tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Владислав Пяллинг: мягкие наказания за педофилию в Эстонии узаконены не на ровном месте

Борьба с педофилией должна вестись как на медицинском, психиатрическом уровне, так и в рамках уголовного наказания, считает Владислав Пяллинг. При этом, по его словам,в первую очередь нужно убедиться, что те, кто принимают законы - сами не подвержены этой напасти.

Государственный суд Эстонии переоценил вину бывшего советника канцлера права Яануса Конса, осужденного за педофилию, и назначил ему более мягкое наказание по сравнению с приговорами судов низшей инстанции. Судебный вердикт был обнародован 19 декабря. 32-летнему Консу, приговоренному ранее к четырем годам лишения свободы, срок пребывания в заключении сокращён до двух лет и восьми месяцев. Из него педофил должен реально отбыть в тюрьме шесть месяцев. Остальная часть наказания является условной с пятилетним испытательным сроком, сообщает подробности нового приговора интернет-портал Гостелерадио Эстонии (ERR).

А что Вы думаете по поводу такой практики, позволяющей педофилам выходить на свободу досрочно? Какие законы нужны государству, чтобы оградить детей от педофилов? Своим мнением с корреспондентом Baltnews Эстония поделился общественный деятель Владислав Пяллинг:

— Полагаю, что суд, вынося решение по делу Яануса Конса, руководствовался нормами действующего законодательства и опирался на судебную практику. Уверен, что с точки зрения закона к такому решению претензий быть не может. Если же они имели место, то у прокуратуры имелась возможность подачи апелляции в вышестоящую судебную инстанцию. Таким образом, можно в чём-то быть недовольным решением суда на основании частностей, но не основании общей практики и действующего закона. Полагаю, здесь скорее вопрос того насколько жёстко к подобным вещам относится уголовное законодательство в целом. А это уже сфера ответственности наших парламентариев.

С моей точки зрения, сегодня обществом и, как следствие, его представителями в парламенте не до конца оценена вся опасность педофилии. В первую очередь нужно понимать простую вещь — педофилия разрастается как снежный ком. Жертвы педофилов, как говорят психологи, имеют относительно высокие шансы стать педофилами. Слава Богу, что это происходит не всегда, но такая вероятность существует. Так, согласно данным исследований, проведенного в больнице Great Osmond Street, по крайней мере каждый восьмой мальчик, ставший жертвой сексуального домогательства, превращается в педофила, когда становится взрослым. И поэтому в какой-то момент общество может стать настоящим рассадником педофилов.

14 июня 2017 газета Postimees опубликовала статью «В Эстонии под стражей находится рекордное число педофилов». В ней старший прокурор по делам несовершеннолетних Пыхьяской окружной прокуратуры Андра Сильд сообщает, что под стражей в нынешнем году оказалось рекордное число педофилов — сразу 13 человек. Тот же Postimees от 26 сентября 2017 года сообщает, что в Эстонии проживает более тысячи педофилов. И надо понимать, что само себе число педофилов, вероятно, намного больше. В среднем же статистика сообщает, что каждый год в Эстонии фиксируется не менее 150 случаев сексуального насилия над детьми. То есть почти каждые два дня — один случай. И это те, которые фиксируются. А ведь известно, что часто жертвы педофилов предпочитают молчать.

Кстати, во время моего пребывания в тюрьме один из заключённых со стажем сетовал, что сегодня к педофилам стали относиться очень мягко. Не берусь оценивать насколько приведённая им цифра точна, но он заявил, что в Эстонии проживают как минимум около 16000 педофилов. Большинство не совершает активных действий, но они имеют возможность смотреть, наблюдать за детьми, и в любой момент могут сорваться.

Считаю, что борьба с педофилией должна вестись как на медицинском, психиатрическом уровне, так и в рамках уголовного наказания. Но в первую очередь нужно убедиться, что те, кто принимают законы — сами не подвержены этой напасти. Я ничего не утверждаю, но тот факт, что советник не кого-нибудь, а канцлера права оказался педофилом — наводит на очень и очень грустные размышления. Есть ли ещё педофилы во власти? Если да, то сколько. Это вопросы, ответы на которые, выраженные в конкретных цифрах, мы вряд ли когда-нибудь получим. Очевидно одно, относительно мягкие наказания за сексуальные преступления по отношению к детям, вероятно, получили законный статус не на ровном месте.

Также по теме:

Евгений Вайсбейн: для защиты от педофилов Эстонии нужен свой «Тесак»

Екатерина Валге: насильникам нельзя выходить на свободу, так же как и убийцам

Екатерина Тамьяр-Анискевич: к тварям, насилующим детей, должно применяться самое суровое наказание

Загрузка...