Экология как прикрытие. Чем вызван "арктический зуд" Брюсселя

Земля Франца-Иосифа
© AFP 2021 / EKATERINA ANISIMOVA

Алексей Языков

Помимо защиты экологии Арктики, Европейский союз намерен заняться в регионе продвижением интересов НАТО и "сдерживанием" России.

Утвержденная Брюсселем стратегия по Арктике подтверждает намерение ЕС добиваться запрета на разработку месторождений нефти, газа и угля в Арктике из соображений борьбы с потеплением климата. Заявленные планы Евросоюза выглядят как угроза России, но вряд ли будут реализованы в ближайшей перспективе, так как вступают в противоречие как с интересами поставщиков энергоносителей в Европу, так и с интересами самого альянса.

Свое несогласие с намерением Брюсселя добиваться запрета на импорт нефти, газа и угля, добытых в Арктике, высказала Норвегия, новое правительство которой ясно дало понять, что не собирается отказываться от планов развития нефтегазовой отрасли страны. При этом страна не отказывается от планов добиваться аналогичного общеевропейскому сокращения эмиссии парниковых газов.

Позиция Москвы также очевидна. Российские компании вкладывают значительные средства в освоение газовых месторождений на Крайнем Севере, полагая, что одним из основных покупателей их продукции станет как раз Евросоюз. Альянс импортирует газ и из Норвегии, и из России, рассматривая его сейчас как более "чистую" альтернативу углю и возможность сократить выбросы в атмосферу.

Европейские обозреватели подчеркивают природоохранную подоплеку новой арктической политики Евросоюза – явно более напористой, чем его прежние подходы к формированию отношений с государствами, состоящими в Арктическом совете (приполярные Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия и Швеция), где сейчас председательствует как раз Россия. И куда Брюссель никак не может попасть, получив статус наблюдателя, хотя и имеет полную поддержку со стороны стран-членов ЕС.

Некоторые комментаторы полагают, что "Арктическая стратегия" стала своеобразной декларацией, как бы избавляющей ЕС от необходимости добиваться статуса наблюдателя, а следовательно, и от обязательства уважать суверенные права восьми приполярных государств решать судьбу Арктики.

Другие обозреватели, напротив, считают, что угрозу введения запрета на импорт арктических энергоносителей можно рассматривать как инструмент давления на Москву, подразумевающий отказ от эмбарго при условии включения Евросоюза в совет. Таким образом Брюссель заявляет о том, что сам себя наделяет правом диктовать региону свои требования.

Пастухам оленей и Китаю – можно, а Евросоюзу – нельзя

Отсутствие статуса наблюдателя в Арктический совете тем более унизительно для Брюсселя, что им обладает, например, Всемирная ассоциация пастухов северного оленя, а также Китай и Южная Корея. До 2014 года появление Евросоюза в совете блокировала Канада, считавшая это ответной мерой за запрет импорта в Европу некоторых изделий (мясо и мех тюленя) – традиционных промыслов народностей, населяющих север страны.

После 2014 года членство ЕС стала блокировать Россия – как ответ на введенные Брюсселем санкции. Изменение состава совета в соответствии с его уставом возможно лишь на условии консенсуса, то есть его члены имеют право вето. Объективности ради надо отметить, что ассоциация пастухов оленей все же имеет явно бо́льшую связь с Арктикой, чем Брюссель. И чем Эстония, также пытавшаяся попасть в совет, но получившая отказ.

Почему Евросоюз так стремится попасть в эту организацию, вполне очевидно – роль Арктики в мировой экономике и геополитике растет с каждым годом. Таяние льдов лишь ускоряет этот процесс, так как открывает новые возможности для освоения месторождений полезных ископаемых и для прокладки торговых маршрутов из Азии в Европу.

Депутат Европарламента от Эстонии Урмас Паэт, теневой докладчик "Арктической стратегии" в законодательном органе власти Евросоюза откровенно говорит в своих комментариях в социальных сетях, что целью попыток его страны и всего Евросоюза стать наблюдателями в Арктическом совете является "противостояние России и закрепление в регионе НАТО".

Для этого, как считает Паэт, альянс должен налаживать в регионе тесные связи с военным блоком и активнее продвигать свою политику в Арктическом совете.

"Повышенный интерес к арктическим ресурсам и транспортным маршрутам может превратить регион в арену местного и геополитического соперничества и возможной напряженности, что может угрожать интересам ЕС", – говорится в коммюнике Еврокомиссии, подготовленном для всех ветвей власти ЕС.

Источниками возможной напряженности в регионе Брюссель считает, естественно, Россию и Китай. А в качестве главной причины появления "Арктической стратегии" называет потепление климата и быстрое, намного более быстрое, чем ожидалось, таяние снегов и льдов в Северном полушарии, за которое Евросоюз также несет ответственность. Ее он якобы и хочет "искупить" посредством активного присутствия в регионе, его охраны и вложения средств в снижение возникающих там многочисленных "рисков".

Возможно, есть еще желающие "купить Гренландию"

Но для совершенно искреннего борца против потепления климата и за экологию северных широт Брюссель все же слишком много в своей "Арктической стратегии" говорит о сотрудничестве с НАТО. И не поясняет, каким, собственно, образом сотрудничество с военным блоком может способствовать реализации заявленных климатических целей.

При этом в интервью и комментариях еврочиновников просматривается повышенный интерес к Гренландии и, в частности, к богатейшему месторождению редкоземельных металлов Куаннерсюит на юге острова. Кстати, в протестах Брюсселя против бурения и добычи полезных ископаемых в Арктике никак не упоминается, например, уран.

Летом этого года правительство Гренландии решило в природоохранных целях остановить выдачу лицензий на новые разработки нефти, газа и урана на своей территории. Совпадение с чаяниями Брюсселя почти полное, за исключением уже упомянутого урана.

Дело даже не столько в нем, сколько в тех минералах, что залегают вместе с ним в месторождении Куаннерсюит. Запрет на разработку урана означает и запрет на их добычу.

Памятное многим заявление бывшего президента США Дональда Трампа насчет намерения "купить Гренландию" у Дании было вызвано в некоторой степени еще и тем, что разработкой этого богатейшего месторождения занялась австралийская компания Greenland Minerals, частично принадлежащая китайскому горнодобывающему холдингу Shenghe Resources.

Иными словами, у Пекина имеется ясный план освоения добычи редкоземелов в Гренландии. Металлов крайне важных и для реализации идеи стратегической автономии Евросоюза, который добивается сокращение своей зависимости от их поставок из-за пределов альянса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме