Газовая цензура. "Северный поток–2" раскалывает политическую элиту Европы

Строительство газопровода «Северный поток ‑ 2»
© Nord Stream 2 / Axel Schmidt

Екатерина Кобиц

В Эстонии разгорелся скандал вокруг слов еврокомиссара Кадри Симсон о том, что она не поддерживает американские санкции против "Северного потока–2". Разгорелся и потух. Спустя день Симсон заявила, что подобного не утверждала, а ее речь – интерпретация немецкой газеты.

Классика эстонской политики: один обладатель власти выступает с заявлением, другие – в замешательстве, а СМИ уже трубят про смену курса. Происходит такое регулярно: то армию феминизируют, а парламент не в курсе. То присланных украинцев высылают, а доказательств не предъявляют. Прямо как поется в старой песне: "Никогда такого не было, и вот опять".

В среду немецкое деловое издание Handelsblatt публикует заявление еврокомиссара по энергетике, представителя Эстонии Кадри Симсон о том, что американские санкции против европейских компаний, участвующих в реализации "Северного потока–2", – прямое нарушение международного права.

Само Handelsblatt в "фейковости" ранее не подозревалось, да и комментарий, как было отмечено в материале, журналисты получили лично от еврокомиссара.

"Вся деятельность, которая соответствует законам ЕС и международному праву, и которую ведут европейские предприятия, законна. Поэтому введение санкций на эту деятельность является сомнительным", – цитирует издание слова Симсон.

Заявление срезонировало в прессе. Еще большую реакцию оно вызвало в Эстонии: как так, официальный Таллин давно причислил себя к противникам "Северного потока–2", в кооперации с другими странами – Латвией, Литвой, Польшей, Украиной и, конечно же, США. Но тут Симсон одной неосторожной, но по факту компетентной фразой разрушила весь карточный домик.

Более того, еврокомиссар позволила себе выступить от лица всего Европейского союза, заметив, что ЕС не признает принимаемые третьими странами ограничительные меры в отношении европейских компаний, если последние соблюдают законы.

И напомнила, что Европа сама определяет собственную энергетическую политику. Ну, или хотела бы ее определять.

Однако карнавал шокирующих статей продлился недолго. На следующий день эстонские СМИ опубликовали материалы, из которых следовало, что Симсон и вовсе не давала интервью Handelsblatt.

По словам советника Симсон, эту позицию озвучил один из спикеров Еврокомиссии, а газета приписала ее еврокомиссару. И действительно, как пишет ERR, в четверг на сайте издания имя Кадри Симсон уже не фигурировало.

"Но накануне в интервью "Актуальной камере" Симсон не опровергла эти утверждения и усомнилась в американских санкциях", – добавляют журналисты ERR.

Что тут сказать, магия, да и только.

Кадри Симсон
© European Union
Кадри Симсон

Что произошло?

Так что же произошло? Неужели уважаемое немецкое издание допустило столь серьезную ошибку? Или просто Симсон решила отстраниться от мнения, противоречащего позиции ее собственной страны? Происходящее Baltnews взялся пояснить бывший министр транспорта и связи Эстонии, эксперт в вопросах экономики и владелец инвестиционной компании Live Nature OU Райво Варе.

"Тут, конечно, маленький скандал из-за этого заявления был. Потому что все-таки эстонская официальная позиция другая. С точки зрения правдивости я не берусь судить: сам часто сталкивался с тем, что говорил одно, а читаю другое. Но в любом случае, она наверняка высказала позицию как еврокомиссар.

Ведь правила какие: в ЕС, несмотря на то, что соответствующая страна делегирует человека в комиссию, комиссар должен действовать непредвзято в интересах всего Европейского союза и на основе его правил, а не представлять свою страну.

Симсон не является полномочным или каким-то представителем Эстонии, она является европейским топовым чиновником. И в этом качестве обязана действовать в рамках общеевропейской линии", – сказал Варе.

Эксперт в области транзита и экономики Райво Варе
© Sputnik / Вадим Анцупов
Эксперт в области транзита и экономики Райво Варе

Экс-министр напомнил, что общеевропейская линия по "Северному потоку–2" имеет две компоненты. Представители одной – во главе с Германией – ратуют за проект. Участники второй, как выразился Варе, позиции частично региональной – против газопровода, в связи с обозначаемой ими возможностью России использовать"Северный поток–2" в качестве "инструмента давления".  Страны-оппоненты, подчеркивает Райво Варе, апеллируют к тому, что ранее уже сталкивались с подобными действиями РФ. Германия же ссылается на свой опыт, подмечая, что не верит в такого рода меры со стороны Москвы. 

Но политизация "Северного потока–2" – это лишь одна, риторическая часть проблемы. А есть другая, глобальная, имеющая прямые, осязаемые последствия. И ее всячески пытаются раздуть США.

"Далее вопрос ставится уже не о самом "Северном потоке–2" и российском газе, а о том, что происходит на глобальной арене. Соединенные Штаты давят на тех, кто, с их точки зрения, в чем-то ошибается. Имеют возможность вводить санкции и широко ее используют. А ЕС считает себя достаточно крупной силой, чтобы этому противостоять. Поэтому в высказывании Симсон, на самом деле, главной сутью было другое, хотя опять же, уже не берусь судить, заявляла она это или нет. Но думаю, что она это говорила.

Симсон обращала внимание на то, что существует недопустимость санкций третьей стороной – внеевропейской – европейских субъектов. И второе – она сказала, что не может возникнуть вопроса санкций в случае, если конкретная тема или конкретный проект вписывается в существующие рамки европейского законодательства и регулирования.

Что как раз и заявлено европейской стороной как позиция в отношении американских санкций.

Даже если опустить ведущую немецкую позицию: европейская линия однозначная – что у Меркель, что у Макрона, что у ЕК – если это вписывается в законодательство и регулирование, нет повода даже говорить о санкциях. Уже не говоря о том, что третья сторона их попросту не может использовать", – заявил Варе.

Еще одним подводным камнем становится и пресловутый Третий энергопакет (ключевым аспектом данного пакета директив является ограничение монополии поставщиков газа, которые блокируют поставку конкурирующих энергетических компаний за счет владения сетями доставки к потребителям – прим. Baltnews).

Российские и многие международные эксперты говорили, что данный комплекс антимонопольных мер был прописан исключительно для ограничения "Северного потока–2", что по сути является санкциями.

Россия не раз подчеркивала абсурдность распространения мер на новый газопровод, так как по пути следования трубы нет возможных конкурентов, а потому "Газпром" имеет право загружать "Северный поток–2" на полную мощность. Судебные процессы по этому делу все еще идут, однако Третий энергопакет уже вместо объединения привел Европу к расколу общей позиции. Откололась в этом вопросе и Эстония.

"Есть разночтения в отношении использования Третьего энергопакета против "Северного потока–2". Германия считает, что там вообще проблем нет, ЕК какие-то определенные ограничители увидела, но в принципе тоже так считает. А некоторые другие страны и Эстония верят, что проект не вписывается в логику Третьего энергетического пакета Но в любом случае существует юридическая сторона вопроса, а существует политическая. В обоих случаях, возвращаясь к Симсон, она выражала только позицию Брюсселя", – сказал эксперт.

Не дам говорить

Конечно, без комментария заявление Симсон не мог оставить глава МИД Эстонии Урмас Рейнсалу, выступивший с крайне интересным мнением. Как отметил министр, несмотря на то, что санкции "никому не нравятся", США якобы выступают "за безопасность Европы больше, чем некоторые члены Еврокомиссии и некоторые страны-члены Евросоюза". Рейнсалу, однако, решил умолчать личный интерес Вашингтона в запрете строительства "Северного потока–2", который позволил бы ему активнее продвигать свой сжиженный природный газ в Европе. Да и зачем, речь же не идет об экономике, хотя только о ней и должна идти.

Но в чем тогда выгода от поддержки Эстонией позиции США? Ведь, как ранее говорил и сам Варе, экономически Таллину от "Северного потока–2" "ни горячо, ни холодно".

"Ну, наш глава МИД известен своими колоритными высказываниями. Так что в этом смысле не берусь судить. Что касается выгод, то у нас выгода одна. Если Германия считает, что подобного рода проекты – сугубо экономические вопросы, то Эстония всегда смотрит на все проекты России через призму безопасности", – напомнил эксперт.

По словам Варе, в эстонском обществе существует общая боязнь России, и с течением времени в Эстонии перестали "включаться другие рубильники". Сохраняется подозрительность к любого рода российским международным инициативам. Также, по мнению эстонской стороны, они испытывали на себе опыт ограничений со стороны РФ.

"Поэтому мы подозреваем, что это может произойти и с газом, хотя на самом деле с газом никогда таких проблем не было, я это подчеркиваю. Эстония ведь тоже являлась практически стопроцентным потребителем российского газа, и никогда никаких вопросов не возникало", –  говорит Райво Варе.

Выходит, что подобные заявления будут появляться в эстонской прессе и дальше, по инерции. Исходя из этого, очевидно, что Эстония не изменит своего пути поддержки американских мер. Какими бы абсурдными они ни были.

Что ждет мир дальше?

Но если все же отойти от скандала с Симсон и от уже выверенной "антисеверопоточной" позиции Эстонии и попытаться взглянуть на сам характер санкций США и их юридическую обоснованность. По факту до сих пор, и это подчеркивают международные эксперты, остается неясным, как подобного рода ограничительные меры вообще будут функционировать. По мнению Варе, серия очередных санкций – это принципиально новый шаг в ограничительной повестке Вашингтона. И представить, как их можно осуществить в отношении ЕС, довольно сложно.

"Санкции уже какие объявлены? Уже есть ограничения против компаний типа Allseas (трубоукладчик Allseas до санкций США осуществлял прокладку "Северного потока–2" – прим. Baltnews), которые занимались непосредственным осуществлением проекта. Второй раунд санкций, проведенный через палату представителей США, был в отношении не только непосредственных реализаторов "Северного потока–2", но и фирм, их обслуживающих. И вот, в рамках этой волны три сенатора, среди них – Тед Круз, известнейший республиканец, и сенатор Том Коттон, республиканская звезда в тени Трампа. И они угрожали немецкому порту Мукран. Порт ожидал невиданные ограничения. А Мукран, на минутку, это место, где швартуются суда, связанные с осуществлением "Северного потока–2", где трубы складированы, и куда выйдет труба из моря. И еще не надо забывать, что это избирательный округ Меркель. То есть, на самом деле, подобный шаг дальше общих санкций. И тут возникает сразу вопрос: а это как?"

Райво Варе напомнил, что во втором раунде ограничений также обещали, что будут применять санкции не только на долларовые расчеты и визовые разрешения в США лиц, связанных с проектом, но и подвергнется заморозке их имущество на территории Соединенных Штатов.

"Опять же очень многие компании крупного плана такое имущество в Америке имеют, для них это важно. А допустим, какая-то трубная компания в Мукране на это не обратит внимание. Но еще важнее то, что ЕС имеет опыт обхода американских санкций, связанных с Ираном. Когда Америка вышла из шестистороннего соглашения, ядерной сделке с Ираном, то тогда ведь у Европы возник вопрос – как дальше быть. По всей вероятности, были санкции, которые прекратили возможность расчетов и нормального ведения торговли с Ираном. Тогда Европа с подачи, в первую очередь, Макрона и Меркель выработала свою систему по обходу ограничений. То есть компании могут использовать обходную расчетную систему и работать с Ираном, но в определенных пределах. Обход есть, только его разработка займет некоторое время. И я бы сказал так, что угроза санкций или их введение на какой-то момент времени даст эффект, но дальше их будут обходить. А Германия нацелена на то, чтобы "Северный поток–2" довести до конца", – добавил бывший министр.

Но что в итоге будет с отношениями старых партнеров – США и Германии? Многие эксперты высказывали уверенность, что поддержка Берлином "Северного потока–2" и критика американских мер не поставит его в положение участника торговой войны с Вашингтоном. Варе же считает иначе:

"Конечно, какое-то напряжение будет. Но не забудьте две вещи. Многое связано с тем, кто станет президентом на ноябрьских выборах в Штатах. Допустим, что это Трамп. Если это Трамп, то с ним будет интересная история.

Стоит вспомнить, что, когда Трамп был еще никем, кроме как занимающимся недвижимостью бизнесменом, он любил на каждом углу говорить, что ненавидит мерседесы на Пятой авеню. Именно мерседесы. То есть его предвзятое отношение к немецкому экспорту на американский рынок – глубокое.

Поэтому я думаю, что введение каких-то экономических мер, например, в виде повышенных тарифов, которыми не раз угрожали и Макрону, и Меркель, может быть. Но это по сути торговая война. С другой стороны, дальше в плане политическом и военно-стратегическом особо уходить Трамп не будет. Будет давить на увеличение доли вклада Германии в бюджет НАТО, но это мелкие стычки и не более того. А вот экономическое противодействие вполне возможно", – заключил Райво Варе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме