tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Кот и мышь
CC0 / pixabay

Эстонские народные сказки: откуда взялись мыши и кошки

Характерной чертой эстонского фольклора являются мифы о животных и легенды, повествующие о различных природных явлениях. Baltnews.ee публикует известную народную сказку "Откуда взялись мыши и кошки", предлагающую читателям очень необычную версию происхождения этих существ.

Давным-давно жил на свете очень работящий и старательный хозяин, но был у него один недостаток: он то и дело чертыхался.

Однажды, возвращаясь из города, работящий и старательный хозяин решил немного отдохнуть и выпить в трактире рюмочку вина. Тем временем его лошадь, стоявшая в ожидании хозяина у коновязи близ трактирной двери, потоптала копытами упавшие наземь вожжи. Работящий и старательный хозяин рассердился на лошадь и заорал:

– Вожжи в навоз втаптывать! Чтобы тебя черт побрал, безмозглую скотину!

Потом он поднял с земли, расправил запутавшиеся вожжи и поехал домой.

Дорога к дому работящего и старательного хозяина вела лесом. Как только он миновал опушку и выехал на свой деревенский выгон, перед ним, откуда ни возьмись, появился чернявый старикашка, вежливо поздоровался и сказал:

– Золотой ты человек, братец! Нет-нет да и вспомнишь обо мне. Видишь, а я – легок на помине – и явился за своей лошадкой. Тебе она, выходит, и впрямь не очень нужна, а мне, бедняку, еще как пригодится, чтобы перевозить грешные души.

– Как это за своей лошадью? За какой еще лошадью? – удивился работящий и старательный хозяин.

– За той за самой, что впряжена в твою телегу. Ты же сам у трактира говорил: "Чтобы тебя черт побрал, безмозглую скотину", – любезно объяснил старичок.

– Но ведь ты же все-таки не..? – испугался работящий и старательный хозяин.

– Тсс-тсс, не произноси этого вслух! Я, я, вот именно, я сам и есть! – сказал незнакомец и захихикал.

Работящий и старательный хозяин похолодел от ужаса, но взял себя в руки и сказал, пытаясь улыбнуться:

– Иди ты! Это же я просто так, к слову сказал, не мог же я всерьез кому-то пообещать свою верную сивку-бурку!

Незнакомец покачал головой.

– Врешь, брат! – сказал он. – Когда настоящий мужчина что-нибудь обещает, то он свое слово держит. Только один гордец, что живет там, наверху, на небе, только он один считает, что может дать слово, а потом его нарушить. А кто мы такие, чтобы бросать слова на ветер? Нет, братец, мы маленькие, простые труженики – только и всего, нам приходится всегда оставаться честными! Ну-ка, давай, давай, вылезай из телеги! Ее ты мне не обещал отдать, так что вези ее себе к дому. Чужого мне не надо, но и своего отдавать не собираюсь.

Работящий и старательный хозяин взмолился жалобным голосом:

– Прости меня, дорогой чертушка, я больше никогда не буду бросать слова на ветер! Ты ведь всезнающий мужик, все видишь и слышишь, скажи-ка мне, будь добр, как я смогу обходиться без своей лошаденки, как прокормлю свое семейство, как заработаю детишкам на одежду и обувь?

– Как да как! А мне что за дело? По мне, запрягай в соху хоть теленка, вози сено и хворост хоть на собаках! Я заберу свое, а ты попробуй-ка обойтись без чужого имущества! – отмахнулся черт.

– Смилуйся, не губи ты меня! Проси что хочешь, только оставь мне лошадку!

Незнакомец навострил уши. Ему, как видно, нравилось, что его так упрашивают. Он задумался, почесывая бороду, и наконец сказал:

– Н-даа, это, конечно, верно, что тебе без лошаденки не сладко придется… – и добавил гораздо приветливее, – Ладно, братец! Не стану я забирать твою лошадь, но только при одном условии. И запомни: если ты это условие не выполнишь, я тут же явлюсь и потребую возвратить мне долг. Ну, согласен?

– Согласен. Скажи только, что это за условие? – спросил хозяин.

– Мое условие такое: чтобы ты дважды досыта накормил десяток моих родственников, которых я к тебе пошлю, – сказал черт.

У работящего и старательного хозяина был довольно богатый хутор, и он обрадовался, подумав:

"Накормить досыта всего двадцать родственников? Ну, с этим-то мы справимся, еще как справимся!".

Так они и порешили, что, мол, старый черт пришлет своих родственников в гости к хозяину сегодня же вечером.

Но когда работящий и старательный хозяин приехал домой, настроение у него испортилось. Он вспомнил разговоры о том, что у жителей преисподней слишком уж хороший аппетит, и каждый из них может зараз проглотить целый горшок щей. Что же тогда, братец, останется от твоего жалкого достатка, если такие едоки вдруг нагрянут к тебе в гости, да еще целых двадцать душ!

Работящий и старательный хозяин совсем опечалился и думал свою тяжкую думу, когда вдруг за его спиной тихонько скрипнула дверь, и вошел старый нищий в рваной одежде. Вошел, усмехнулся в бороду и сказал:

– Здорово, здорово, хозяин. Что-то ты не весел, и лицо у тебя сердитое? Я пришел в надежде, что покормишь меня досыта горячим супом и дашь мне в дорогу краюху хлеба, а ты, видать, такой сердитый, что и просить не стоит.

– Хозяйка, накрой гостю на стол! – крикнул хозяин.

Хлебая из большой миски густые щи, оборванный нищий вновь принялся приставать:

– Ну, давай выкладывай, ничего не утаивай, может, как-нибудь удастся тебе помочь.

Работящий и старательный хозяин поведал гостю о своей беде. Когда он закончил свой рассказ, нищий оборванец вытер рукавом рот, усмехнулся и сказал:

– Ох, не горюй, дела совсем не так плохи! Князь преисподней мой старый враг, а я сам – громовержец, так что моя власть больше. Подождем, пока его слуги сюда пожалуют, тогда посмотрим, что с ними делать.

Немного погодя дверь с треском распахнулась, и десять громадных великанов с шумом и гамом ворвались в комнату. Ворвались с шумом и гамом в комнату, уселись за стол, застучали по столу кулаками и наперебой закричали:

– Тащи сюда зерно! Тащи рожь, тащи пшеницу, тащи ячмень, тащи овес!

А нищий оборванец сидел в углу и посмеивался.

– Ах, так вы и есть те самые пожиратели зерна, что были до сих пор невидимками? Ладно, ладно, дело ясное. Но отныне будьте видимы, как все другие существа, будьте юркими и маленькими, чтобы могли повсюду пролезть. И называйтесь отныне мышами!

И тут же десять огромных великанов превратились в крошечных, юрких и пискливых мышей, которым хватило принесенной хозяином горсти зерна.

Прошло еще немного времени, как, чуть не сорвав дверь с петель, в дом ворвались десять еще более громадных великанов, расселись вокруг стола, застучали кулаками по столу и закричали:

– Мяса, мяса! Тащи мясо на стол, хозяин! Тащи коров, тащи баранов, тащи телят, тащи свиней! Поживее, поживее, хозяин! Живо тащи мясо на стол!

Нищий оборванец, по-прежнему усмехаясь, сказал из своего угла:

– Ах, так вы и есть невидимые пожиратели живности! Ладно, ладно, дело ясное, только отныне вы будете видимы и станете достаточно маленькими. И отныне будете называться кошками, а лакомством для вас раз и навсегда будет вот эта живность!

И, сказав это, оборванец указал превратившимся в кошек слугам черта на мышей, которые тут же разбежались по углам.

Так появились на свете первые мыши и первые кошки. И те, и другие произошли из чертова племени, но теперь ни те, ни другие не помнят об этом.

Мыши боятся кошек, как своих самых лютых врагов, а кошки ловят и съедают каждую мышь, которая им попадается.

А черт так и не явился, чтобы забрать лошадь работящего и старательного хозяина, а работящий и старательный хозяин больше никогда не предлагал ему свою верную лошадку.

Загрузка...

Сюжеты