Первая и последняя "победа" Европы Восточной над Западной

Статуя Евро у здания Европейского парламента
© Sputnik / Sergey Melkonov

Алексей Языков

Польша и Венгрия торжествуют – им удалось путем шантажа заставить Западную Европу уступить. Но последнее слово останется не за ними.

Евросоюз уступил бунтарям, чтобы разблокировать доступ к 1,8 триллиона евро семилетнего бюджета альянса и привязанного к нему фонда восстановления экономик после коронавирусного кризиса. Достигнутый на саммите в Брюсселе компромисс действительно выглядит как доказательство способности восточноевропейских государств союза отстаивать свои интересы наперекор позиции Западной Европы. Но прецедент этот, вероятнее всего, останется единственным – "слабым" удалось одолеть "сильных" лишь благодаря уникальной ситуации и применению шантажа.

Саммит ЕС в Брюсселе
РИА Новости
Саммит ЕС в Брюсселе

Бунт Венгрии и Польши грозил лишить альянс срочно необходимых ему денег и потому не был поддержан на деле, а не на словах, ни одной другой страной Центральной или Восточной Европы, включая и республики Балтии. В этой схватке при желании можно увидеть лишь попытку двух крупнейших государств финансово зависимой части Евросоюза продемонстрировать твердость в отстаивании интересов правящих там партий и политиков.

Но, вероятно, в ней проявилась еще и неготовность, нежелание Востока альянса безоговорочно принять все западноевропейские ценности, подчиниться воле и планам Запада ради денег его фондов.

Если не акцентировать внимание на том, правы ли Варшава и Будапешт в их бунте и в выборе формы протеста (а они, вероятнее всего, неправы), то останется голый конфликт между сторонниками и противниками унификации принципов и ценностей, централизации власти в Евросоюзе.

В первый и последний раз зависимые восточноевропейские страны альянса открыто выступили против его западноевропейских финансовых доноров, имея высокие шансы на успех. Шантаж им не простят, меры против его применения в будущем обязательно будут приняты, и новой возможности использовать этот инструмент у них не будет. А главное средство влияния западноевропейских "тяжеловесов" – их богатство и их взносы в общий бюджет – в ближайшие десятилетия свой сокрушительной силы не потеряют.

Следующее обсуждение проекта бюджета случится лишь через семь лет, а положение насчет обязательного соблюдения европейских принципов и ценностей из правовых актов никуда не делось, хотя и претерпело некоторые изменения. Можно не сомневаться, так или иначе, но "кнут" найдет свое применение наряду с "пряником".

Бунтарям деньги нужны больше, чем принципы

Как известно, ранее Варшава и Будапешт, воспользовавшись процедурными хитростями, наложили вето на проект бюджета, отказавшись поддержать применение так называемого механизма наказания за нарушение принципа верховенства права. По настоянию депутатов Европарламента, распределение средств фондов Евросоюза должно быть поставлено в зависимость от того, соблюдает ли страна-получатель средств основные демократические принципы и поддерживает ли общие европейские ценности. Прежде всего, речь идет о принципе верховенства права и независимости судебной системы.

Венгрия и Польша не первый год конфликтуют с Брюсселем из-за обвинений как раз в том, что правящие партии в этих странах нарушают принципы независимости судебной системы и свободы слова. А также, вместе и по-отдельности, повинны в попрании прав сексуальных меньшинств, прав женщин и в отказе принимать иммигрантов по квотам ЕС.

Так что внедренный в проект бюджета механизм наказания "оппортунистов" нацелен, в первую очередь, против поляков и венгров. Что они расценили как диктат Запада и вмешательство в суверенные права их государств.

Отношения между Варшавой и Будапештом с одной стороны и Западной Европой – с другой обострились до того, что "бунтари" пошли на прямой шантаж альянса, требуя отказаться от положения об обязательном соблюдении принципа верховенства права. Во всяком случае до той поры, пока стороны не договорятся о том, как трактовать дефиницию этого самого "верховенства права". Тем не менее саммиту Евросоюза усилиями канцлера Германии Ангелы Меркель, как рассказывал Baltnews, удалось договориться с Польшей и Венгрией о разблокировании проекта бюджета.

Правда, давление на поляков и венгров оказано было такое, что еще накануне саммита они всячески намекали с разных трибун и на разных уровнях власти, что в общем-то не против договориться и что проблема вето обязательно будет преодолена во имя общих интересов. Возможно, под общим интересом подразумевалось единое мнение насчет применимости принципа верховенства права, но все же более вероятно, что речь шла об общей заинтересованности как можно скорее приступит к распределению денег бюджета и аварийного фонда.

Канцлер Германии Ангела Меркель
REUTERS / POOL
Канцлер Германии Ангела Меркель

Наказать очень сложно, но все же возможно

Предполагается, что Ангеле Меркель, которая в качестве главы председательствующего в Совете государства вела переговоры с польским и венгерским коллегами, удалось добиться почти невозможного. Но при всем уважении к личным качествам, авторитету и политическому весу немецкого старожила политической арены Европы, думается, ей надо было лишь продемонстрировать готовность к какому-нибудь компромиссу, чтобы Варшава и Будапешт немедленно отозвали свое вето.

В итоге положение о применении принципа верховенства права в тексте директивы осталось, но обросло кружевами того самого компромисса, который Варшава и Будапешт смогли подать соотечественникам как доказательство своей победы над "диктатом" Брюсселя и Берлина. Формально в новой редакции положение о механизме возможного отказа в финансировании может быть применено лишь при условии очевидного риска злоупотребления предоставленными общими деньгами, коррупции, конфликта интересов из-за денег фондов Евросоюза или если есть веские основания считать, что независимый судебный надзор над делами о расходовании средств и связанные с ними судебные разбирательства невозможны.

Кроме того, по соглашению сторон, подозрение о нарушении той или иной страной принципа верховенства должно быть доказано и подтверждено Судом Евросоюза, который разрешит (или не разрешит) Еврокомиссии применить механизм введения запрета на финансирование провинившейся страны. То есть исполнительная власть альянса не сможет его задействовать без согласия власти судебной. Ну а сложные судебные разбирательства обычно затягиваются, вердикты могут быть оспорены, что позволит той же Польше или Венгрии в случае продолжения их противостояния с Брюсселем выиграть достаточно много времени.

К слову о европейских принципах и ценностях

Не то чтобы ценности и принципы Западной Европы были плохи и совершенно неприемлемы для Европы Восточной. Откровенно говоря, во многих случаях именно институты власти Евросоюза, где доминируют европейские "тяжеловесы", то есть те, кто, собственно, наполняет общую кассу альянса, "строит" и "воспитывает" слаборазвитые демократии бывших советских республик, включая и страны Балтии.

Откровенно говоря, опыт показывает, что, скажем, русскоязычному меньшинству в прибалтийских республиках при защите своих прав лучше полагаться на западноевропейских чиновников, парламентариев и правозащитников, чем на национальные правительства. Которые нередко впадают в грех ксенофобии и русофобии.

Око "старшего брата" с его принципами, чувствительным отношением к правам человека и толерантностью заставляет прибалтийские столицы внимательнее следить за уровнем местной политической культуры, содержанием речей и правовых актов. Достаточно вспомнить, что русскоязычные "неграждане" Латвии и Эстонии получили право свободно путешествовать по Евросоюзу и работать в странах альянса лишь благодаря чиновникам Еврокомиссии и депутатам Европарламента. При всем уважении к усилиям России отстоять права соотечественников она не смогла бы добиться такого же результата.

Так что с точки зрения интересов части населения стран Восточной Европы в применении механизма оценки приверженности местных правительств принципам и ценностям Евросоюза вроде бы нет ничего плохого. Наоборот, он может оказаться очень кстати в качестве инструмента контроля Евросоюза над национальными правительствами.

Однако применение такого наказания, то есть лишение страны денег фондов альянса из-за прегрешений ее правительства, будет означать введение экономических санкций против всего населения этой страны.

Получается, что Евросоюз станет карать граждан государства альянса (и уж наверное не Германии или Франции), то есть, по большому счету, собственных граждан с целью изменить "поведение" провинившейся национальной власти или побудить избирателей эту власть сменить. Есть о чем задуматься.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме