"Некрепкий орешек" Евросоюз заблудился в двойных стандартах

Логотип Евросоюза на здании штаб-квартиры Европейского парламента в Брюсселе
© Sputnik / Алексей Витвицкий

Илья Круглей

В Евросоюзе все сложно. Проблемы с Турцией, договор по Брекситу, запутанные отношения с Россией, майдан в Белоруссии создают множество рисков. А влиять получается пока только на слабых членов ЕС.

Балтийские страны и Польша требуют санкций против Белоруссии. Кипр хочет рестрикций против Турции. Россия не отказывается от своих внешнеполитических принципов, а Великобритания не собирается уступать в сделке по Брекситу. Евросоюз не хочет со всем этим что-либо сделать, зато все сильнее давит на младших партнеров.

Итоги саммита ЕС, прошедшего 16 октября в Брюсселе, показали нерешительность ЕС, которая в европейской внешней политике уже практически возведена в абсолют. Почти по всем действительно важным для Евросоюза вопросам не было принято ни одного практического решения. При этом периферийные страны ЕС (балтийские государства, Польша и Кипр) продемонстрировали политическую волю. А вот тяжеловесы Западной Европы почему-то побоялись принимать хоть сколько-нибудь значимые решения.

К примеру, как заявил по итогам саммита глава Евросовета Шарль Мишель, ЕС готов работать над достижением сделки по Брекситу, но не любой ценой. Россию вроде как осудили за ее выход из трехсторонних переговоров по крушению малазийского Боинга, но никаких санкций или наоборот, закрытия темы и восстановления контактов с РФ, не последовало.

Встреча Юри Ратаса с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем, 4 января 2020
© Photo: Stenbocki maja
Встреча Юри Ратаса с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем, 4 января 2020

ЕС выразил солидарность позиции балтийских стран и Польши, которые требуют отставки действующего правительства Белоруссии, но сам при этом никаких серьезных санкций в отношении Минска не принял.

Даже по отношению к Турции, которая ради разведки и добычи углеводородов в Средиземноморье ведет себя все более нагло, игнорируя протесты Кипра и Греции, Евросоюз ничего не пожелал сделать. Шарль Мишель только пообещал дать оценку действиям Анкары – в декабре.

А тем временем повторение сценария "майдана" в Белоруссии, добыча газа в Восточном Средиземноморье, отношения с РФ на фоне экономического кризиса из-за COVID-19 и Брексит – это крайне важные события, которые могут повлиять на благополучие стран Европы уже в ближайшие годы.

Европейская модель "буксует" при серьезном кризисе

Как отметил в беседе с Baltnews ведущий эксперт Центра политического анализа Михаил Захаров, причина тут не в апатии Нидерландов, Германии или Франции. Сложность вызвана отсутствием единства при формировании внешней политики, где отдельных членов ЕС волнуют совсем разные вопросы.

"Проблема принятия любых мер в Евросоюзе – сам формат единого мнения. Оно по любому вопросу у Греции, Лихтенштейна и Франции будет разным. Хотя бы потому, что Грецию и Францию волнуют разные внешнеполитические повестки, а Лихтенштейн вообще ничего не интересует, кроме местного благоустройства. В таком формате, конечно, есть сильная сторона – оригинальных глупостей решением одного человека сделать нельзя. Но когда нужно что-то сделать и срочно, то получается, что решительно ничего евробюрократы выполнить не могут", – сказал эксперт.

Проблема политической конструкции Евросоюза – это ее неповоротливость в критических ситуациях. По мнению Михаила Захарова, с ней на данном этапе ничего нельзя сделать, если только вопрос не касается самого существования ЕС.

К примеру, если Украина захочет вдруг напасть на Польшу, то можно ожидать более оперативной и резкой реакции. Впрочем, политолог считает, что и в этом гипотетическом случае более внятная реакция будет по линии НАТО, а не ЕС.

Подобная параллель Евросоюз-НАТО, пожалуй, сегодня наиболее актуальна. Американский президент Дональд Трамп, следуя логике "America the First!", превращает Североатлантический альянс в армию США, а не военный блок, где хотя бы номинально присутствуют разные мнения и нужен частичный консенсус.

Если глава Белого дома продолжит в том же духе, то НАТО действительно будет более оперативно реагировать на различные вызовы, в отличие от ЕС, где во время кризиса разделение мнений только тормозит принятие важных решений.

Активная "периферия" и неповоротливое "ядро" ЕС

Нужно отметить, что балтийские страны, Польша и Кипр проявили намного больше политической воли на саммите в Брюсселе, чем Франция, Германия и другие наиболее мощные в экономическом плане государства Европы.

К примеру, Эстония, Литва и Латвия до сих пор стараются "продавить" в Евросоюзе введение серьезного пакета санкций против Белоруссии. Балтийские страны уже вынудили Еврокомиссию официально назвать президента РБ Александра Лукашенко нелегитимным. Но на более решительные меры ЕС идти не хочет.

У Евросоюза, возможно, в этом случае есть два варианта. Первый – прекратить поощрять оппозицию в РБ и осудить вмешательство Прибалтики и Польши в дела Белоруссии. Это должно исключить возможность "майдана" в стране, который приведет ее к евроинтеграции, при которой Минск будет регулярно (подобно Киеву) выпрашивать миллиарды евро у ЕС. Второй вариант – возглавить борьбу с легитимной властью в Белоруссии, чтобы попытаться (учитывая ошибки на Украине) сделать из РБ достойный рынок сбыта для европейских компаний, то есть экономически подчинить страну, но не лишать ее население покупательской способности.

Нежелание выполнять ни один из этих сценариев либо сбросит РБ в пучину коррупции, сделав ее очередным просителем кредитов, как Украина, либо превратит в непримиримого противника Евросоюза, который в итоге полностью развернется в сторону России.

Кипр и Греция, понимая, что вскоре турки де-факто "застолбят" водные акватории, где есть серьезные месторождения газа, призывают ввести санкции против Турции. Разумеется, вопрос принадлежности территорий, богатых углеводородами, в Восточном Средиземноморье весьма спорный. В нем может оказаться правой как Греция с Кипром, так и Турция. Однако, когда речь идет о миллиардах долларов и крупнейших месторождениях энергоносителей, победитель определяется не только правовыми нормами, но и политическим влиянием.

Евросоюз мог бы (как это уже делает Турция) ввести в регион военные корабли, использовать против Анкары санкции, помочь техническим оснащением для разведки и добычи Греции и Кипру. Но этого не происходит. Такое бездействие ЕС в итоге может лишить союз углеводородов, которые можно было бы использовать в будущем без посредника в виде Турции.

К слову о газе. Польша до сих пор с завидной регулярностью атакует "Северный поток–2". В ход идут любые инструменты и аргументы для остановки проекта: обещание заменить газопровод своей магистралью Baltic Pipe, судебные иски против "Газпрома", обещание создать польский газовый СПГ-хаб в качестве якобы альтернативы поставкам углеводородов из России.

А вот Германия таким рвением похвастаться сегодня не может. Правительство ФРГ заявило, что будет защищать российский газопровод от американских санкций. А на деле мы наблюдаем, как магистраль уже полгода стоит недостроенной, хотя поставки углеводородов по "Северному потоку–2" должны были сделать Германию наиболее мощным газовым хабом во всей Европе.

Что важно для Балтии, безразлично ЕС

ЕС сегодня не может справляться с современными вызовами из-за недостаточной политической воли его ведущих стран. Более того, государства ЕС должны постоянно оглядываться на внешнюю политику Соединенных Штатов, а параллельно с этим еще и находить консенсус внутри самого Евросоюза, где практически по всем вопросам не наблюдается единства мнений.

Как отметил в комментарии для Baltnews политолог Владимир Корнилов, у ЕС масса проблем, но это вовсе не значит, то те моменты, которые важны для периферии, должны заинтересовать в той же мере "ядро" объединения.

"В случае с санкциями против Минска Кипр согласился их поддержать только при условии, если Евросоюз введет рестрикции против Турции, которая, по его мнению, зашла слишком далеко. Кончилось все тем, что евробюрократы "выкрутили руки" самому Кипру, вынудив его поддержать демарш против Белоруссии, позабыв о требовании ввести санкции против Анкары. В ЕС, видимо, посчитали, что слишком болезненно в этих условиях будет ограничивать торговлю с турками", – отметил политолог.

"Что же до нерешительности ЕС в отношении России и ее выхода из переговоров по MH17, это совершенно не повод для решительных действий Европы. Против РФ сейчас и без того действует множество санкций. Но повторюсь, главные проблемы ЕС связаны сейчас с пандемией и Брекситом. Остальное для ЕС – вторично", – сказал Владимир Корнилов.

Смелости хватает только со слабыми

Стоит отметить, что сделка по Брекситу – это головная боль для стран-доноров, которые выделяют деньги для бюджета ЕС, а не берут их оттуда. Германии, Нидерландам, Франции и другим экономически развитым странам Евросоюза сейчас необходимо решать, как заполнить дыру в бюджете или кого лишить дотаций.

В условиях коронакризиса такая проблема стала еще серьезнее, а значит, любые сдвиги в экономическом поле (новые санкции против Турции, России, усиление торговой войны с США) приведут только к еще большему хаосу, с которым Евросоюз с его неповоротливой политической системой адекватно справиться не сможет.

Именно поэтому он старается держать в замороженном виде вопрос "Северного потока–2", слабо реагирует на действия Турции в Средиземном море и не поддерживает в достаточной мере "беломайдан".

Балтийские страны при этом пытаются продолжать игру в идеологию, при которой любой майдан в стране с хотя бы частично пророссийской внешней политикой должен быть поддержан. Получается плохо. Нерешительность и боязнь Евросоюза не позволяют продвинуться в этом вопросе.

Зато у ЕС хватает политической воли и смелости "выкручивать руки" своим младшим партнерам.

Напомним, Еврокомиссия уже приняла решение вообще не выделять финансовую помощь для развития балтийских портов, которые в последние годы стремительно теряют грузопоток. При этом страны Старого Света заставляют Прибалтику выполнять условия "зеленой сделки" – переходить на использование возобновляемых источников энергии, генерация которых обходится местным потребителям достаточно дорого.

Эстонию так и вовсе вынудили отказаться от производства и использования горючих сланцев – основы энергетики этой страны. Видимо, решительность ЕС работает только в условиях, когда "жертва" слаба, а в идеале еще и зависит от решений Еврокомиссии о дотациях.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме