Мария Бутина: кошмар демократов США – союз сильных Европы и России

Член Общественной палаты РФ, журналистка, член экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ Мария Бутина
© Sputnik / Максим Блинов

Кристина Никитина

Тема: Выборы президента США 2020

В беседе с Baltnews общественный деятель Мария Бутина, ранее осужденная в США за деятельность в качестве незарегистрированного агента, рассказала о значении для России и стран Прибалтики итогов президентских выборов в Соединенных Штатах.

В начале ноября в США состоятся президентские выборы – за кресло лидера Белого дома "сразятся" демократ Джо Байден и республиканец Дональд Трамп. Каковы их шансы на победу?

В беседе с Baltnews общественный деятель Мария Бутина, ранее осужденная в США за деятельность в качестве незарегистрированного агента, рассказала о том, каким будет идеологическое развитие Америки в случае победы демократов, а также имеет ли значение для России и стран Прибалтики результат президентских выборов в Соединенных Штатах.

– Г-жа Бутина, 3 ноября в США состоятся президентские выборы. Как вы оцениваете шансы на победу кандидата от демократов Джо Байдена и республиканца Дональда Трампа?

– Я думаю, что еще очень рано делать прогнозы. Ровно так же, как не стоит сейчас и опираться на всевозможные социологические опросы – как известно, они совершенно не показывают объективно истину по двум причинам.

Во-первых, все зависит от того, кто проводит этот опрос и какую аудиторию спрашивают. Естественно, в данном случае эти опросы скорее используются для манипуляции общественным сознанием. Это, кстати, одна их технологий, которую используют для манипулирования общественным мнением – когда человеку преподается нечто как свершившийся факт. Условно говоря, за Байдена такое-то количество процентов, значит, он неизбежно выиграл и ничего уже нельзя сделать.

Ну, или за Трампа – такая же история.

Баннеры в поддержку президента США Дональда Трампа и кандидата в президенты США от демократической партии и бывшего вице-президента Джо Байдена
Reuters / ALEXANDER DRAGO
Баннеры в поддержку президента США Дональда Трампа и кандидата в президенты США от демократической партии и бывшего вице-президента Джо Байдена

Во-вторых, важно понимать, что американские социологические опросы в основном фиксируют тех людей, которые по каким-либо причинам остаются дома. То есть это могут быть, например, домохозяйки, и, как правило, это все-таки аудитория именно демократов. Что же касается республиканцев, то они участия в опросах принимают меньше. Мы видели в прошлую предвыборную кампанию все эти спекуляции о том, что [кандидат от демократов] Хиллари Клинтон должна выиграть.

Ну и последнее, что важно здесь отметить, – это то, что в конечном итоге вопрос президентских выборов решается не голосованием большинства, а все-таки через систему выборщиков – через число штатов, которые отдают голоса за кандидатов. Поэтому нам нужно понимать, что даже если большинство будет за одного кандидата, как это было в 2016 году с Хиллари Клинтон, то из-за системы выборщиков результат может быть совсем другим.

Джо Байден и и председатель КНР Си Цзиньпин
AP Photo / Lintao Zhang, Pool
Джо Байден и и председатель КНР Си Цзиньпин

Стоит обратить внимание еще и на то, что из-за большего числа голосующих по почте во время этой избирательной кампании Соединенных Штатах подсчета голосов день в день не будет. Только в семи штатах не будет использоваться раннее голосование или голосование по почте. Это может вызвать действительно очень серьезные массовые недовольства и протесты, потому что люди не получат результата в день выборов, а тем не менее после закрытия участков спекуляции продолжатся.

Но я считаю, что сейчас нужно обращать внимание не на то, кто выиграет, а на то, что будет происходить после.

– А что может произойти после выборов?

– Трамп уже заявил о том, что в случае проигрыша он не собирается признавать результаты выборов, и он признает их только в том случае, если так скажет Верховный суд.

Со своей стороны Байден тоже делает подобные заявления, призывая людей всячески голосовать дистанционно, почтой и так далее, пытаясь притянуть больше своего электората. Потому что, как мы знаем, статистически люди, которые голосуют не день в день, а в течение, например, многодневного голосования – это люди, у которых нет возможности появиться именно в единый день. То есть это люди, которые сидят с маленькими детьми, это социально незащищенные слои населения, это люди, работающие в сфере услуг и сервиса, а это аудитория демократов.

Мы с вами также видим, что с обеих сторон всячески поддерживается существующая сегодня протестная активность в стране.

Трамп использует это для себя, чтобы показать опасность внутренней нестабильности и призвать электорат к мобилизации.

Демократам выгодны протесты для того, чтобы показать расовый конфликт внутри общества и призвать не голосовать за Трампа. И это больше всего беспокоит на сегодняшний день – как бы дело не дошло до постоянных разогреваний и, в конечном итоге, бунта. А бунт, как известно, бессмысленный и беспощадный.

Протесты в Портленде
© Sputnik / Стрингер
Протесты в Портленде

– В случае победы демократов куда идеологически будут двигаться США?

– Я думаю, что все будет идти по очень классическому сценарию. Если упростить максимально эту "вселенную", то вы увидите следующее.

Если побеждают демократы, то они объявляют главной "угрозой" Соединенных Штатов Россию. Это первое. И второй момент: они ориентируются на распространение демократии вовне.

Это всегда была их идеология, то есть необходимость некого, назовем это, троцкизма в американском варианте, то есть продвижение всемирной демократической революции.

Все-таки распространение "цветных революций" – это прежде всего по линии демократов.

Если побеждают республиканцы, то они объявляют главной угрозой Китай. Для них это торговая война и политика неинтернационализма, то есть то, что Трамп обозначает фразой "America first" – "Америка прежде всего". Это значит, что они закрываются внутри страны и осуществляют политику, ориентированную именно на внутренний рынок и противодействие внешним угрозам. В частности, здесь укладывается концепция строительства стены, введение дополнительных пошлин на товары, например, из Китая и всего мира в Соединенные Штаты.

Предвыборное выступление Дональда Трампа в Майами
© Sputnik / Эва Мари Ускатеги
Предвыборное выступление Дональда Трампа в Майами

Но здесь нужно понимать следующее – так происходило бы по этим сценариям, если бы мир был двуполярен и однороден, но это не так. Потому что, например, объявление Трампа, когда его избрали президентом в 2016 году, вроде бы должно бы занять вот эту часть "вселенной": Китай – угроза, и нужна внутренняя изоляция. Но, как мы на самом деле увидели, его высказывания, дающие надежду в отношении России на укрепление наших взаимоотношений, ни к чему не привели.

Хайп вокруг президента в США перегрет. К примеру, когда Трамп заявлял о необходимости введения Национальной гвардии [во время протестов], высшие чины из Министерства обороны США ему противоречили, а некоторые губернаторы штатов вообще отказались от этого. То есть там внутри страны еще существуют очень серьезные разборки элит, поэтому говорить, каким будет однозначно политический курс, очень сложно.

Но вот эти тренды – один из двух – мы все-таки увидим.

– Из ваших слов следует, что России больше выгоден Трамп.

– Я бы не сказала, что России более выгоден Трамп. Я бы сказала так – теоретически более выгоден Трамп. Но теоретически мы тоже так думали в 2016 году, когда смотрели все заявления Трампа по телевизору о дружбе с Россией. Посмотрите настроения россиян в ту предвыборную кампанию: все действительно думали, что Трампу никогда не дадут попасть в Белый дом, потому что он за восстановление отношений с Россией.

Россияне ничего не хотели от Трампа. Единственное, о чем были наши "розовые мечты и фантазии", – чтобы у нас были хорошие отношения с Америкой. Потому что мы, как страна, прошедшая через тяжелейшую череду войн, просто хотим мирного неба над головой. А что получилось по факту?

За последние четыре года президентства Трампа температура наших взаимоотношений упала на одну из самых, пожалуй, нижних точек со времен холодной войны.

Когда американские истребители летают рядом с российскими границами, провоцируя Россию на конфликт, на которой мы не идем, – это очень серьезная угроза.

Куда делись все заявления президента [Трампа], и куда растворились все наши воздушные замки и надежды? Они разбились о практику, то есть на словах мы опять видим одно, а деятельность говорит совершенно о другом. Поэтому я не думаю, что для России принципиально важно, кто выиграет на самом деле, потому что, к сожалению, жить в этом новом витке холодной войны придется еще очень долго.

Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп (справа), 7 июля 2017
РИА Новости
Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп (справа), 7 июля 2017

– А имеет ли для Эстонии, Латвии и Литвы значение, кто победит на предстоящих выборах в Штатах?

– Здесь очень сложно сказать, потому что отношения Соединенных Штатов и Европы, в том числе Прибалтики как ее части, носят достаточно неоднозначный характер. Сегодня наличием конфликта на фоне "Северного потока–2" в Германии США пытаются разбить хоть какое-либо маломальское единство в Европе, потому что третий игрок в мире им не нужен.

Нужно понимать, что если к власти придут демократы, то они будут всячески ориентированы на интеграцию с Европой, но не для того, чтобы сделать ее сильнее, а как раз для того, чтобы сделать ее слабее и более зависимой.

Обратите внимание, что сейчас делает американская власть, например, в отношении той же Украины. Они выделяют очередные транши якобы на развитие информационных индустрий де-факто для поставки американского оборудования, для того, чтобы полностью контролировать компьютерные сети.

Аналогично буквально на днях вышла информация о развитии сотрудничества Соединенных Штатов и Эстонии. Опять же речь снова идет о контроле за информацией, потому что тот, кто контролирует информацию, как известно, контролирует мир. То есть демократы всячески будут идти на ослабление самостоятельной позиции Европы, потому что сильный игрок – мало ли, он может вдруг и с Россией подружиться!

Заместитель государственного секретаря США Кейт Крач (слева) и министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу
CC BY 2.0 / Estonian Foreign Ministry
Заместитель государственного секретаря США Кейт Крач (слева) и министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу

Такие прецеденты были, в частности – в отношении Германии. "Северный поток–2" как мощный бизнес проект вел именно к укреплению взаимоотношений Европы и России, а этого США очень боятся. Поэтому здесь фронтир – двигательная сила – это все-таки демократы. Но мы видим, что это все происходит все-таки в период правления республиканцев.

Поэтому я думаю, что политика и стратегия в отношении Европы сохранятся, и Соединенные Штаты будут всячески заманивать пряником и расставлять свои сети в Европе для того, чтобы держать постоянно руку на пульсе европейского сообщества. Скорее всего, эта ситуация продолжится.

Важно понимать, что это выгодно военным. Политики в США политиками, а в конечном итоге реальной властью обладают, безусловно, военные. А кто продвигает свои интересы через военных? Конечно же, крупный капитал, а ему нужна монополия на рынке.

– В то же время санкциями против "Северного потока–2" США "бьют" как Европу, так и Россию.

– В магистратуре США я изучала, зачем используют санкции и какова их эффективность. У них [в учебниках] написано так: санкции нужны "для свержения неугодных режимов". 

Санкции вообще очень интересная штука, потому что их эффективность подтверждена лишь на треть.

Дело в том, что даже персональные санкции в конечном итоге показывают, что с точки зрения давления на то, чтобы власть в какой-то стране сменилась, – такого, как правило, не происходит. Но чего они добиваются таким способом? Это, конечно, элементы психологического давления, это элементы того, чтобы показать собственную доминанту в мире. Именно для этого используется санкционная политика.

Ссылки по теме