Президент Эрдоган не устает проверять ценности Евросоюза на прочность

© AP Photo. DHA / Can Erok

Алексей Языков

Турция вышла из Стамбульской конвенции о борьбе с насилием над женщинами ради защиты мусульманских ценностей от "европейских гомосексуалистов".

Брюссель крайне обеспокоен решением Турции выйти из Стамбульской конвенции о защите прав женщин и призывает Анкару передумать. А та считает, что из инструмента защиты женщин от насилия конвенция превратилась в средство продвижения идеологии гомосексуализма, что несовместимо с религиозными взглядами и традициями преимущественно мусульманской страны.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 20 марта подписал указ о выходе Турции из Стамбульской конвенции Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин, как сообщил официальный правительственный вестник Resmi Gazete. Демонстративный шаг Турции выдает не только намерение президента Эрдогана и его весьма плотно связанной с религиозными кругами партии AKP потрафить избирателям в турецкой "глубинке", но еще и готовность Анкары продолжать осторожное противостояние с Евросоюзом и с Западом в целом.

Местные жители с турецкими флагами у собора Святой Софии в Стамбуле, который снова стал мечетью, 10 июля 2020 года
Sputnik
Местные жители с турецкими флагами у собора Святой Софии в Стамбуле, который снова стал мечетью, 10 июля 2020 года

Чуть ранее турецкие власти приступили к вытеснению из политической жизни страны крупной парламентской и прокурдской Народной демократической партии (HDP), что вызвало всяческое осуждение в Европе и США. Эрдоган продолжает совершать шаги, неизбежно вызывающие раздражение западных лидеров, перемежая их с проявлением дружелюбия и готовности к сотрудничеству с Евросоюзом.

И тот факт, что президент Эрдоган подписал указ о выходе из Стамбульской конвенции как раз накануне саммита Евросоюза, где в очередной раз должен был обсуждаться вопрос отношений с Турцией, говорят о его готовности поддерживать накал страстей в отношениях с альянсом. Проверять его на прочность и добиваться уступок, преследуя свои собственные цели и уже не претендуя на будущее присоединение к Евросоюзу.

А проблем и претензий друг к другу у сторон более чем достаточно. Хотя Турции как стране НАТО по умолчанию позволительно делать многое из того, что ни в коем случае нельзя, как считают во многих европейских столицах, делать и говорить, например, России, президент Эрдоган в какой-то момент может слишком увлечься позиционированием себя как защитника интересов ислама перед Западом.

© Sputnik / Press Service of Hagia Sophia
Президент Турции Реджеп Эрдоган в соборе Святой Софии в Стамбуле

Единодушное осуждение Турции у Евросоюза не получилось

Верховный представитель Евросоюза по делам внешней политики и безопасности Жозеп Боррель в опубликованном в связи с этим заявлении призвал Эрдогана передумать, поскольку его решение "создает риск компрометации защиты (прав женщин) и фундаментальных прав женщин и девочек в Турции".

"Оно, кроме того, шлет опасное послание всему миру", – отмечает Боррель, напомнивший Анкаре о быстром росте в Турции числа случаев убийств женщин на бытовой почве. Ну и сама конвенция, названная Стамбульской по месту ее подписания, после демонстративного отказа Стамбула в ней участвовать будет звучать почти как насмешка исламского мира над Западом. Многие европейские лидеры также высказали свою озабоченность решением Анкары.

Париж заявил, что уход Турции из конвенции "ознаменовал собой новый регресс в отношении прав человека", а Берлин отмечает, что ни культура, ни религия, ни традиции не могут "служить оправданием для игнорирования насилия в отношении женщин". Осудили многие, но все.

Руководство тех государств Евросоюза, что по разным соображениям под Стамбульской конвенцией не подписались или ее не ратифицировали, предпочли, естественно, промолчать. Как свидетельствуют данные Совета Европы, конвенцию не приняли в том числе и Литва с Латвией, а также Великобритания, Венгрия, Чехия, Словакия, Болгария и Лихтенштейн.

Польша этот документ подписала и ратифицировала, но оговорила рядом условий, предполагающих, в частности, что ее собственная конституция имеет приоритет над положениями конвенции. Кроме того, в Варшаве и ряде других восточноевропейских столиц говорят о "левацкой" опасности, которую она несет обществу, а также о несоответствии ее положений о защите прав сексуальных меньшинств "традиционным ценностям" католической страны.

Таинственные гомосексуалисты-"захватчики" конвенции

Так что, вероятно, выход из Стамбульской конвенции все же не станет той каплей, что переполнит "чащу терпения" Евросоюза и подвигнет его начать вводить санкции против Турции. То есть европейским членам НАТО не придется рисковать потерять союзника в лице Турции. Защита женщин от насилия по условиям международного соглашения – дело, несомненно, важное, но все же не настолько, чтобы решительно пойти на обострение отношений с Анкарой. Тем более, что ее позиция отчасти совпадает с точкой зрения ряда восточноевропейских столиц.

"Стамбульская конвенция, изначально предназначавшаяся для защиты прав женщин, была захвачена группой людей, пытающихся нормализовать гомосексуализм, что несовместимо с социальными и семейными ценностями Турции. Отсюда и решение выйти", – поясняет решение президента правительство страны.

Кто именно и как "захватил" конвенцию, не говорится, но подчеркивается, что Турция продолжит борьбу с насилием по отношению к женщинам на основе собственного, национального законодательства. А положения международной конвенции несут турецкому народу, как можно понять из пояснений Анкары, не пользу, а, наоборот, обострение проблемы покушений на жизнь женщин.

После выхода Турции из Стамбульской конвенции единственной страной-подписантом с населением, исповедующим преимущественно ислам, остается Албания. Конвенцию ратифицировали в общей сложности 18 государств, согласившихся со сформулированными в ней минимальными стандартами предотвращения насилия, защиты и уголовного преследования за психологическое, физическое и сексуальное насилие по отношению к женщинам, преследование, принудительный брак, принудительные аборты и принудительную стерилизацию.

Присоединившиеся к конвенции государства обязались создать и финансировать горячие линии, убежища, оказывать медицинскую, психологическую и правовую помощь пострадавшим женщинам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме