Американский политолог: Западу не нужна "цветная революция" в Белоруссии

Акция протеста в Минске
AP Photo / Sergei Grits

Семен Бойков

Тема: Протесты в Белоруссии

Профессор Рэдфордского университета Григорий Иоффе считает, что действующая власть в Белоруссии устраивает политические элиты Евросоюза и США. Президент Лукашенко останется партнером для Запада.

В воскресенье, 9 августа, в Белоруссии состоялись президентские выборы. По предварительным данным ЦИК, действующий президент Александр Лукашенко набрал 80,08%, его главный оппонент Светлана Тихановская – 10,09%.

После закрытия избирательных участков на улицы белорусских городов стали выходить протестующие. Они стягивались в центр в Минске, Бресте, Барановичах, Витебске и других городах. Митинги продолжились и вечером следующего дня. Как сообщило МВД, за участие в несанкционированных массовых мероприятиях накануне были задержаны 3 тысячи человек.

Евросоюз раскритиковал прошедшие в Белоруссии президентские выборы, призвал Александра Лукашенко пересчитать результаты и отпустить заключенных. Как будут развиваться события дальше? Какая разница между ситуацией в Белоруссии и на Украине в 2014 году? Стоит ли ожидать новой "цветной революции"? Об этом Baltnews поговорил с профессором Рэдфордского университета (США), экспертом по постсоветскому пространству Григорием Иоффе.

Профессор Рэдфордского университета Григорий Иоффе и президент Республики Беларусь Александр Лукашенко
© Пресс-служба Президента Республики Беларусь
Профессор Рэдфордского университета Григорий Иоффе и президент Республики Беларусь Александр Лукашенко

– Г-н Иоффе, на фоне состоявшихся в Белоруссии президентских выборов разгорелись протесты. Отдельные европейские страны уже призвали власти Белоруссии отпустить задержанных и пересчитать голоса. По их оценке, выборы не соответствовали демократическим стандартам. Почему к критике Белоруссии до сих пор не присоединились США (в момент записи интервью Белый дом еще не сделал официальное заявление по Белоруссии – прим. Baltnews)?

– Моя гипотеза заключается в том, что в США – и это сказывается, прежде всего, на внешней политике – сейчас нет единоначалия. Сейчас идет предвыборная борьба, и на ней все сконцентрировано. Распределение помощи между малым бизнесом и простыми людьми, которое превратилось в политическую игру, то, что происходит в центрах крупных городов, – все это имеет оттенок приближающихся ноябрьских выборов. В этой связи второстепенные вопросы внешней политики, а Беларусь никогда не была основным фокусом внимания, отодвинулись на задний план.

Кроме того, внешнеполитический истеблишмент тоже является ареной борьбы двух сил: с одной стороны, стремление Трампа прекратить "распространение демократии", вывести войска из целого ряда горячих точек, сосредоточиться на "Америке прежде всего", а с другой стороны – это древнее стремление облагодетельствовать весь мир. Но это в основном со стороны демократов и некоторых республиканцев.

– То, что сейчас происходит в Белоруссии, невольно напоминает ситуацию на Украине в 2013–2014 годах. И, кстати, в украинских событиях США сыграли не последнюю роль. 

– Произошедшее на Украине в 2014 году было до прихода Трампа. Это было дело совершенно другой эпохи. Она может возвратиться, если Трамп потерпит поражение на выборах. Но то, что было при Бараке Обаме, и то, что имеет место сейчас, несмотря на небольшую разницу во времени, – это две разные эпохи.

– Может быть, в США просто извлекли уроки из Евромайдана?

– Безусловно, в какой-то мере, да. Майдан и все, что потом произошло с Украиной, заставило многих пусть и осторожно, но говорить о том, что в этом регионе надо спать с оглядкой.  

С другой стороны, события в Беларуси очень далеки от Майдана, и сама Беларусь очень далека от Украины 2014 года.

– А в чем разница?

– Во-первых, на Украине культурный раскол. Помимо того, что он культурный, он имеет ярко выраженные географические черты. С одной стороны, есть Галиция со Львовом, Ивано-Франковском, Тернополем, а с другой стороны – есть Крым, Луганск, Донецк. Люди, проживающие в России, культурно ближе жителям Донецка и Луганска. Игра в этот раскол между Россией и Западом привела к весьма досадным последствиям.

В Беларуси тоже есть культурный раскол, но он не имеет таких географических черт: там нет аналога Галиции, Крыма или Луганска, она компактна и более-менее однородна. Раскол в основном в Минске и других крупных городах.

Во-вторых, в Беларуси властная вертикаль монолитна – политическая элита не расколота и довольно эффективно действует. На Украине этот культурный и геополитически раскол пролегает не только через общество, но и через властную вертикаль.

– Какова будет реальная реакция Запада на выборы в Белоруссии? Например, Литва и Польша отозвались довольно критически в адрес официального Минска.

– Что касается Литвы, там деятели небольшого калибра. К тому же они зациклены на этой атомной станции (БелАЭС – прим. Baltnews). Хотя, даже несмотря на это, они долгое время говорили, что они самые главные в ЕС по отношениям с Беларусью и что надо развивать связи.

В Польше положение не такое однозначное. Партия "Право и справедливость" гораздо более миролюбиво настроена к Лукашенко, чем "Гражданская платформа", так что в Польше есть разного рода мнения. Литва в этом отношении более монолитна: она воспринимает Лукашенко как вассала Москвы, и весь этот проект с атомной станцией она видит как подлую интригу, призванную поставить Литву на колени через энергетику.  

– Выходит, что в Литве хотели бы сместить Лукашенко?

– Это желание уже очень застарелое. Просто оно активизировалось во время выборов, потому что это единственный момент, когда политическая жизнь изобилует всплесками и какими-то возможностями. Но в принципе это желание у них было всегда – где-то с середины 1990-х годов. 

– И все же какова будет реальная реакция Запада на выборы? Все ограничится простыми осуждениями или будут введены санкции?

– Все выборы в Белоруссии, за исключением выборов 1994 года, признавались как не отвечающие западным демократических стандартам. В этом отношении нет ничего нового. То же самое будет и с этими выборами. Но они из-за этого не перестанут общаться с руководством страны. Сейчас, мне кажется, должно пройти несколько дней, а может быть, и несколько недель, пока страсти улягутся. И я думаю, что контакты возобновятся.

– Введут ли санкции? Может быть, Лукашенко вновь запретят въезд в ЕС?

– Во-первых, Лукашенко не очень боится этих санкций, и ему, по большому счету, на них наплевать. Ведь когда санкции приостановили, он очень долго отказывался ехать в Брюссель и куда бы то ни было.

Во-вторых, я сомневаюсь, что санкции введут. Санкции легко ввести, но сложно снять. Америка их, например, так и не сняла, она их просто приостановила. А европейцы их ликвидировали, и мне кажется, они два раза подумают, прежде чем их ввести снова.

Скорее всего, они ограничатся порицаниями. Но посмотрим.

– Может быть, Литва или Польша будут лоббировать санкции в ЕС?

– Насчет Польши я очень сильно сомневаюсь. Литва – может быть.

– Возможна ли "цветная революция" в Белоруссии?

– Я думаю, что в обозримой перспективе нет. Еще раз повторю – властная вертикаль консолидирована, политическая элита не расколота. Везде, где состоялись цветные революции, было одно и то же условие – раскол элиты. А в Беларуси этого нет.

Ссылки по теме