tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Нарвскому Энергопрофсоюзу первому в Эстонии надоело терпеть диктат работодателя

«Денег нет, но вы держитесь» говорят, оказывается, не только в России.

Эстонский Энергопрофсоюз, объединяющий работников электростанций и завода сланцевых масел, находящихся в пригороде пограничной с Россией Нарвы, вовлек в трудовой спор с работодателем государственного примирителя. Заодно профсоюз уведомил руководство концерна «Ээсти Энергия», что с 18 апреля приступает к публичным акциям протеста.

— Пока это будут пикеты, — сказал лидер Энергопрофсоза Андрей Зайцев, — а там – посмотрим. По его словам, эстонское законодательство забастовки в энергетической отрасли не запрещает.

Полугодовые переговоры профсоюза с работодателем о заключении нового трудового договора, который предусматривал бы сохранение ранее достигнутых льгот, а из новых условий – повышение зарплаты на 6 процентов, результата не дали. Работодатель категорически против льгот, а повысить зарплату согласен только на 2,5 процента.

Кое-что можно было бы понять, если б речь шла о бедной, убыточной фирме. Но, по словам Андрея Зайцева, эстонская пресса регулярно публикует релизы о колоссальных прибылях концерна «Ээсти Энергия». Отвечая на вопрос о «силе и мощи» эстонских профсоюзов, Андрей Зайцев подчеркнул основное их отличие от тех, что работают в развитых странах.

«В Финляндии, например, в профсоюзе состоит 98 процентов от числа всех работающих. В Эстонии же – всего 4 процента». И этим все сказано.

Андрей Зайцев сменил на посту профсоюзного лидера нарвских энергетиков Владимира Алексеева, который возглавлял Нарвский Энергопрофсоюз свыше двадцати лет. Именно к нему обратился журналист с просьбой прокомментировать конфликтную ситуацию.

— А ситуация такова, что работодатель должен понимать: если он не договорится с профсоюзом, то он создаст тем самым для себя большие сложности. Поэтому профсоюзы должны быть готовы к самым-самым активным действиям.

- Эстонское законодательство разрешает профсоюзам создавать такие «сложности» в энергетике?

— Да, разрешает. А что остается, если работодатель слишком жадный? Все время говорят о том, что получили большую прибыль, и в то же время денег на повышение зарплаты и дополнительный отпуск работникам у руководства нет. По их мнению, не нужно никаких коллективных договоров, все, мол, закон регулирует. А закон ничего не регулирует, все отдается на откуп переговорщикам. И работодателю это не выгодно. Чем больше они отнимут у людей, тем больше отдадут государству: концерн-то государственный. А государство куда тратит эту прибыль? На военные базы будет тратить? На своих чиновников? 

- Странно получается: лидеры Центрального Союза профсоюзов Эстонии – что прошлый, что новый – как-то особо громко ничего не заявляют. А тут – бац, и публичные акции?

— Так все правильно: профсоюзы – это не председатели, это, прежде всего, люди, и инициатива от них, снизу должна исходить. Должен быть социальный заказ. И он есть: мы хотим сохранить то, что имеем. Хотим также что-то и улучшить, потому что жизнь требует внесения корректив. Работодатель на улучшение идти не желает, он хочет идти на урезание всех гарантий. Они хотят отменить дополнительный отпуск, выплату за стаж, которые у нас действуют. То есть, то, чего профсоюз добился за прошедшие 25 лет, теперь хотят отменить. Львиная доля прибыли энергетических предприятий идет государству. Куда оно тратит эти деньги? На содержание иностранных военных формирований, которые вовсе здесь не нужны. 

- Как это, не нужны? Например, политолог Владимир Юшкин заявил, что даже полицейская академия могла бы защитить Нарву от России, а тут – иностранный легион! Значит, необходимо защищать Нарву, так получается?

— Вот на что надо тратить деньги при таком раскладе, так это на увеличение мест в психиатрических лечебницах, специализирующихся на лечении паранойи, — заключил Владимир Алексеев.

Загрузка...

Сюжеты