Экс-глава "Голоса Америки": мне не нравится внешняя политика США

Пистолет и флаг США
CC0 / pixabay

Семен Бойков

Бывший руководитель "Голоса Америки" Дэвид Энсор является ярым критиком президента США Дональда Трампа и его подходов во внешней политике. По его словам, почти за всеми заслугами Трампа стоят не реальные дела, а лишь популизм и широкие жесты.

Теле- и радиожурналист Дэвид Энсор в прошлом работал главой "Голоса Америки" (2011-2015). Более 30 лет он был журналистом в таких СМИ, как National Public Radio, ABC News и CNN. В 2016-2017 годах Энсор был заместителем исполнительного директора "Атлантического Совета", а в 2010-2011 годах он работал в Афганистане в качестве директора Департамента по коммуникациям и публичной дипломатии в посольстве США.

Дэвид Энсор активно критикует внутреннюю и внешнюю политику президента США Дональда Трампа. С его точки зрения, действия Америки угрожают современному миропорядку, и ей следует изменить свои подходы к другим странам.

– Г-н Энсор, согласно данным опроса, проведенного в январе телеканалом ABC News и газетой Washington Post, рейтинг президента США Дональда Трампа составил 44%, достигнув наивысшего уровня за свой срок правления. Вместе с тем максимальное количество опрошенных – 56% – одобряют экономическую политику Трампа. На ваш взгляд, с чем это связано?

– Экономика сейчас стремительно растет. Возможно, быстрее чем за все время моей жизни. И это, без сомнения, хорошо для президента и его популярности. И как вы отметили, рост его рейтинга достиг максимальной точки, что по большей степени связано с экономикой. Однако его рейтинг ниже среди всех остальных президентов.

– А как насчет его внешней политики? Удается ли ей работать на благо внутренней политике Трампа?

– На мой взгляд, его внешняя политика действительно работает на благо его внутренней политике. Он принимает свои решения в зависимости от того, как они отразятся на делах внутри страны. Он не думает о внешней политике стратегически и не рассматривает ее как нечто отдельное и концептуальное.

Дэвид Энсор
AFP 2020/ MANDEL NGAN
Дэвид Энсор

– Он недавно подписал торговые соглашения с Китаем, а также Канадой и Мексикой. Разве это не стратегия?

– Что касается Канады и Мексики, он просто взял устаревшее соглашение – НАФТА, которое действительно нужно было обновить, облил его грязью и заменил соглашением, которое, я думаю, демократы и ждали.

Чтобы получить их поддержку, он пошел на большие уступки по вопросу правил труда, минимальной зарплаты и других льгот, которые должны быть у мексиканских работников в США. И это то, чего хотели демократы. Таким образом, он заменил это соглашение на более выгодный для демократов договор. И я не уверен, что в этом соглашении есть что-то особенное, кроме того, что она стала "сделкой Трампа".

– А что касается Китая?

– Трамп начал торговую войну. Хорошо это или плохо, давайте опустим. Между США и Китаем действительно существуют торговые противоречия, и я согласен с тем, что Китай обманывал нас различными способами. И настало время открыто заявить о большей справедливости.

Заключенное торговое соглашение охватывает относительно небольшую часть экономики. По остальной части – примерно две трети – нам еще предстоит договориться. Посмотрим, что из этого выйдет.

Очень удобно заявлять: "Я договорился с Китаем". Но большая часть сделанного – это просто снижение пошлин, которые Трамп сам же наложил. На самом деле это не улучшило ситуацию. А американские фермеры в прошлом году сильно пострадали от пошлин.

– Однако некоторые эксперты считают, что торговые войны между США и Китаем были неизбежны. И политика Трампа не сильно отличается от политики его предшественника – Барака Обамы.

– Я соглашусь с тем, что существовала проблема, которую не смог бы проигнорировать ни один президент. И в США существует общее понимание того, что нам нужно вести с Китаем жесткие и серьезные переговоры, и в нашу сторону должны быть предприняты изменения. Слишком много людей потеряли свои рабочие места, слишком много мы потеряли на экспорте из-за действий Китай. И я согласен с тем, что что-то должно быть сделано. Но сделано это будет небрежно и тупо.

– Почему вы так думаете?

– Смотрите, кто платит за пошлины? Не китайцы. Это снижает объемы торговли из-за того, что американские товары становятся дороже. У американцев же нет выбора, и им приходится покупать китайское и платить за дополнительные тарифы. То есть пошлины – это тупой инструмент из XIX века. Мне кажется, Трамп не изучал в школе макроэкономику.

О ближневосточной политике США

– Дональд Трамп недавно презентовал план по урегулированию обстановки на Ближнем Востоке. План его администрации предполагает сосуществование государств Израиля и Палестины, сохраняет Иерусалим неделимой столицей Израиля и статус-кво Храмовой горы со свободным доступом к ней представителей любых религий. Как вы смотрите на этот план?

– Я желаю удачи израильтянам и палестинцам. Надеюсь, у них все получится. Но я не думаю, что этот план, составленный его зятем Джаредом Кушнером, окажется удачным. Это может быть сложно, но нужно договариваться с палестинцами и израильтянами.

– Какие, на ваш взгляд, будут последствия подобного решения?

– Я не знаю деталей, но мне рассказывали, что израильтяне сейчас получают от американцев сигналы, о том, что им разрешают аннексировать большие территории на Западном берегу. Если это единственный результат, это плохой результат, поскольку это еще больше возмутит палестинцев, и достичь мир будет практически невозможно.

– А почему Трамп так яростно поддерживает Израиль и ненавидит Иран?

– Потому что это хорошо с точки зрения внутренней политики.

– Из-за мощного еврейского лобби?

– Думаю, да. И иногда Трамп не делает разницы между израильтянами и американскими евреями, что, кстати, оскорбляет последних. Я знаю это, потому что у меня есть друзья евреи, и им это не нравится, поскольку это подразумевает, что им нужно быть лояльными Израилю. А это не так. В США очень много тех, для кого Америка превыше всего, а не Израиль. Они не ставят интересы Израиля выше интересов США.

– Согласно опросам, 53% американцев поддержали приказ Трампа ликвидировать иранского генерала Касема Сулеймани в начале января этого года. То есть большинство. Что вы об этом думаете?

– Генерал Сулеймани был "плохим парнем" – на его руках много крови. Его личность особенно в США не вызывает никакой симпатии. Стоит ли говорить об отношении к нему американцев. Но это печально, и я не уверен, что я бы сделал то же самое. Я думаю, я один из тех, кто входит в 47%.

Здесь нет никакой стратегии. Я не собираюсь проливать слезы по поводу смерти Сулеймани, поскольку сотни человек из-за него погибли, и он нанес вред нашим интересам и интересам наших союзников на Ближнем Востоке. Но я бы не стал предпринимать такие же шаги. Да, его называют террористом, но он был высокопоставленным генералом иранской армии. Это не было шагом к войне, но война была близко.

– Этот инцидент поставил страны на грань войны.

– Честно говоря, я так не думаю. Я конечно не эксперт по Ирану, но мне кажется, что у иранцев нет достаточно "карт", чтобы ответить. Конечно, они ответили США, запустив по американским базам в Ираке ракеты, но они это сделали так, чтобы никто не пострадал во время ударов. И я думаю, что это было сделано для внутренней аудитории в качестве символического ответа.

– С моей точки зрения, эта история показала, что США могут быть угрозой для мира, и людям не стоит им доверять, ведь они нарушают международное право.

– Это так, поэтому я против этого.

– А могут ли европейские союзники доверять США после подобного рода действий американцев? Ведь они могут видеть в США неуправляемую угрозу.

– Это философский вопрос. Как я уже отметил, я не являюсь сторонником внешней политики Дональда Трампа. Я вынужденно критикую президента своей страны, поскольку он совершил множество ошибок.  

– А на ваш взгляд, какой должна быть внешняя политика США?

– Нам нужна мощная оборонная политика, сильные альянсы, за которыми мы могли бы как следует следить, сильные партнерские политические и экономические отношения с другими странами. Мы должны были сохранить торговые соглашения со всеми странами за исключением Китая, что было бы в наших интересах. Мы должны были придерживаться СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий – прим. Baltnews), который, кстати, подписала и Россия, и который остановил иранскую ядерную программу. Я верю в альянсы, соглашения и сотрудничество.

– Даже с Россией?

– Даже с Россией там, где мы соглашаемся друг с другом. Почему нет? Это взаимовыгодно и хорошо для обеих стран. Если у нас не получится это делать, это другой вопрос. Но если все же удастся, это будет очень хорошо.

В США множество граждан, включая Трампа, которые считают, что это не препятствует Ирану и другим странам заниматься вредными делами – терроризмом, убийствами людей и т.д. И это так. Но, как говорил Обама, мы не можем договориться обо всем, поэтому давайте договоримся о наиболее волнующих нас вещах, а к обсуждению других проблем мы перейдем позже. И это, я считаю, правильна политика.

– И США нужны равноправные партнеры. А не так, чтобы США были единственным "глобальным полицейским".

– Не будем наивными. Сегодня мы – самая большая и могущественная страна в мире. Я бы хотел сказать, что нужны, но я не знаю, насколько у нас это воспримут в серьез. Но нам, в самом деле, нужно партнерские союзы, где мы можем работать и договариваться с другими странами.

Ссылки по теме