Как борются националисты и элиты в Европе: почему это важно для России

Автомобиль, горящий во время протестной акции движения автомобилистов "желтые жилеты", выступавшего с требованием снижения налогов на топливо, в районе Триумфальной арки в Париже.
© РИА Новости

Прошедшие в мае выборы в Европарламент пролили свет на развивающиеся в мировом масштабе процессы: растущая роль меньшинств и обращение большинства к националистической правой и популистской идеологии.

В статье "Путь к новому "Старому режиму"? Меньшинства, которые все больше контролируют жизнь сограждан" французского издания Atlantico анализируется роль этих каст в новом мире.

Авторы статьи подробно рассматривают, как получилось, что меньшинство в лице элиты во Франции упорно продвигает свой курс в политике ("Вперед, Республика" – социал-либеральная политическая партия, созданная действующим президентом Франции Эммануэлем Макроном – прим. Baltnews), экономике (интернет-гиганты) и культуре (нравы).

Результаты европейских выборов подтвердили позиции президентской партии, которую обозреватели стыдливо называют "элитарным блоком", полагает французский историк Пьер Вермеран. Она представляет интересы французской либеральной буржуазии. Историк замечает, что в регионах Франции, которые голосуют за правых с XIX века, таких как Савойя, Нижний Рейн, Страна басков и Вандея, а также среди обеспеченной и немолодой части католической буржуазии победила либеральная партия Макрона.

Остальное население формирует периферическую в географическом и социальном плане Францию. Речь идет о двух третях французов, которые представляют собой объединение малообеспеченных слоев (50%) и обедневшего среднего класса (20%). Две трети этих людей не стали голосовать. А вот оставшаяся треть разделила голоса между правыми из "Национального объединения" (националистическая партия Марин Ле Пен) и левыми.

Таким образом, группа "элиты", которую поддерживает меньшинство, может продолжать руководить страной, реформировать и интернационализировать экономику, не обращая внимания на большинство.

Однако отсутствие поддержки большинства населения у правящей элиты может "выйти боком в день мобилизации народного электората". "Это может произойти только на президентских выборах, как мы это уже наблюдали в США", – предупреждает Вермеран. Он имеет в виду разделение американского общества во время последних президентских выборов в Соединенных Штатах Америки. В результате этих выборов к власти пришел националист Трамп, за которого проголосовали представители среднего класса, которые, как и во Франции, питают националистические идеи. В то время как либеральные демократы потерпели поражение.

Либералу Макрону удается подавлять подъем правых или левых течений, соглашается со своим коллегой преподаватель социальной и культурной антропологии в Университете Париж Декарт Доминик Деже. Согласен он и с тем, что во многих западных странах власти центристских партий был брошен вызов со стороны правых националистов. Он приводит в пример Германию, где складывается похожая ситуация. Там роль центра играют христианские демократы, борющиеся с правыми.

Тем не менее Германия представляет собой особый случай, поскольку нацистское прошлое отпугивает население от открытой поддержки националистов, напоминает антрополог. "Ультраконсервативной "Альтернативе для Германии" не удается набрать больше 12-13% по стране", – говорит он.

Следующим примером стала Великобритании, где происходит "четкая поляризация между сторонниками и противниками Брекзита". Собственно, первые являются националистами, а вторые – либералами.

Национализм характерен для низшего и среднего классов, так как он наиболее соответствует их интересам. Однако в Италии, Германии и США "часть элиты явно встала на сторону простого населения и возвращается к политике защиты национальных интересов".

Защите национальных интересов во Франции, как ни странно противоречит господствующая идеология. Так стратегия Миттерана представления "Национального объединения" Марин Ле Пен в качестве нацистов продолжает использоваться и сегодня через 25 лет после его смерти. "Наша элита без конца разыгрывает Французскую революцию", – делает вывод Доминик Деже.

Власть элиты основывается на экономическом могуществе и контроле информации. "В мировом плане нужно учесть два явления: концентрацию богатств и данных", – поясняет Эдуар Юссон. Элита выводит печатаемую в астрономических количествах валюту ее из повседневного обращения и сосредотачивает в руках меньшинства. Делается это для того, чтобы не допустить ее обвала.

Экономическое и политическое расслоение общества вызывает социальные волнения. Во Франции они приняли форму протестов "желтых жилетов". Причину кризиса "желтых жилетов" собеседники видят в экономике. "Они хотят участвовать в обеспеченном большими компаниями потреблении, но у них больше нет для того средств", – утверждает Деже.

Такая ситуация несет социальные риски. В частности, во Франции последние десять лет увеличивается количество частных проявлений агрессии среди простых людей, растет зависимость от наркотиков, игр, порнографии, растет насилие в отношении женщин, меньшинств, церквей и так далее.

"Необходимо, так или иначе, вернуть простым людям желание жить и работать: "хлеб и зрелища" не смогут бесконечно держать их в узде. В диктатурах эта задача ложится на полицию и доносчиков. В развитой демократии руководящий класс должен взять на себя ответственность", – делает вывод Пьер Вермеран.

Кризис "желтых жилетов" во Франции показал, что настрадавшиеся французы восстали. Об этом постоянно пишет RT.

Макрон устроил социальные репрессий против участников демонстраций, что, по мнению эксперта, свидетельствуют о страхе французской элиты. В других странах элита сумела произвести людей, которые встают на защиту народа. Националист Трамп является тому примером.

Франция стала исключением. "Недостаточно развитый инстинкт самосохранения французской элиты подталкивает ее к тому, чтобы сделать ставку на политику полицейских репрессий и цензуры в стремлении любой ценой удержать на плаву неолиберализм", – такой парадоксальный вывод, что стремление сохранить свободу для себя ведет к репрессиям против других, делает Эдуар Юссон.

Напомним, что в Эстонии происходят подобные процессы. Партия власти удерживает свои позиции, однако ей на пятки наступают националисты из EKRE. На евровыборах первые получили 14 % голосов, вторые – 12%. 

Baltnews ранее писал о том, что, по итогам выборов в Европарламент, там заметно увеличилась доля представителей правых партий.

Для России в этих европейских и мировых процессах важно то, что правые, настроенные на европейские интересы, активно поддерживают Россию. В частности, лидер французских националистов Марин Ле Пен, которая в мае приезжала в Эстонию, говорила о России много хорошего. Самое яркое ее заявление о том, что Крым русский, вызвало бурю возмущения в части политической элиты Эстонии.

В то же время националисты, ориентирующиеся на поддержку из США, негативно относятся к Российской Федерации. "У европейских правых отношение к России конструктивное и позитивное. У лоялистов Америки – отношение диаметрально противоположное. Это касается и стран Прибалтики, Польши и Украины", – отметил в интервью Baltnews политолог Александр Асафов.

Ссылки по теме