tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Анна Микконен: нерадивость социальных работников становится причиной различных бед

Отношение работников по защите прав детей к своим обязанностям оставляет в Эстонии желать лучшего, считает управляющая реабилитационным центром Lootus Õnnele Анна Микконен.

25 февраля эстонские СМИ рассказали о девочке, которая находится в вегетативном состоянии и проживает сейчас в Таллинском детском доме. Ребёнок ничего не видит и не слышит. Работники учреждения говорят, что шансов на удочерение у неё нет. Ребенок появился на свет в 2015 году в семье, где в возрасте 4 месяца она подверглась избиению отцом. Мать по какой-то причине сразу не обратилась к доктору, а когда позже пришла с девочкой на приём к специалисту, то выяснилось, что у ребенка имеется черепно-мозговая травма. Врачи констатировали, что мозг к тому моменту по сути уже умер. В итоге, родители девочки были приговорены судом к лишению свободы, а сама она помещена в детский дом.

Известно также, что во время беременности мать была настроена отказаться от ребенка, но после его рождения социальный работник в больнице уговорил её оставить девочку в семье.

Как Вы считаете, есть ли в этой трагедии вина и работника соцслужбы? Своим мнением с корреспондентом Baltnews Эстония поделилась управляющая реабилитационным центром Lootus Õnnele и победительница конкурса «Миссис Эстония-2017» по итогам зрительского голосования Анна Микконен:

— Скажу, что я была в шоке от прочитанного. Не могу сейчас однозначно судить, какова в этой трагедии часть вина социальной службы, но сталкиваясь по работе с разными случаями, могу утверждать, что, порой, работа детских инспекторов оставляет желать лучшего. Часто мнение о родителях у них субъективное — основывается на выводах из одноразовой беседы, а то и простой переписки по электронной почте. Учитывая то, что полномочия детских инспекторов огромные, уверена, что во многих случаях при большем их внимании к своим подопечным можно было бы избежать различных бед, и этой трагедии в частности.

Хочу ещё отметить, что многие семьи, которые по разным причинам не могут родить сами, ждут возможности усыновления годами. А в данном случае, когда мать изначально хотела отказаться от девочки, инспектор по защите прав ребёнка просто обязан был поставить эту семью на контроль и появляться с домашним визитом хотя бы раз в месяц. Тем более, что это практикуется с семьями усыновителей. 

Конечно, вина родителей тут чудовищная! Ведь если они не могли справляться с воспитанием малышки, нужно было тут же писать отказ!

Подытожу свою мысль: виноваты все — и родители, и социальные службы. Надеюсь, что этот случай как-то повлияет на отношение работников по защите прав детей к своим обязанностям, и они будут более внимательно относится к каждому нуждающемуся в помощи ребёнку.

Загрузка...

Сюжеты