Евросоюз предлагает ускорить ликвидацию "грязной" энергетики

Засуха
CC0 / pxhere

Пауль Томсон

Если Эстония полностью откажется от сланца как источника энергии, она окончательно лишится энергетической независимости и существенной части поступлений в бюджет.

Эстонии придется поторопиться с ликвидацией ее сланцевой энергетики, если она согласится с новыми природоохранными планами Евросоюза. Страны Западной и Северной Европы намерены в сентябре склонить альянс ускорить темпы "озеленения экономики". Предлагается сократить эмиссию парниковых газов к 2030 году не на 40, а на 55%.

Министерство окружающей среды и охраны природы Германии, которая сейчас председательствует в Евросоюзе, планирует в сентябре добиться согласия всех стран альянса взять на себя более высокие, чем сейчас, обязательства по части сокращения эмиссии парниковых газов.

Согласованная ранее с немалым трудом программа снижения промышленных выбросов в атмосферу на 40% (по сравнению с 1990 годом) к 2030 году не устраивает крайне могущественных сейчас европейских зеленых.

Правительства многих стран Западной и Северной Европы заявляют, что готовы к скачкообразному ускорению "зеленой революции", так как в ином случае альянс не сможет выполнить взятые им в рамках Парижского соглашения обязательства.

Но для многих стран Восточной Европы повышение планки с 40 до 55% практически непосильно. Применительно к Эстонии, которая может подписаться под новыми радикальными природоохранными обязательствами Евросоюза, это будет означать закрытие всех предприятий, тем или иным способом сжигающих сланец, раньше, чем надеялся Таллин. Поскольку на сланцевые электростанции и котлы для производства сланцевого масла по-прежнему приходится львиная доля эмиссии парниковых газов Эстонии.

Северо-восток Эстонии уже надо реформировать

Если Эстония полностью откажется от сланца как источника энергии, она окончательно лишится энергетической независимости и существенной части поступлений в бюджет. Однако куда более острую проблему может создать социальная неустроенность и рост уровня безработицы в и без того не самом цветущем северо-восточном регионе страны.

Работы лишатся тысячи преимущественно русскоговорящих жителей сланцевого Северо-Востока.

Таллин, вероятно, предполагает, что сокращения и ликвидация предприятий будут происходить медленно, поэтапно и потому не так болезненно для региона. Ну а увольняемым можно просто дать немного денег и предоставить их самим себе. Но ускоренные темпы "озеленения" экономики страны подразумевают и ускоренные темпы ликвидации сланцеперерабатывающих мощностей. Значит, и сокращения придется проводить быстрее, чем планировалось.

За регион надо срочно и всерьез браться, переориентировать его, стимулируя, например, создание новых предприятий. И тем удержать от впадения в бедность и социальную напряженность. Проблема, однако, в том, что Таллин, похоже, представления не имеет, как это сделать и где взять на это средства.

Возможно, где-нибудь в виртуальных сейфах правительства страны и лежат подробные социально и экономически продуманные планы предотвращения кризиса северо-востока, но общественности Эстонии о них ничего не известно. Да и не похоже, что эти гипотетически существующие планы кто-нибудь способен или собирается реализовать. Они неизбежно подразумевают миллиардные расходы, то есть совершенно неподъемные для небогатой страны затраты. А средства, которые выделяет казна Евросоюза, – 340 миллионов – явно недостаточны.

Выбор между конфликтом внутренним и внешним

Хотелось бы обойтись "без слез и крови", как говорит доктор Аннела Ангер-Краави, которая в Кембриджском университете занимается по заказу Евросоюза изучением перспектив развития северо-востока в рамках программы CINTRAN. Имеется в виду – его перспектив уже без сланцевой энергетики, то есть без рабочих мест для нескольких тысяч человек. Насчет "слез" в этом смысле понятно. Неясно, что имеется в виду под "кровью".

С одной стороны, русским энергетикам и шахтерам сланцевого региона, должно быть, полегчало от новости о том, что хоть кто-то всерьез занимается поиском выхода из ситуации и планирует им помочь. Но это совершенно не тот случай, когда можно использовать поговорку "лучше поздно, чем никогда".

Похоже, Таллин полагает, что у него еще есть время разобраться в ситуации и подготовить планы выхода из неизбежного кризиса. Но в этом случае он должен будет отказаться подписываться под повышенными экологическими обязательствами, которые намерены продвигать в сентябре Берлин и Брюссель. То есть Эстонии придется пойти на конфликт с европейскими "тяжеловесами", чтобы выторговать себе больше времени и денег.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме