Иллюзия энергоперехода. Европа хочет улучшить экологию, но без газа и угля не получается

ЛЭП на фоне угольной электростанции в Германии
© AFP 2021 / INA FASSBENDER

Илья Круглей

На саммите по климату в Глазго политики говорили о необходимости увеличения мощностей ВИЭ, но умолчали, что при такой стратегии надо еще и массово закупать уголь с газом, ведь без них, в качестве резервных источников, никакой революции Греты Тунберг не получится.

В Глазго (Великобритания) 1 ноября стартовала 26-я сессия Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. В мероприятии участвовали не только политики из целого ряда стран со всех континентов, но и представители бизнеса. Приехали даже эко-активисты, включая скандальную "шведскую девочку" Грету Тунберг, которую активно раскручивают в западных СМИ. К слову, еще до начала климатического саммита она заявила, что страны якобы недостаточно быстро переходят на "зеленую" энергетику.

В интервью BBC она высказалась в поддержку акций радикальных эко-активистов – движения Insulate Britain, участники которого блокируют автомагистрали в британских городах. Как и обычно, эти "борцы" за чистый воздух не предложили адекватной альтернативы традиционной энергетике.

При этом практически фанатичные инвестиции в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в Европе, которая еще и параллельно с этим закрывала годами угольные станции и АЭС, уже сегодня привели регион к серьезному энергокризису.

Из-за этого скепсис по отношению к массовому переходу на ВИЭ уже открыто выражают даже в американских ведущих СМИ.

"Климатический саммит может стать самым неудачным в исктории, так как не только не будет иметь никакого значения для климата, но и нанесет существенный ущерб мировой экономике", – пишет The Wall Street Journal.

Издание справедливо отмечает, что нынешние разговоры об энергопереходе выглядят крайне нелепо. Ведь в то же самое время глава США Джо Байден уже полгода без устали говорит о необходимости увеличения объемов нефтедобычи, а угольные электростанции Китая и Европы закупают рекордное количество "грязного" топлива.

"Хьюстон, у нас проблемы"

Бездумное наращивание ВИЭ-мощностей, стандартная холодная зима 2020–2021 годов, а также жаркое лето, да еще и последствия пандемии – в комплексе все это превратило вроде бы логичную стратегию энергоперехода Европы в фарш экономических проблем, который сегодня бьет по кошелькам как рядового потребителя, так и крупного бизнеса.

Ветро- и солнечная генерация из-за неблагоприятных погодных условий стали одной из причин энергодефицита в Евросоюзе. Впрочем, как и во многих других регионах, которые интенсивно вкладывались в ВИЭ-проекты. Из-за этого взлетели цены на уголь и газ, причем внутренняя политика ЕС (заставляющая поставщиков углеводородов использовать привязку цен к спотовым биржам) ситуацию только ухудшает.

В итоге даже у таких гигантов, как немецкий энергоконцерн E.ON сегодня проблемы с закупками газа, что вынудило компанию попросту отказаться от заключения контрактов на поставку электричества для домохозяйств в Германии. Цена на уголь более 250 долларов за тонну вынуждает электростанции на этом топливе тратить огромные суммы. Но даже готовность раскошеливаться не спасает, ведь угля в Европе попросту не хватает. Как ЕС в таких условиях собирается и дальше развивать ВИЭ-проекты – непонятно.

Единственная надежда – на то, что в Глазго лидеры стран придадут атомной энергетике статус экологически чистой генерации. Но это поможет лишь отчасти, ведь АЭС есть не во всех странах Европы, да и суммарная мощность таких объектов не способна полностью покрыть сегодняшний (и тот, что может возникнуть через год) энергокризис.

Даже в ООН сегодня признают, что страны добились незначительного прогресса в выполнении предыдущих обязательств по борьбе с изменением климата.

"Однако вместо того, чтобы приспособиться к этой политической реальности, делегаты в очередной раз съехались со всего мира, чтобы дать еще более нереалистичные обещания", – пишет The Wall Street Journal

Особенно смешно (а если думать о расходах простых потребителей, то грустно) выглядят радостные заявления канцлера Германии Ангелы Меркель о правильности отказа от инвестиций в строительство новых угольных электростанций.

Это на фоне того, что в импорте ФРГ в этом году наблюдается 9%-й рост от запланированного за год объема закупок угля. А зима, тем временем, приближается.

Допустим, что как только энергокризис минует, Евросоюз еще более активно станет наращивать ВИЭ-генерацию, чтобы за счет масштабирования поставок электричества от "ветряков" и солнечных панелей удовлетворить внутренний спрос на энергию.

Но вот вопрос: а до каких же объемов нужно увеличить выработку у экологически чистых объектов, чтобы этого хватило для преодоления очередного потенциального кризиса? В 2020 году страны ЕC впервые получили больше электроэнергии из возобновляемых источников, чем из ископаемых.

Как пишет Deutsche Welle, доля ВИЭ в общем балансе генерации Евросоюза за 2020 год составила исторические 37%. В Германии этот показатель и вовсе превысил 50%. Увы, но уже с начала 2021 года стало ясно, что таких рекордных мощностей все равно не хватает, чтобы заменить газ, уголь и даже нефть в виде мазута для отдельных станций.

По мнению руководителя Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. Губкина Вячеслава Мищенко, простое масштабирование ВИЭ-мощностей для Европы – это не выход:

"Да, государства ЕС, включая даже балтийские республики, вынуждены корректировать свою энергетическую политику в соответствии с положениями "зеленой сделки" Еврокомиссии, которая была принята еще в декабре 2019 года. Но единого подхода по наращиванию "зеленой" генерации не существует. Для юга Европы логичнее всего заниматься солнечными панелями, а для северо-востока – ветряными парками".

"Но во всех случаях ВИЭ-объекты обладают большим изъяном – непредсказуемостью выработки энергии. В этом году, к примеру, по оценкам ряда экспертов, сила ветра в Европе в совокупности была слабее примерно на 15%. Такие условия не устраивают экономику Старого Света. Хозяйствующие субъекты попросту не способны нормально работать, полагаясь на прихоти погоды. Именно поэтому так важны резервные источники", – уверен Вячеслав Мищенко.

Он также отметил, что для Европы альтернативы ископаемым энергоносителям пока нет. Если число ВИЭ-объектов будет расти, то ЕС должен кратно наращивать поставки углеводородов, которые подстрахуют "ветряки" и солнечные панели. Для этого необходимо заключать долгосрочные контракты с экспортерами угля и газа.

В противном случае, повторится сценарий этого года, когда в начале осени вдруг оказалось, что голубое топливо в неограниченном объеме в ЕС по первому зову никто не доставит. Даже "Газпром", по мнению Вячеслава Мищенко, сейчас не может просто так в два раза увеличить поставки газа в силу технических и юридических (в том числе из-за Третьего энергопакета ЕС) причин.

"Европа становится полигоном энергоперехода, принимая главный удар от такой политики на себя. Если ЕС продолжит и дальше наращивать ВИЭ-генерацию без должного внимания к поставкам углеводородов, то нынешние блэкауты покажутся незначительными, ведь в будущем нехватку электричества нечем будет компенсировать", – заключил эксперт.

Есть план "Б", но сработает ли он?

Европейские страны не спешат создавать инфраструктуру, использующую уголь и газ, в качестве резервов. Не видно пока и особого желания в плане заключения долгосрочных контрактов с "Газпромом", который отдельные политики Старого Света почему-то обвиняют в нынешнем энергокризисе. Кстати, российский холдинг поставляет газ ровно в тех объемах, которые прописаны в договоренностях с государствами ЕС.

Впрочем, кое-какой инструмент, который частично может помочь ВИЭ-генерации в Евросоюзе все же разрабатывается. Речь идет о трансграничном (углеродном) налоге, который заработает с 2023 года. Он является пошлиной на закупаемые Европой у других стран товаров, при производстве которых были произведены недопустимые (по мнению наднациональных структур ЕС) объемы парниковых газов, включая СО2.

Де-факто, пока Старый Свет переходит на "зеленую" энергетику, которая делает электричество в регионе дорогим, платить за такие издержки должны торговые партнеры Евросоюза. Хватит ли такого инструмента ЕС, чтобы сбалансировать расходы на дорогие ВИЭ за счет других стран? На этот вопрос для Baltnews ответил руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

"Пока затраты на энергопереход оценивается в 15 трлн долларов для всего мира. Европа от углеродного налога будет получать порядка 1,16 млрд долларов только от России. То есть сказать точно, позволит ли этот налог ЕС компенсировать затраты на переход к ВИЭ, нельзя. Но очевидно, что развитые страны будут решать проблему сокращения своих выбросов на своей территории за счет других государств", – заявил эксперт.

Относительно баланса также невозможно точно сказать. Деньги – деньгами, но ситуация этого года показала, что проблема энергоперехода – гораздо глубже и масштабнее, чем просто вопрос инвестиций или налогов, констатировал он.

"Нужны стабилизирующие запасы мощностей и ресурсов, так как ВИЭ сильно зависит от погодных условий. При отклонениях от нормы европейцы будут недополучать электричество от ветряков или солнечных станций, а значит, ископаемое топливо потребуется еще очень долго. Возможно также, что ЕС вернется к практике строительства атомных электростанций, которые начали закрываться после землетрясения на Фукусиме в 2011 году", – заключил Артем Деев.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме