Европейская идея "углеродного налога" чахнет, но не умирает

Смог
CC0 / pixabay

Алексей Языков

Ожидается, что пограничный "углеродный" налог Евросоюза может быть введен в 2023 году и станет приносить порядка 10 миллиардов евро в год. Если, конечно, удастся его протащить по всем этапам согласований и утверждений.

Евросоюз не отказался от идеи ввести пограничный "углеродный налог" для тех иностранных поставщиков, что недостаточно упорно, по мнению Брюсселя, борются с загрязнением атмосферы. Но рассматривает и альтернативный вариант вовлечения, в частности, России в европейскую систему торговли квотами на эмиссию углерода.

План учреждения пограничного налога, поддержанный и странами Балтии, которые считают импортное российское электричество слишком дешевым, по-прежнему обсуждается в Евросоюзе, но его продвижение сталкивается с такими трудностями, что Брюссель охотно отказался бы от него в пользу какого-нибудь иного, не настолько конфликтного способа пополнить казну и при этом соответствовать "зеленому настроению" общества.

Ожидается, что пограничный "углеродный" налог может быть введен в 2023 году и станет приносить порядка 10 миллиардов евро в год. Если, конечно, удастся его протащить по всем этапам согласований и утверждений, не поссориться с зарубежными поставщиками и преодолеть иные многочисленные "если". Еврокомиссия говорить о конкретных сроках отказывается.

В качестве менее конфликтной альтернативы рассматривает возможность убедить поставщиков из третьих стран так или иначе присоединиться к европейской Схеме торговли квотами на эмиссию парниковых газов (ETS). То есть к европейской системе распределения бесплатных квот для "чистых" предприятий и дополнительных платных – для не очень "чистых" или вовсе "грязных".

Деньги Брюссель сможет заработать почти те же, но присоединившиеся будут отдавать их практически добровольно. Однако если применительно к Украине, Турции, Балканским странам и даже Белоруссии Евросоюз мог бы найти убедительные доводы, то разговор с Россией или Китаем на эту тему вряд ли получится простым.

Идея лишь выглядит справедливой

Намерения Евросоюза учредить в перспективе пограничный "углеродный налог" на импортируемые промышленную продукцию и энергоносители, включая и российское электричество, покупаемое Литвой и Латвией, в свое время вызвало возражения Москвы. Россия сочла планы Брюсселя ввести "механизм углеродного выравнивания" для третьих стран попыткой создать дополнительные торговые барьеры под предлогом борьбы с потеплением климата.

Идея Евросоюза в принципе проста и, что особенно для него заманчиво, многообещающа с точки зрения доходов.

Раз промышленность, энергетика и транспорт стран альянса обязаны тратиться на приобретение все дорожающих квот на углеродные выбросы, они теряют свои позиции в конкурентной борьбе с поставщиками из третьих стран, которые таких затрат не несут. Следовательно, надо уравнять шансы, введя что-нибудь вроде пограничного "углеродного налога".

В рядах сторонников этой идеи числятся и страны Балтии, которые в перечне причин кризиса своих секторов энергетики называли низкие цены на российское электричество. С очередным повышением расценок на углеродные квоты Евросоюза сланцевые электростанции Эстонии стали убыточными, как заявляла государственная компания Eesti Energia, генерируемое там электричество проигрывает в цене импортному российскому.

Добыча сланца в Эстонии
© Sputnik / Евгений Ашихмин.
Добыча сланца в Эстонии

Обложить его, обложить налогом

Которое по этой причине, как стали говорить в прибалтийских столицах, следовало бы обложить специальным налогом. Но публичные стенания по этому поводу довольно быстро прекратились, так как никого не убедили. Во-первых, Эстония покупает электричество в Финляндии, где оно тоже существенно дешевле эстонского, но совсем не покупает его из политических соображений у России. Правда, финское электричество, поступающее в Эстонию по подводным кабелям, тоже как бы частично российское, поскольку финны как раз с россиянами активно торгуют, но Таллин об этом предпочитает не думать.

Но процесс разработки проектов пакета директив об учреждении пограничного углеродного налога идет, судя по всему, вяло. И на то есть масса причин.

Цены на внутреннем рынке самого Евросоюза неизбежно подскочат. Поставщики в третьих странах ропщут, и еще неизвестно, как посмотрит на затею Всемирная торговая организация, куда обязательно станут жаловаться те самые третьи страны.

А еще и проблема с США, которые из Парижского климатического соглашения вообще вышли, системой квот не пользуются и, следовательно, экспортируемые ими в Европу энергоносители, тот же сжиженный природный газ, тоже придется облагать дополнительным налогом. Что, естественно, будет охарактеризовано в Вашингтоне в соответствующих выражениях и ухудшит и без того осложненные торгово-экономические отношения.

Когда в странах Балтии осознали, что поддержанная ими идея идет во вред и "главному гаранту безопасности", публичные разговоры о пограничном углеродном налоге немедленно смолкли.

У России много "чистых" станций

Если Евросоюз заведет с Россией разговор о ее присоединении к механизму торговли квотами и та, предположим, согласится, то психологические проблемы стран Балтии с российским или белорусским электричеством все равно могут остаться неразрешенными.

Близ границ Эстонии находятся две АЭС, генерирующие по меркам Евросоюза "чистое" и потому не требующее покупки квот электричество. А близ границы Литвы достраивается Белорусская АЭС, которая может покрыть потребности в энергии не только самих белорусов, но и соседей.

А раз покупать квоты всем этим станциям не придется, значит и продукция их теоретически не подорожает. То есть, по мнению прибалтийских "друзей" Москвы, останется непереносимо дешевой для местных производителей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме