Пока, НАТО! Почему будущее – за двусторонними альянсами

Саммит НАТО  в Лондоне, 4 декабря 2019
AP Photo / Evan Vucci

Денис Гаевский

С приходом Дональда Трампа на пост президента США началась эрозия принципов евроатлантического сотрудничества. Лишним свидетельством этому стал саммит НАТО в Лондоне, прошедший на фоне закулисных интриг и нарастающего недоверия между участниками альянса.

Сейчас уже мало кто вспомнит о такой организации, как Западноевропейский союз, создававшийся для сотрудничества в сфере обороны и безопасности и формально просуществовавший до 2011 года. Еще на рубеже 60-70-ых годов прошлого века, в разгар Холодной войны, НАТО полностью заместил деятельность Западноевропейского союза, который с тех пор был исключительно бюрократической надстройкой для узкой прослойки военных и чиновников.

Похожую судьбу может разделить и сам Североатлантический альянс через два-три десятилетия.

Фактически единственным драйвером для НАТО ныне выступает "угроза с Востока", являющаяся излишне гиперболизированной в медийной плоскости в качестве удобного прикрытия лоббирования интересов американского ВПК.

В то же время в Европе начинается формирование собственного оборонного союза PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны – прим. Baltnews), активизируется риторика о необходимости создания общеевропейской армии. Примечательно, что за создание PESCO в 2017 году проголосовали даже наиболее верные союзники США на Европейском континенте в лице Польши и прибалтийских республик, у которых в эпоху "трампизма" нет абсолютной уверенности в готовности Вашингтона четко следовать пятой статье устава НАТО, гласящей о принципах коллективной обороны.

Члены НАТО на саммите в Лондоне, 4 декабря 2019
AP Photo/Francisco Seco
Члены НАТО на саммите в Лондоне, 4 декабря 2019

Евроатлантический треугольник

Ключевыми событиями ближайшего времени, которые определят дальнейший путь развития НАТО, глубину и темпы дезинтеграционных процессов внутри альянса, станут выборы-2020 в США, способность президента Франции Эммануэля Макрона сохранить власть в условиях активизации протестных движений в Пятой республике и реализации Минских соглашений.

Переизбрание "неформатного" Трампа станет для "евроатлантических оптимистов" разочарованием, которое будет проецироваться на структуры Североатлантического альянса. В то же время недавно заявивший о "смерти мозга НАТО" президент Макрон на фоне скорого завершения политической карьеры канцлера ФРГ Меркель стремится заявить о себе как о новом лидере "Единой Европы", чью субъектность необходимо повышать путем перехода к созданию общеевропейской армии и выстраивания нового баланса интересов с США, Россией, Китаем.

Кроме того, Франция обладает развитым военно-промышленным комплексом, увеличение заказов для которого способно придать импульс французской экономике, уже не первый год демонстрирующей один из наиболее низких темпов роста среди стран еврозоны.

В значительной степени дискуссия о том, кто более эффективен с точки зрения военных возможностей, – НАТО или общеевропейские оборонные союзы, находящиеся на этапе становления – это дискуссия о том, кто будет осваивать внушительные, притом постоянно растущие, суммы на изготовление и модернизацию широкой номенклатуры вооружения.

Наконец, выполнение Минских соглашений, описывающих пошаговую стратегию прекращения вооруженного конфликта в Донбассе, трактуемого частью западных элит как межгосударственное столкновение между Украиной и Россией, сбавит информационный накал "угрозы с Востока". Именно эта "угроза" является одним из столпов поддержки НАТО на современном этапе истории. Украинская сторона находится под серьезным давлением Германии и Франции, заинтересованных в скорейшем окончании конфликта, что повышает шансы на его политико-дипломатическое урегулирование в относительно сжатые сроки.

Трансформация альянса

Пока же функционеры НАТО стремятся купировать центробежные процессы, выбрав экстенсивный путь развития организации, включающий поглощение все новых членов. Присоединение Черногории, Северной Македонии к альянсу – это шаги, которые не расширяют оборонные возможности НАТО, но позволяют обыгрывать информационную повестку о безальтернативности евроатлантической интеграции и усиливать аппаратный вес бюрократии альянса.

Собственно, в таких условиях накапливающихся противоречий и отсутствия консенсуса по ключевым вопросам в Лондоне прошел саммит НАТО.

Как и ожидалось, никаких судьбоносных решений на нем принято не было: стороны традиционно пожурили Россию, пообещали укреплять оборонные возможности Польши и Прибалтики, акцентировали внимание на необходимости повышать расходы на оборону и противодействовать гибридным угрозам. По большому счету, подобная повестка дня обсуждается на каждом саммите и уже изрядно приелась экспертному сообществу.

В принципе, многосторонние союзы, являющиеся в своем нынешнем виде продуктом Холодной войны, в условиях ХХI века будут все менее эффективным инструментом. Каждая страна так или иначе вынуждена реализовывать многовекторную политику, что размывает принципы, на которых базируются многосторонние союзы. Вероятно, НАТО постепенно трансформируется в систему более устойчивых двусторонних альянсов, где ключевыми игроками будут США, Германия и Франция, которые будут перетягивать на свою сторону партнеров на Европейском континенте.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме