» и «Роснефть»)».

В качестве еще одной причины автор указывает на то, что «уровень компетенции многих политиков, журналистов и так называемых экспертов, которые говорят или пишут о России, обратно пропорционален их собственной оценке и готовности публично высказываться на российскую тему».

«Тот, кого мало что связывает с Россией, склонен переносить собственную мотивацию и готовность или неготовность к силовым методам в решении вопросов на действия Москвы». Типичным примером этого, по мнению Райтшустера, является «постоянно повторяемый тезис о том, что отравление бывшего двойного агента в Англии помешало бы Путину перед выборами — на деле эффект был совершенно обратным».

Немецкий журналист пишет и об «устойчивом заблуждении» о том, что Россия якобы является важнейшим торговым партнером Германии. «Товарооборот с Россией соответствует объему торговли с Чехией и вдвое меньше товарооборота с Польшей», — указывает автор.

Он добавляет, что «одной из важнейших пропагандистских стратегий Кремля является отождествление Путина с русским народом. Критика в адрес президента как по писаному трактуется его защитниками — в том числе и в Германии — как критика в адрес россиян».

К тому же, указывает Райтшустер, многие немцы имеют устаревшие представления о России и видят в ней страну, которая при Горбачеве внесла вклад в объединение Германии (…). Многие не замечают при этом тот факт, что сегодняшняя Россия покончила с «гласностью» и «перестройкой», Горбачев — один из наиболее ненавистных политиков в стране, а Сталин вновь стал почитаться».

«Еще со времен Бисмарка в Германии в ходу стереотип о том, что лишь хорошие отношения с Россией гарантируют безопасность и мир», — пишет Райтшустер и сетует на то, что, даже несмотря на горький исторический урок в виде пакта Гитлера и Сталина, этот стереотип не был переосмыслен.

По мнению автора статьи, «страх перед уверенной позицией, а также перед конфликтами через 30 лет после окончания холодной войны принял в Германии немыслимые масштабы. Мы разучились обращаться с конфликтами, распознавать и принимать их. Путин и его пропаганда ловко пользуются этим».

«Путин коварно пестует страх перед агрессией Запада — недавним примером может служить демонстрация новых систем вооружений в Кремле (во время обращения Путина к Федеральному собранию. — Прим. ред.), в ходе которой была смоделирована атака по некоторым районам Флориды. Многие реагируют на подобное распространение страха приукрашиваниями или (…) желанием пойти Путину навстречу», — констатирует автор.

По его мнению, в Германии пугающие обороты принимает «ненависть к самим себе»: «Многие друзья России (…) начали говорить о Западе как о враге или агрессоре, который только и ждет того, как бы напасть на Россию».

«Как немецкие, так и иностранные эксперты подтверждают шокирующий тезис о том, что симпатии к Путину у многих в Германии могут быть связаны с глубоко сидящей тоской по авторитарному лидеру — нарушение закона и агрессия которого скорее восхищают, чем возмущают. Кто-то придумал такой саркастический термин для этого, как «синдром отмены фюрера», — говорится в статье.

После атаки в Солсбери, которую Райтшустер считает «актом террора», многие, пытаясь ухватиться за соломинку, хотят найти версии, отличные от той, что за отравлением может стоять государство, на вооружении которого есть ядерное оружие.

«Разочарование, даже озлобленность, которую многие в Германии испытывают в отношении нашего государственного устройства и общества, достигает таких размеров, что в поисках альтернативы взгляд странным образом падает на Путина. И (…) в каком-то чуть ли не религиозном порыве с ним связываются надежды и на него переносятся собственные чаяния. Путину приписывается лишь хорошее, плохое отторгается, а от внимания ускользает тот факт, что его мафиозно-кагэбэшная система стоит за гораздо более серьезными промахами, чем те, в которых можно было бы обвинить нашу», — заключает Борис Райтшустер.

Загрузка...