Кризис цен на энергоносители: Евросоюз перестает атаковать и начинает обороняться

ЛЭП на фоне угольной электростанции в Германии
© AFP 2021 / INA FASSBENDER

Анатолий Ядов

Брюссель временно прекращает призывать европейцев перейти на "светлую сторону" и решительно отринуть "зло" сжигания "грязных" видов топлива в котлах электростанций.

У Брюсселя нет реальных возможностей повлиять на рынок энергоносителей и снизить накал страстей из-за повсеместного скачка цен на электроэнергию и топливо. А правила Евросоюза, запрещающие прямую поддержку коммерческих предприятий в ущерб честной конкуренции, никто пока не отменял. Так что любое национальное правительство, решившее сбить цены на энергоносители посредством помощи энергетическим компаниям, ждет наказание.

Попытки эстонских властей и властей и других государств Евросоюза каким-либо образом смягчить рост стоимости электричества и топлива ограничены строгими требованиями законодательства альянса, запрещающего протекционизм и нарушение правил честной конкуренции. Поблажки и перемены возможны, но о них еще только предстоит договориться.

С подобным предложением недавно выступила Испания, призвавшая Евросоюз посвятить следующий саммит глав государств и правительств проблемам энергетики и договориться о централизованной, единой политике закупок энергоносителей и регулирования рынка электроэнергии.

Это вполне обоснованно не нравится либеральным властям ряда европейских государств и, естественно, зарубежным поставщикам, которых в случае успеха испанской инициативы неизбежно ожидает ценовой диктат центральных властей Евросоюза. Что из всего этого выйдет – сказать пока сложно.

Тем временем европейские столицы принимают разнообразные меры, чтобы сбить инфляционную волну, вызванную скачком цен на энергоносители, предотвратить массовую остановку энергоемких промышленных производств и рост задолженностей домохозяйств по счетам за электричество. И при этом не нарушить законодательства Евросоюза.

В некоторых случаях правительства – из числа тех, кто могут позволить себе такие траты, – начинают прямую финансовую поддержку населения, компенсируя им подскочившие расходы на энергию и тепло, что правила конкуренции ЕС делать, вроде бы, не запрещают.

Ценовой кризис вынуждает национальные правительства обратить вопрошающие взоры на Брюссель, от которого ожидают решительных мер по борьбе с подорожанием энергоносителей.

Как выразилась комиссар ЕС по делам энергетики, представитель Эстонии в Еврокомиссии Кадри Симсон на недавней встрече с отраслевыми министрами в словенском Кране, Брюссель собирается "дать инструментарий" средств борьбы с нарастающей инфляцией, усиленной ценами на энергоносители. Высказывание комиссара в саркастических тонах процитировали многие европейские издания, прокомментировавшие отсутствие у Брюсселя реальных возможностей повлиять на рынок энергоносителей.

Традиционный поиск виновных и внешних врагов

Иными словами, Брюссель практически ничего не может поделать с пиковыми ценами на газ, уголь, нефтепродукты и электроэнергию, что и подтверждают высказывания высокопоставленных чиновников Еврокомиссии и лидеров Евросоюза.

Более того – им пришлось перейти в оборону: спешно отказываться от первоначальной попытки использовать ценовой кризис для пропагандистского давления и продвижения идеи ускоренного перевода энергетики на "светлую сторону", то есть окончательного отказа от "грязных" да к тому же еще и импортных в большинстве своем энергоносителей. В пользу, естественно, чистой энергии светила и силы ветров.

Образ "зла", связанный с зарубежными нефтью и газом, рассеялся, так и не воплотившись в конкретного "виновника" всех бед. Попытки обвинить российский "Газпром" в скрытой и зловредной игре с ценами на природный газ с целью оказания давления на европейцев, сейчас называют безосновательными инсинуациями даже откровенно русофобские европейские издания.

Во-первых, потому что это действительно инсинуации (впрочем, лишь этот довод порой многих не останавливает, если речь идет о "российском факторе"), а во-вторых, потому что Москва может всерьез обидеться и откажет в просьбах увеличить поставки газа.

Многочисленные критики не слишком хорошо просчитанной брюссельской "зеленой сделки" считают, что именно энергетическая политика ЕС стала одной из основных причин скачка цен. Ничто так не объединяет население всего пятисотмиллионного и такого разного Евросоюза, как ненависть к ежемесячным счетам из энергетических компаний. Жители ЕС все более склонны цитировать перефразированное высказывание Ганса Йоста: "Когда я слышу о зеленой энергетике, я хватаюсь за свой кошелек".

Так что Еврокомиссии теперь приходится думать не о пропаганде энергии родной звезды и ветра, а о спасении программы "озеленения" в целом и об отводе от себя вины за происходящее. Звучат как речи о полной непричастности к кризису программ альянса и его механизма биржевой торговли квотами на эмиссию углерода, так и заявления о частичной ответственности за происходящее. Но исключительно по причине промедления с "зеленым" переходом.

Счет за электричество как фактор единения

Наиболее откровенной в этом отношении была, пожалуй, глава Европейского центрального банка Кристин Лагард, которая, отвечая на вопросы обеспокоенных ценами на электричество депутатов из комитета по делам экономики и финансовой политики Европарламента, сказала, что "уменьшение силы ветров привело к снижению выработки энергии ветровыми электростанциями".

Кроме того, периоды сильной жары на юге Европы, по словам главного банкира Евросоюза, также сыграли "ключевую роль в повышении цен на энергоносители". При этом она отметила, что "цены на энергоносители в основном определяются факторами, выходящими за рамки денежно-кредитного мандата" ее банка.

Глава ЕЦБ, таким образом, подтвердила крепнущие подозрения европейцев насчет ошибок энергетической политики Брюсселя, ставших причиной кризиса. Ветры вдруг стихли, многочисленные новенькие европейские ветрогенераторы встали, и это стало "последней гирей" на весах-балансире спроса-предложения энергии.

Кристин Лагард на встрече с депутатами сказала также, что "фискальные органы" (она имела в виду национальные правительства) несут ответственность за "обуздание власти рынка" для установления "лучших цен", и сослалась на недавно выдвинутый "одним из государств-членов" план, который может "сбалансировать другие рыночные силы" (имея в виду инициативу Испании).

"Есть все основания полагать, что проблемы скачка цен на энергоносители и заторов в логистических цепочках поставок потеряют свою остроту в следующем году", – так успокоила Лагард взволнованную общественность, не уточнив, правда, когда именно в следующем году проблемы "потеряют свою остроту".

В массе своей европейцы настроены положительно по отношению к озеленению экономики и готовы следовать за Брюсселем по тернистому пути на "светлую сторону". Но желательно, чтобы "транспортные расходы" на этом пути оплачивались не из их кармана.

Особенно высока доля решительно разделяющих "зеленую" точку зрения – среди тех экзальтированных активистов природоохранных движений, кто весьма далек от реальных проблем энергетики и не имеет понятия о технологиях бесперебойного энергообеспечения.

Но и они, наверное, готовы поговорить о скором наступлении "светлого будущего" европейской энергетики только после того, как оплатят текущий счет за электричество. Радостное будущее наступит потом, а сегодня, сейчас надо просто достать кошелек – или останешься без света и тепла. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме